Доступность ссылки

Дело о клевете против ялтинской активистки Пападопулу: «Удобный инструмент давления»


Обыск в Крыму, иллюстрационный коллаж

Российские силовики ночью 5 августа задержали ялтинскую активистку Людвику Пападопулу на административной границе между Крымом и материковой частью Украины – якобы она находилась в розыске. Уже 6 августа подконтрольный России Киевский райсуд Симферополя вынес решение с ограничительными мерами в отношении активистки.

Пападопулу запрещено выходить из квартиры с 20:00 до 8:00, общаться по телефону и выходить в интернет, а также контактировать со свидетелями и потерпевшими по уголовному делу о клевете, по которому она проходит обвиняемой (статья 128.1 часть 2 Уголовного кодекса России). В феврале 2021 года российские силовики провели у активистки обыск, однако тогда она проходила в деле как свидетельница. Сама Пападопулу назвала повод для обыска «надуманным». В основу этого уголовного дела лег пост в фейсбук-группе «Доска позора чиновников Крыма» за 2019 год, где речь шла о предполагаемой причастности к захвату санатория «Парус» главы российского судебного департамента Крыма Керима Акуева. О том, почему преследуют ялтинскую активистку, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Российский адвокат Алексей Ладин, который защищает активистку, рассказал Крым.Реалии, что Людвика Пападопулу отрицает авторство поста, за который ее обвиняют в клевете.

Статья о клевете уже стала рычагом давления на блогеров и журналистов, чтобы таким образом затыкать им рот
Алексей Ладин

– Позиция защиты в том, что Людвика Пападопулу никакого отношения к этой публикации не имеет. Кроме того, данный пост был сформирован на основании статей федеральных СМИ, и это само по себе не может быть клеветой. Клевета – заведомо ложная информация о ком-либо, а эта информация требует проверки со стороны правоохранительных органов. Если она подтвердится, необходимо открывать уголовное дело на фигурантов. Так или иначе, Людвика Пападопулу не писала этот пост, но даже если бы она это сделала, в ее действиях отсутствовал бы состав преступления. Вообще, статья о клевете уже стала рычагом давления на блогеров и журналистов, чтобы таким образом затыкать им рот. Деятельность Людвики Пападопулу невыгодна неким лицам во власти, и именно с этим связано ее преследование.

Алексей Ладин
Алексей Ладин

Алексей Ладин также сообщил, что собирается ходатайствовать о прекращении уголовного дела.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.

В феврале 2021 года российские силовики также попытались провести обыск в Москве по месту регистрации общественного активиста Владимира Гарначука, который администрировал популярную в Фейсбуке группу «Доска позора чиновников Крыма». Тогда он так отреагировал на следственные действия в эфире Радио Крым.Реалии:

«Все это – по посту какого-то аккаунта в Фейсбуке, причем у них нет никаких сведений о том, кто когда и откуда его публиковал. Я бы сказал, что это гестапо нашего времени: вместо того чтобы бороться с реальной преступностью, они начинают затыкать рот несогласным. Следователь сказал мне, что его главной целью на допросе было добиться от меня признания авторства этого поста, и того, что группа «Доска позора чиновников Крыма» управляется от имени того аккаунта по имени Владимир Гарначук. Вообще-то эту группу основал Александр Громов, а я всего лишь один из ее администраторов – и не более того. На мой взгляд, Сергей Аксенов создал систему подавления оппозиции и критики в свой адрес. Он уже не первый раз пытается провести обыски и допросить меня – такое уже было в 2019 году. Я расцениваю это как акцию устрашения и унижения – террор чистой воды».

Владимир Гарначук
Владимир Гарначук

Журналисты Крым.Реалии обратились в российское управление судебного департамента Крыма с просьбой прокомментировать, обращался ли Керим Акуев в правоохранительные органы с претензиями к Пападопулу и Гарначуку, однако на момент публикации этого материала не получили ответ. Еще в феврале журналисты российской «Новой газеты» пообщались с бывшим директором управляющей компании санатория «Парус» Светланой Назарычевой, которая по предположению сайта Ura.ru, на который ссылался автор того поста, могла «содействовать захвату здравницы». Она заявила, что ничего не знает про уголовное дело о клевете и обыски в квартирах активистов и что «санаторий «Парус» был передан от прокуратуры Республики Крым в управление судебного департамента Республики Крым, во главе которого был Акуев», подчеркнув, что никакого захвата не было. Редакция «Новой газеты» также попыталась получить комментарий самого Керима Акуева, но безуспешно.

Активист из Крыма Сергей Акимов полагает, что прецедент с Людвикой Пападопулу говорит о страхе российских властей перед осенними выборами в Госдуму.

Давление в Крыму будет усиливаться, мы все под колпаком
Сергей Акимов

– Мы общались с Людвикой в интернете, она занималась тем, что в нормальных странах называется критикой власти. Но у нас, как только это касается чиновников, сразу обвиняют в клевете, экстремизме и так далее. Чем ближе выборы, тем больше давления со стороны силовиков, ведь этим людям нужно удержаться у власти. Сейчас чиновники боятся, что информация об их действиях выйдет за пределы Крыма. Причем всеми этими делами занимаются в основном бывшие сотрудники украинских спецслужб – СБУ и все остальные. Давление в Крыму будет усиливаться, мы все под колпаком. Общественники, которые два-три года назад критиковали власть, начали уходить от этой темы, потому что боятся. Надо быть осторожнее, не давать зацепки, хотя, судя по тому, что сейчас творится, уже нет смысла особо осторожничать.

Сергей Акимов
Сергей Акимов

Между тем директор российского Центра защиты прав СМИ Галина Арапова указывает на то, что обвинения в клевете некогда были декриминализированы и до последнего времени использовались в российской судебной практике относительно нечасто.

Если вы пишете о том, что все чиновники коррумпированные, этого достаточно для возбуждения дела о клевете
Галина Арапова

– Эта статья была административной, потом, в июне 2019 года, вернулась в Уголовный кодекс, но дел было мало – всего 700 в год на всю Россию. Единицы из них касались журналистов и блогеров, в основном это были склоки между соседями. Было много гражданских исков о защите чести и достоинства – примерно 4-4,5 тысячи в год, и 30-40% из них – к СМИ и журналистам. В декабре прошлого года статью о клевете ужесточили, размыли рамку, и теперь ее можно использовать в отношении информации про неопределенный круг лиц. Словом, если вы пишете о том, что все чиновники коррумпированные, этого достаточно для возбуждения дела о клевете. Мы ожидаем, что эту статью будут применять все чаще. Обычно следствие заказывает лингвистическую экспертизу у окологосударственных экспертов, которые, как правило, пишут то, что от них ожидается. Это очень удобный инструмент для давления.

Галина Арапова
Галина Арапова

Галина Арапова подчеркивает, что криминализация статьи о клевете позволяет российским силовикам проводить обыски, выемку оборудования, допросы и другие следственные действия – это и выступает в качестве средств давления.

Необходимо взвесить свои слова и максимально подстраховаться
Галина Арапова

– Чтобы не подставляться со своими постами в соцсетях, можно посмотреть рекомендации медиа-юристов, в частности, на нашем сайте. Есть разъяснения относительно клеветы: какие формулировки будут проблемными, как формулировать мнение, чтобы вам не выдвинули претензии. Если у вас нет доказательств какого-то факта, надо представлять это как оценочное суждение или стараться не указывать пальцем на конкретного человека. То есть необходимо взвесить свои слова и максимально подстраховаться.

В свою очередь, крымский политолог Евгения Горюнова, которая живет и работает на материковой части Украины, считает, что именно крымские активисты становятся легкими мишенями для уголовного преследования со стороны российских силовиков.

Главное – чтобы активисты не могли писать правду о происходящем в Крыму
Евгения Горюнова

– Самая проблемная тема сегодня в Крыму, помимо цен и зарплат, это, конечно, вопросы, связанные с землей. На полуострове захватывают участки, активно застраивают побережье, воздвигают заборы и так далее. Властям очень не нравится, что люди об этом говорят – тем более они помнят, что при Украине такого не было – и поэтому активистам, которые пытаются осветить подобные проблемы, по возможности стремятся закрыть рты. Это может быть и запугивание, и уголовные дела, и обыски, и запрет выходить в интернет, и так далее. Главное – чтобы активисты не могли писать правду о происходящем в Крыму. Особенность полуострова в том, что годы украинской независимости и свободы сделали свое дело, и люди все равно говорят то, что думают, и не сдерживают себя. Получается, именно здесь применять подобные статьи о клевете российской власти намного легче.

Евгения Горюнова
Евгения Горюнова

Правонарушение согласно части второй статьи 128.1 Уголовного кодекса России наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до 240 часов, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до двух месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG