Доступность ссылки

Крымская неделя: за украинским паспортом и в обход санкций


Какими были главные события уходящей недели? Что больше всего потрясло жителей Крыма? Радио Крым.Реалии выделило несколько резонансных тем в информационном поле полуострова.

Херсонский городской суд отправил под домашний арест члена партии «Единая Россия»​ из Севастополя Игоря Кучерявого. О задержании политика на административной границе с аннексированным Крымом стало известно в начале декабря. По данным СБУ, Кучерявый направлялся на материковую часть Украины за биометрическим паспортом для поездок за границу.

Задержанному вменяют «посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины». Как утверждают в СБУ, Кучерявый «активно способствовал российской оккупации Крымского полуострова». Сам он причину поездки на материковую часть Украины и суть обвинений не комментировал, а заседание по избранию меры пресечения по ходатайству защиты проходило в закрытом режиме. Адвокат Игорь Мокин заявил, что и его подзащитному, и ему самому поступают угрозы от неизвестных, но от дальнейших комментариев отказался.

Вот как сам Игорь Кучерявый рассказывал о себе весной этого года в рамках предварительного голосования за кандидатов от партии «Единая Россия» в преддверии российских выборов в местные советы (их не признает Украина, Евросоюз, США и ряд других стран):

«Мне 40 лет, женат, воспитываю троих сыновей. Родился и постоянно проживаю в городе-герое Севастополе. В семье моряков трудовую деятельность начинал матросом, окончил «мореходку», семь лет был помощником капитана. С 2013 года являюсь руководителем морского агентства «Лора», которое занимается трудоустройством моряков. В 2014 году, во время событий «русской весны» вступил в группу «Автоканал Севастополя», которая обеспечивала безопасность города, за что был отмечен медалью от Министерства обороны Российской Федерации. Также в 2014 году вступил в партию «Единая Россия» и позже был избран секретарем первичного отделения партии №60. На сегодняшний день являюсь членом регионального политсовета, а также координатором проекта «Безопасные дороги».

Начальник управления Прокуратуры Автономной Республики Крым Евгений Комаровский рассказал Крым.Реалии, в каких действиях севастопольского политика следователи видят правонарушения.

Кучерявый обеспечивал блокпосты так называемой самообороны продуктами питания
Евгений Комаровский

– В целом он разделял пророссийские, антиукраинские взгляды, был сторонником проведения незаконного референдума о «вхождении Крыма в состав Российской Федерации». Что до незаконной деятельности, Кучерявый вступил в состав незаконной, незарегистрированной общественной организации «Автоканал Севастополя», в задачи которой входило наблюдение за городом, за проукраински настроенными гражданами, украинскими военнослужащими. Они передавали информацию по радио другим участникам организации, а также на территорию России. Эту информацию использовали для нейтрализации противодействия Украины попыткам оккупировать и аннексировать территорию Крыма. Кроме того, Кучерявый обеспечивал блокпосты так называемой самообороны продуктами питания. Эти блокпосты мешали передвижениям представителей украинской власти.

По данным Евгения Комаровского, во время проведения незаконного «референдума» 16 марта 2014 года Кучерявый лично патрулировал территорию Севастополя и избирательные участки.

Временно исполняющий обязанности российского губернатора Севастополя Михаил Развожаев так прокомментировал местным СМИ задержание Игоря Кучерявого:

«С человеческой точки зрения, для любого человека, который попадает в беду, мы обязаны сделать все, чтобы ему помочь с этой бедой справиться. Ну а с точки зрения цели (выезда Кучерявого из Крыма – КР), я пока что не получил подтверждения от наших правоохранительных органов. Но если та цель, которая была обозначена... Конечно, немножко цель печальна, потому как, все-таки, будучи гражданином России и членом «Единой России», получать документы другого государства, наверное, не очень корректно и этично».

Эксперт по вопросам безопасности, кандидат политических наук Олег Слободян считает прецедент Игоря Кучерявого доказательством преимуществ украинского заграничного паспорта перед российскими документами.

Это один из документов, которые дают довольно широкие возможности владельцу. Это более 130 стран для безвизового въезда, это легализация во всем мире
Олег Слободян

– Это означает, что риск быть задержанным для таких людей ничто, по сравнению с тем, чтобы получить больше возможностей с украинским паспортом. Действительно, на сегодня это один из документов, которые дают довольно широкие возможности владельцу. Это более 130 стран для безвизового въезда, это легализация во всем мире. Этого никоим образом не может предоставить паспорт, выданный в аннексированном Крыму, и даже российский паспорт сам по себе уступает украинскому. Люди, которые продали родину и заработали на этом, пытаются потратить средства эффективнее, а для этого им нужен украинский паспорт. Но при пересечении админграницы наши спецслужбы работают: такие задержания были и будут в дальнейшем.

ФЦП и Крым

Более 40 объектов российской «Федеральной целевой программы развития Крыма» (ФЦП) на полуострове нуждаются в перепроектировании. Об этом радио «Спутник в Крыму» рассказал подконтрольный России вице-премьер Крыма Евгений Кабанов. По его словам, многие подрядчики получили авансы за работу без банковских гарантий и похитили деньги.

Евгений Кабанов выразил надежду на то, что по этим фактам «в ближайшее время начнутся посадки». Российский вице-премьер Крыма также уточнил, что до конца 2019 года чиновники планируют ввести в строй 40 объектов. Изначально ФЦП для Крыма и Севастополя была рассчитана на период до 2020 года, планировалось выделить около 960 миллиардов рублей. В последнее время в правительстве России обсуждают продление программы до 2025 года с увеличением финансирования на 200 миллиардов рублей.

Экономический обозреватель, бывший президент Торгово-промышленной палаты Крыма Александр Басов рассказал Крым.Реалии, чем, по его мнению, обусловлены провалы в российской федеральной целевой программе на полуострове.

Сама российская система государственного управления и принятия решений очень коррумпирована
Александр Басов

– Прежде всего, это качество проектной документации, в соответствии с которой эти объекты должны были строиться. Она не выдерживает никакой критики – не только по этим 44 объектам, но и по многим другим. Буквально неделю назад исполняющий обязанности губернатора Севастополя Михаил Развожаев сказал, что больше половины объектов, которые реализуются, или к которым только приступают, можно выкинуть в мусорную корзину (это высказывание Развожаева цитировало «РИА Новости» 3 декабря – КР). Почему так происходит? По той простой причине, что сама российская система государственного управления и принятия решений очень коррумпирована. Все эти фирмы-однодневки, о которых говорил Кабанов, появились ведь не случайно. При том огромном количестве контролирующих органов и целой дирекции по ФЦП, десятки, если не сотни подрядчиков наносят большой ущерб.

Александр Басов убежден, что фирмы, которые впоследствии исчезли с деньгами, не могли принимать участие в тендерах без предварительного сговора.

Председатель Крымского антикоррупционного комитета Илья Большедворов полагает, что все эти трудности не помешают правительству России выделить дополнительные средства на крымскую ФЦП.

В итоге фирмы получили авансы по своим подрядам и растворились
Илья Большедворов

– Мне кажется, ничего не может этому угрожать, просто будут выделять деньги, потому что Крым надо развивать несмотря ни на что – поэтому Россия отрывает средства от других регионов. Печально тут то, каким образом эти деньги расходуются, почему они израсходованы, а результатов нет. Я считаю, что единственная проблема – коррупция. Подрядчики не соблюдают законодательство при реализации этих проектов: у нас есть 44-й федеральный закон, который местная власть в лице Сергея Аксенова критикует. Ему этот закон не нравится, потому что не позволяет выбрать подрядчиков, которых он считает надежными. Хотелось бы напомнить, что около 40 объектов – школы и детские сады – должны были быть закончены еще в 2017 году, а они как раз распределялись в ручном режиме, Сергей Аксенов лично подписывал решения. В итоге фирмы получили авансы по своим подрядам и растворились.

Илья Большедворов отмечает, что вместе с другими активистами писал по этим фактам заявления в российские правоохранительные органы в Крыму, но уголовные дела, насколько ему известно, так и не были заведены. Между тем, по данным подконтрольной России прокуратуры Крыма, в 2018 году в связи с выявлением финансовых злоупотреблений в ходе реализации ФЦП было возбуждено более 30 уголовных дел.

Директор центра политэкономических исследований российского Института нового общества Василий Колташов прогнозирует, что в случае выделения дополнительных 200 миллиардов рублей, Москва захочет лучше контролировать расходование средств.

– Финансирование, вполне возможно, и добавят, но вопрос в том, как программа будет реализовываться. Здесь надо понимать российское регулирование в Крыму. В 2014 году вся украинская бюрократия на полуострове была формально включена в российское государство, а потом выяснилось, что, кроме этого, ничего не делается. Потом начали пытаться не только направлять поток туристов, но и задействовать всех, кто есть, в этих программах развития Крыма, улучшения инфраструктуры. И тут начались все проблемы, с которыми, мне кажется, руководители Севастополя и Крыма не справились. В принципе, российское государство пытается решать этот вопрос, и не соглашается с текущим положением вещей – с коррупцией, чудовищно низкой эффективностью. Если сроки и продлят, то требования к подрядчикам и к контролирующим чиновникам будут значительно увеличены.

При этом Василий Колташов высказывает сомнения в том, что кто-то из российских руководителей Крыма понесет ответственность за срывы сроков этой программы.

Ранее в комментарии Радио Крым.Реалии директор Крымского экспертного центра Алексей Стародубов сказал, что до аннексии таких проблем со строительством важных объектов в Крыму не было.

– Если брать украинский опыт, я не помню такого, чтобы после выделения денег из государственного бюджета, например, в виде субвенций для реализации того или иного проекта, они бы использовались как-то неэффективно. Эти деньги никогда не возвращались назад в силу того, что их полноценно использовали в рамках целевого назначения, и все проекты реализовывались достаточно успешно. На территории оккупированного полуострова сейчас действует российское законодательство, и есть типичный российский подход по реализации государственных проектов. Это не только свойственно Крыму сейчас: можно посмотреть, каким образом появляются потемкинские деревни на Дальнем Востоке после очередного наводнения, когда туда выезжают правительственные комиссии и видят, что деньги выделены, а на самом деле дома не построены.

В обход санкций

Журналисты «Настоящего Времени» и проекта «Муниципальный сканер» исследовали бизнес в Крыму и обнаружили доказательства того, что более сотни компаний нарушают международные санкции. В расследовании журналистов фигурируют такие известные компании, как Lufthansa, депозитарный банк Bank of New York Mellon и другие.

Кроме того, в обходе санкционного режима были замечены бывший министр обороны Украины Павел Лебедев, украинские бизнесмены Ринат Ахметов и Дмитрий Фирташ, а также ряд российских бизнесменов, среди которых акционер российской «Новой газеты» Александр Лебедев.

Расследователь волонтерского антикоррупционного проекта «Муниципальный сканер» Михаил Маглов рассказал Крым.Реалии, какую именно западную бизнес-активность в Крыму «вскрыло» журналистское расследование.

Мы зафиксировали порядка ста европейских и несколько американских компаний, которые так или иначе продолжают свою деятельность на полуострове
Михаил Маглов

– Мы целенаправленно искали иностранные компании, которые засветили свое участие в российском коммерческом регистре. Мне сложно говорить о масштабах, потому что для исследования мы искали как раз те случаи, когда санкции нарушались. Сложно говорить о тех случаях, когда их не нарушали. В рамках исследования мы зафиксировали порядка ста европейских и несколько американских компаний, которые так или иначе продолжают свою деятельность на полуострове. Далее мы просто сравнивали их работу непосредственно с санкциями, законодательством западных стран в отношении коммерческой деятельности на полуострове. В подавляющем большинстве случаев речь идет о тех западных инвестициях или о том бизнесе, который работал в Крыму до аннексии и продолжил работать в условиях санкций. Я не могу сказать, что нам попались большие инвестиции или новый бизнес после аннексии.

Михаил Маглов отмечает, что европейские санкции – это рамочный документ, а для принятия конкретных мер должно включаться уже национальное законодательство.

Британский адвокат по санкционному праву Майя Лестер в эфире «Настоящего времени» заявила, что случаи нарушения санкций становятся предметом расследования только после добровольного признания в этом участников или же после сообщений банков о подозрительной активности:

«В Евросоюзе, в отличие от США, санкционное законодательство опирается на то, что люди сами будут соблюдать эти нормы. В некоторых странах существуют специальные ведомства, в обязанности которых входит расследование санкционных нарушений, и иногда они это делают. Опять же, официальные ведомства рассчитывают на то, что люди сами будут сообщать о возможных нарушениях. И если вы сами придете и скажете: «Есть вероятность, что мы нарушили санкции» – и ваша деятельность на самом деле подпадает под нарушение, то это будет смягчающим фактором, особенно когда дело будет касаться наказания. И это происходит. Теоретически европейские институты могут начать разбирательства в отношении стран Евросоюза, которые должны подчиняться европейским законам. Многие государства не слишком активны, когда речь идет о расследованиях потенциальных нарушений санкций».

Весной 2018 года российский глава Крыма Сергей Аксенов сообщил, что в аннексированном Крыму зарегистрированы около 3000 юридических лиц, учредителями которых выступают иностранные организации. Аксенов тогда подчеркнул, что у таких юридических лиц есть возможность работать на полуострове, не афишируя эту деятельность.

Начальник управления по вопросам Автономной Республики Крым и Севастополя Министерства временно оккупированных территорий Украины Сергей Мокренюк полагает, что санкции не имеют целью запретить любую работу зарубежных структур в аннексированном Крыму.

– Аксенов говорит о компаниях, которые не афишируют свою деятельность, и именно по этому можно понять, что санкции работают. На самом деле там работают сотни тысяч юридических и физических лиц, но логика санкций не в том, чтобы сделать так, чтобы там ничего не работало. Надо найти наиболее серьезных нарушителей и продемонстрировать санкционный режим, чтобы другие адекватные компании туда просто не заходили. Вот пример: в 2017 году Россия провела в Крыму международную научную конференцию «Херсонес Таврический», и там было более десятка ученых из разных стран. Мы их нашли, идентифицировали и внесли в украинский санкционный список указом президента. В 2019 году конференцию проводили вновь, но там не было ни одного иностранца, кроме россиян. Теоретически их могли не афишировать, но смысл научной деятельности – именно в публичном присутствии.

Член Европейского парламента, вице-спикер литовского Сейма Пятрас Ауштрявичюс указывает на то, что в некоторых европейских странах в целом развиты офшорные схемы.

Некоторые страны по-настоящему занимаются санкционной политикой, а некоторые смотрят на это сквозь пальцы
Пятрас Ауштрявичюс

– Cанкции должны выполняться и даже в некоторых случаях ужесточаться, особенно персональные. Этот вид работает по-настоящему, и его боятся те коррупционеры, политики, бизнесмены, которые повсюду пытаются избежать политики Евросоюза относительно Крыма. Сегодня сам режим санкций в Евросоюзе – не четко определенный инструмент, который хорошо контролируется. Решения принимаются на европейском уровне, но воплощение санкций происходит на уровне стран: это принадлежит к компетенции Министерства иностранных дел или Министерства юстиции. Здесь огромное окно для различных обходов. Некоторые страны по-настоящему занимаются санкционной политикой, применяя финансовые и юридические меры по компаниям и персоналиям, а некоторые смотрят на это сквозь пальцы. Есть страны, где офшорная политика вообще хорошо развита.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG