Доступность ссылки

Крым – Украина: исторические параллели


Специально для Крым.Реалии

В послевоенные годы, вплоть до перестройки, население УССР воспитывалось на идеологемах непримиримой вражды и разновекторности исторических судеб украинцев и крымских татар. Мол, Крымское ханство всегда творило зло казакам и посполитым, а если татары и выступали в союзе с Богданом Хмельницким, то непременно предавали. Поэтому завоевание российскими войсками при поддержке украинских казаков Крымского полуострова стало большим благом для «братских народов» – русских («старшие братья») и украинцев («младшие братья»). Эти идеологемы советской системы образования и книгоиздания настойчиво вдалбливались в головы десятков миллионов людей, тем самым превращая их в пленников одного из тоталитарных «мифов ХХ века». Этот миф жив и сейчас, хотя, конечно, он потерял свою силу и всеохватность.

Да, в отношениях украинцев и крымцев в прошлые века было немало проблем – но между какими народами такие проблемы не возникали в те жестокие, далеко не райские времена? Однако было и много общего в судьбах двух народов, прежде всего то, что ни украинцы, ни крымские татары никогда не претендовали на имперскую роль, стремясь присоединить другие страны. Крымское ханство и Казацкое государство имели автономный статус в составе Османской и Российской империй, но постоянно стремились восстановить свой первоначальный независимый статус. Это иногда удавалось с помощью вооруженной силы, но на короткое время. При этом крымчане обычно помогали украинцам, а украинцы – крымцам. Не случайно в те времена в языке крымских татар появляется понятие «Kardaş Kazağı», то есть «казаки-побратимы», а среди казацкой старшины фигурирует немало фамилий крымскотатарского происхождения (Ахматов, Джеджалий, Джемелинский, Джулай, Толда, Шангирей, Шеремет).

Военные поражения и потери части своего суверенитета и Казацкой державы, и Крымского ханства становились фактом тогда, когда тем или иным внешним силам удавалось столкнуть украинцев и крымцев в конфликтах

Вообще, во времена казачества все победные битвы Богдана Хмельницкого, Ивана Выговского, Петра Дорошенко, Пилипа Орлика выиграны совместно украинско-татарским войском. В Конституции Пилипа Орлика 1710 года не случайно говорится о «законах близкого соседства, которые неразрывно вяжут и тесно объединяют долю казацкого народа с Крымским государством». И наоборот: военные поражения и потери части своего суверенитета и Казацкой державы, и Крымского ханства становились фактом тогда, когда тем или иным внешним силам удавалось столкнуть украинцев и крымцев в конфликтах.

А позже и украинская, и крымскотатарская государственность, хотя и в остаточных формах автономной Гетманщины и вассального Крымского ханства, были во второй половине XVIII века ликвидированы Российской империей практически одновременно, а земли обоих народов стали объектами колонизации и массового внедрения рабства, называемого в России «крепостничеством». Практически одновременно оба государства и возродились во время революции 1917 года – как Украинская Народная Республика и Крымская Народная Республика – и уничтожались в последующие годы и «белыми», и «красными» российскими империалистами. Затем синхронно, исходя из своих планов мировой революции, большевики начали проводить политику «коренизации», привлекая к этому и украинских и крымскотатарских национал-коммунистов (для которых на первом месте был не собственно коммунизм, а национальное возрождение и модернизация с целью равноправного вхождения во всемирную семью наций). Затем сначала крымскотатарское, а затем и украинское национально-культурное возрождение 1920-х были остановлены, а их лидеры и активисты – расстреляны. В 1944 году Сталин депортировал крымских татар. По компетентному свидетельству Никиты Хрущева, то же самое он намеревался сделать и с украинцами; помешала лишь неспособность НКВД вывезти за короткий срок в Сибирь более 30 миллионов человек.

Наконец, с 1960-х началось совместное участие в движении Сопротивления тоталитарной системе (вспомним лишь сотрудничество Петра Григоренко и Мустафы Джемилева); потом были и обретение независимости Украины в 1991 году (когда крымские татары практически как один голосовали за эту независимость), и поддержка борьбы против крымского сепаратизма и российской инвазии на полуострове крымцами.

Если бы Крым в 1954 году не был передан Украине (пусть тогда и советской), то возможности возвращения крымскотатарского народа на родину в конце 1980-х, скорее всего, не было бы

С другой стороны, если бы Крым в 1954 году не был передан Украине (пусть тогда и советской), если бы и далее остался областью в составе России, то возможности возвращения крымскотатарского народа на родину в конце 1980-х, скорее всего, не было бы. Или позволили бы вернуться нескольким десяткам тысяч тщательно «отфильтрованных» крымских татар, прервав и разрушив, таким образом, перспективы восстановления национальной жизни крымчан. Голодомор в Украине при президентстве Виктора Ющенко был признан на законодательном уровне геноцидом. Но депортация крымских татар тогда геноцидом так и не была признана. Несмотря на то, что она также подпадает под определение геноцида в международном праве. Более того: немецкие нацисты целенаправленно уничтожили примерно половину европейских евреев во время Второй мировой войны. Российские коммунисты не менее целенаправленно уничтожили почти половину крымских татар во время той же войны. Уничтожение евреев вполне справедливо признано на международном уровне геноцидом, нацизм так же справедливо осужден; но уничтожение крымских татар геноцидом не признано, осуждение коммунизма на международном уровне имеет вид скорее пожелания, а не юридической формулы, более того: до сих пор человек, последовательно выступающий против коммунистической идеологии, может получить в либеральных кругах Запада репутацию «реакционера». Абсурд или нечто гораздо более опасное под видом опасности возрождения тоталитаризма?

Понадобились Революция Достоинства и российское вторжение, чтобы в Украине официально был осужден коммунизм и приняты законы о декоммунизации

Понадобились Революция Достоинства и российское вторжение, чтобы в Украине официально был осужден коммунизм и приняты законы о декоммунизации. Уже в условиях российской оккупации полуострова Верховная Рада Украины, наконец-то, смогла своим постановлением от 12 ноября 2015 года признать депортацию крымских татар в 1944 году геноцидом и провозгласила 18 мая Днем памяти жертв геноцида крымскотатарского народа. Однако до сих пор не создана – хотя бы на законодательном уровне, пока продолжается оккупация Крыма – крымскотатарская автономия, причем на земле полуострова, хотя президент Украины Петр Порошенко наконец-то начал вести об этом речь, инициируя внесения соответствующих изменений в Конституцию Украины. Но хватит ли для этого депутатских голосов в Верховной Раде, где окопалась значительная «пятая колонна» и хватает «болота»? Между тем крымские татары исторически являются государственной нацией на территории Крыма. Игнорировать этот факт и отрицать политические права крымскотатарского народа можно и дальше, но не будет ли это разновидностью великодержавного шовинизма, пусть и в якобы украинских одеждах? Тем более, что государственные стремления крымскотатарского народа не идут за пределы создания автономной республики в составе Украины.

Крым – альфа и омега всего национального бытия крымцев. Без Крыма весь их этнокультурный космос распадается

В последнее время звучат предложения о том, чтобы создать временно, до освобождения Крыма, крымскотатарскую автономию на территории Херсонской области. Является ли эта идея верной? Нет. Крым и только Крым занимает особое место в ментальности крымских татар. Крым – альфа и омега всего национального бытия крымцев. Без Крыма весь их этнокультурный космос распадается. Скажем, в Турции живут несколько миллионов людей с крымскотатарскими корнями. Но судьба оторвала их предков от Крыма, и подавляющее большинство их потомков ассимилировались в родственном этническом массиве.

Если создать временную крымскотатарскую автономию в Херсонской области, это может иметь неблагоприятные последствия для татарского населения на полуострове. Ведь оккупационные структуры по этому поводу способны усилить давление на крымских татар под лозунгом: «Вы там, на севере имеете свою автономию, вот и направляйтесь туда». Учитывая нынешнюю специфику и московской, и крымской верхушки, у них может появиться соблазн повторить депортацию 1944 года, хотя и скрыто и под как бы приличным предлогом. Эта идея очень рискованна и опасна еще и потому, что разве на Херсонщине есть пустые, незаселенные украинцами и пригодные для нормальной жизни территории?

Известный киевский философ Мирослав Попович еще 15 лет назад отметил: «Крымскотатарская нация является естественным союзником этнических и политических украинцев. Это – опора Киева в Крыму. Но и политика Украинского государства здесь должна быть разумной». К сожалению, умной эту политику во времена правления Кравчука, Кучмы и Ющенко (о Януковиче промолчим...) назвать вряд ли можно. И даже после Революции Достоинства были осуществлены лишь некоторые шаги в правильном направлении. А Россия тем временем усиливает давление на крымских татар, откровенно пытаясь от них избавиться – частично с помощью ассимиляции, частично – вытеснения за пределы полуострова. В этом Путин продолжает линию Екатерины ІІ, Николая І, Александра II и Иосифа Сталина, которые мечтали об «этнически чистом» российском Крыме. Им наконец-то удалось уничтожить этнокультурное разнообразие полуострова (где потомки крымских готов, где местные армяне, греки и болгары, где караимы?). С тройным энтузиазмом оккупанты сегодня нивелируют в Крыму все нероссийсое (включая украинское и крымскотатарское); только российско-имперское, и ничего более!

Против крымцев оккупационная власть использует стратегию выдавливания путем создания невыносимых условий существования

Таким образом, весной 2014-го, после новой российской оккупации полуострова, крымскотатарская нация вступила в еще один трагический период своей истории – и опять-таки, речь идет об общей исторической судьбе украинцев и крымцев. Постоянные запугивания, обыски, аресты, жертвой которых может стать любой в силу своего национального происхождения, очень напоминают то, что уже было в Крыму – и в XVIII, и в XIX веках. Против крымцев оккупационная власть использует стратегию выдавливания путем создания невыносимых условий существования.

В начале оккупации полуострова Кремль хотел подкупить крымскотатарских лидеров, много чего обещая, но нашлась только кучка «квислингов» (так как народ за два с половиной века хорошо изучил, чего стоят эти обещания). Поэтому оккупационная власть перешла к методам выборочного террора против крымцев. Дадут ли они желаемый Кремлю результат? Это зависит от принципиальной политики противодействия со стороны украинских властей и международного сообщества; иначе нельзя исключать повторения геноцида 1944 года, поскольку преувеличивать уровень цивилизованности действующей российской власти отнюдь не приходится. А достигнув желаемого в Крыму, Кремль пойдет с этого плацдарма на материковую Украину...

Сергей Грабовский, кандидат философских наук, член Ассоциации украинских писателей

Впервые этот текст был опубликован на сайте Крым.Реалии в июле 2016 года.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG