Доступность ссылки

Жены крымских политузников: история Мумине Салиевой


Мумине Салиева

Сегодня из-за приговоров подконтрольных России судов в Крыму без отцов остались больше сотни детей. Некоторые не увидят папу на линейке в школе, отец не придет на утренник, он не поддержит дочь в день свадьбы, баба (в переводе с крымскотатарского – папа – КР) не сможет обнять сына-победителя спортивных соревнований. Некоторые из этих детей не видели своих отцов с рождения. Их папы – заключенные, которых правозащитники считают политическими.

Мама объединяет семью, она заботится о детях за двоих, ведет хозяйство. А теперь мама – еще и борец.

Крым.Реалии публикуют истории жен фигурантов крымских политических дел. В этом выпуске речь пойдет о Мумине Салиевой.

«Не задержали, а похитили»

Один из голосов крымских татар в ОБСЕ – Мумине Салиева – правозащитница, координатор проекта «Крымское детство». Идея создать в Крыму проект для поддержки детей политузников пришла к ней в день задержания мужа.

«Когда за супругом закрылась дверь в день ареста, вы не поверите – именно в этот момент, глядя на своих детей, я поняла, что нужно что-то делать», – вспоминает Мумине.

В семье Салиевых четверо детей, их общий дом отец Сейран строил двенадцать лет. А заканчивали его уже при поддержке крымскотатарской общественности – Сейран в тот момент был в заключении.

Семья Сейрана Салиева
Семья Сейрана Салиева

Сейрана Салиева обвинили в причастности к исламской организации «Хизб ут-Тахрир». В России она запрещена и признана террористической, в Украине – действует легально.

Сейрану 34 года, он работал экскурсоводом, был активистом общественного объединения «Крымская солидарность».

«Непрестижно будет говорить, что «мой папа в ФСБ работает». Дети скоро со стыдом будут говорить об этом, потому что это на самом деле позорная профессия», – говорила Мумине сразу после задержания мужа в 2017 году.

Сейран Салиев (п) с адвокатом Эмилем Курбединовым (л)
Сейран Салиев (п) с адвокатом Эмилем Курбединовым (л)

Она – экономист с высшим образованием, работает и учится в аспирантуре, пишет диссертацию. С детьми помогают мать мужа и старший сын Салих.

«Когда надо куда-то отъехать, он смотрит и памперс может переодеть, и смесь может сделать. Я абсолютно спокойна, я знаю, что ему можно доверить. Такая особенность – он не садится за стол, пока я не поела. Только когда он увидит, что моя тарелка пуста – садится за стол и ест сам. Эта особенность у мужа была и вот он такой же», – рассказывает мама Салиха.

В мае Мумине задержали в Бахчисарае. Ей не дали никому позвонить и отвезли в Центр по противодействию экстремизму.

Жизнь без отцов. Как проходит «крымское детство»? (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:44 0:00

«Я задала риторический вопрос: почему мне не принесли повестку домой и не вручили ее цивильно? Где тут крайняя мера, которая требовала именно вот такого формата задержания? Не задержали, а похитили в какой-то степени», – говорит Мумине.

Женщину обвинили в демонстрации символики запрещенной организации. На ее странице в Facebook российские силовики якобы нашли запись за 2013 год с символикой, которую Россия считает относящейся к «​Хизб ут-Тахрир»​. Мумине признали виновной и присудили ей штраф в тысячу рублей (около 16 долларов), но она не собирается прекращать активистскую деятельность.

«Это заложено в нашей ментальности. Крымские татары – это борцы, и если они еще воспитаны в таких семьях, где это передано с молоком матери, это вдвойне такая некая пассионарность», – считает активистка.

Мумине Салиева
Мумине Салиева

В тот же день задержали и еще одну активистку «Крымской солидарности» – Лутфие Зудиеву. Неравнодушные крымчане собрали и погасили суммы штрафов и для Мумине, и для Лутфие монетами. В свою очередь, Мумине надеется, что к крымскому активизму примкнет еще больше женщин.

Продолжение следует...

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG