Доступность ссылки

Крымское информационное гетто


Обыск в доме крымскотатарского активиста Марлена Мустафаева. Симферополь, 4 сентября 2018 года

Уходящий год был очень насыщенным по количеству разного рода инструментов, которыми оккупанты пытались запугать всех несогласных, развалить формирующиеся общественные инициативы, «запаковать» или хотя бы заставить замолчать всех, кто осмелился демонстрировать общественную активность.

В числе первых по количеству прессинга на душу населения, вот уже пять лет в Крыму остается сфера свободы слова. Насколько сложным оказался этот год для фрилансеров, стримеров, блогеров, гражданских журналистов и простых крымчан, которые демонстрирует свободу своего мнения, в данном материале.

Свой канал? В тюрьму!

За информационную активность за 2018 год в Крыму было возбуждено по меньшей мере шесть уголовных дел. Все началось в январе с обыска у Исмаила Рамазанова, которого обвинили в том, что он, используя программу «рация Zello» общался на своем канале и высказал какие-то мысли, которые были расценены как «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц». Несколько фраз стали основанием для того, чтобы на полгода Рамазанов оказался в тюрьме. Сегодня его уголовное дело не окончено, следствие снова назначило лингвистическую экспертизу.

Исмаил Рамазанов в суде, февраль 2018 года
Исмаил Рамазанов в суде, февраль 2018 года

В марте был арестован Нариман Мемедеминов – один из наиболее активных гражданских журналистов движения «Крымская солидарность»

За ролики на своем канале в Youtube в марте был арестован Нариман Мемедеминов, который являлся одним из наиболее активных гражданских журналистов движения «Крымская солидарность». Его обвиняют в пропаганде терроризма, он уже девять месяцев находится в СИЗО, при этом суды рассматривают продление меры пресечения для него в закрытом режиме. Люди, которые все равно собираются каждый раз под судом, говорят, что видеоролики тут не при чем – «Крымская солидарность» сильна стримами с мест событий, большим количеством гражданских журналистов. И арест Мемедеминова – просто поптыка ослабить этот компонент.

Нариман Мемедеминов
Нариман Мемедеминов

Репост? Уголовное дело!

Так ли это на самом деле, пока не ясно, но к данной общественной инициативе крымские правоохранители явно испытывают повышенное внимание – помимо Мемедеминова, еще два активных участника «Солидарности» стали фигурантами уголовных дел – Гульсум Алиева за репост некой цитаты в «Фейсбуке» и Марлен Мустафаев за публикацию видео в одной из социальных сетей.

Гульсум Алиева
Гульсум Алиева

Марлен Мустафаев
Марлен Мустафаев

Аналогичным образом, за размещение трех публикаций в российской социальной сети «ВКонтакте», датированных 2014 и 2015 годами, было возбуждено дело в отношении жительницы Ялты Элины Мамедовой. Ее обвинили в том, что она возбуждает ненависть к русским, в то время как гражданский муж крымчанки оказался русским, а сама она в тот же период в других социальных сетях призывала к миру и межнациональному согласию.

Элина Мамедова
Элина Мамедова

Использование российских социальных сетей привело к очень негативным последствиям левого активиста из Евпатории Евгения Каракашева. За видео с последним обращением приморских партизан, а также ряд других высказываний в адрес правоохранительных органов, Каракашев получил обвинение не только в экстремизме, но и куда более серьезную статью о публичных призывах к терроризму. Примечательно, что возбуждение дела совпало с активной фазой президентской предвыборной кампании.

Евгений Каракашев в момент задержания, январь 2018 года
Евгений Каракашев в момент задержания, январь 2018 года

По-любому, виновен!

В 2018 году в суде были рассмотрены девять уголовных дел о репостах, роликах и комментариях, возбужденные в 2016-2017 годах

Помимо свежих уголовных дел, в уходящем году в суде были рассмотрены девять уголовных дел о репостах, роликах и комментариях, которые были возбуждены в прошлом-позапрошлом годах. Признаны виновными и получили разные сроки условно за проукраинские высказывания Лариса Китайская, Сулейман Кадыров, Игорь Мовенко, дела которых освещали украинские СМИ, а также мало кому известные крымчане Виталий Кухаренко, Лиля Татарисова, Илья Стукало.

Сулейман Кадыров
Сулейман Кадыров

Узнали все прелести российской судебной системы и адепты “Русского мира” в Крыму. Олег Семенов и Дмитрий Джигалов из Судака уже признаны виновными «в оскорблении болгар», а севастопольскому коммунисту Валерию Большакову уже в новом году предстоит узнать вердикт суда за оскорбление «терского казачества», представителей которого он публично заподозрил в нетрадиционной сексуальной ориентации. Судя по тому, что фигуранты остальных восьми уголовных дел в сфере свободы слова признаны виновными, поводов для оптимизма у Большакова не много.

Валерий Большаков
Валерий Большаков

Отдельно стоит отметить приговор по делу так называемых «Алуштинских вымогателей». Редактор издания «Твоя газета» Алексей Назимов и депутат городского совета Павел Степанченко, тоже в свое время активно поддержавшие «Крымскую весну», получили реальные сроки заключения по обвинению в вымогательстве. Хотя в ходе судебного процесса всем наблюдающим стало очевидно, что имела место провокация местных правоохранителей, которые отрабатывали заказ власти – газета слишком рьяно критиковала местных чиновников за халатность и коррупцию.

Журналист Алексей Назимов и депутат горсовета Алушты Павел Степанченко в суде
Журналист Алексей Назимов и депутат горсовета Алушты Павел Степанченко в суде

Обыски, аресты, выдворение

Одними уголовными делами, впрочем, прессинг на свободу слова не ограничился. Так, в отношении газеты «Кримський терен», которую издает Украинский культурный центр, проводилась прокурорская проверка. И хотя ее результаты так и не стали известны, в дальнейшем у двух активистов этого центра Ольги Павленко и Галины Балабан прошли обыски, поставив под вопрос дальнейший выпуск издания.

Ольга Павленко
Ольга Павленко

Проводились обыски и среди активистов «Крымской солидарности», а у девяти человек, включая сразу трех членов семьи Куламетовых, эти мероприятия закончились административным преследованием – штрафами и арестами на десять-одиннадцать суток. Подверглись в феврале этого года аресту и два левых активиста – блогер Алексей Шестакович и Иван Марков. Причем Шестаковича после обыска сотрудники ФСБ жестоко пытали.

Алексей Шестакович в Железнодорожном районном суде Симферополя, 2016 год
Алексей Шестакович в Железнодорожном районном суде Симферополя, 2016 год

Новым трендом в давлении на свободу слова стало выдворение с территории Крыма

Новым трендом в давлении на свободу слова стало выдворение с территории Крыма. Ему подверглась гражданка Великобритании Маделайн Роуч, которая писала про карательную психиатрию и проблемы отсутствия метадоновой терапии на полуострове. Другие иностранные журналисты, в небольшом количестве посещавшие оккупированную территорию, хоть и смогли тут поработать, но часто сталкивались со слежкой и тщательным досмотром своих девайсов со стороны российских пограничников.

Маделайн Роуч
Маделайн Роуч

Тут же стоит отметить и десятилетний запрет на въезд в Россию для украинской журналистки Алены Савчук, о котором ей сообщили при попытке заехать в Крым.

Алена Савчук
Алена Савчук

Бей своих

Серьезным нападкам подверглись не только те, кто всегда входил в «группу риска», но и сторонники российской оккупации. В марте было совершено нападение на ялтинского журналиста Евгения Гайворонского, в августе на журналистку севастопольского издания «Примечания» Надежду Исаеву.

Евгений Гайворонский
Евгений Гайворонский

Другим методом усмирения пророссийски настроенных блогеров и активистов стали судебные иски о защите чести, достоинства и деловой репутации. Так, блогер Александр Талипов проиграл в суде иски вице-премьеру Дмитрию Полонскому и замминистра информации Максиму Балацкому.

Еще один российский активист Илья Большедворов судится с главой Республики Сергеем Аксеновым, а член «Крымской самообороны» Александр Юрьев – с новоназначенным вице-премьером Евгением Кабановым. Последний в своей тяжбе остался один – его соответчик, издание «Федерал-пресс» уже признало свою вину и подписало с Кабановым мировое соглашение.

Илья Большедворов
Илья Большедворов

Помимо судебных исков с предсказуемыми перспективами, эти и другие критически настроенные к местной власти блогеры, такие как Александр Горный подверглись информационным атакам от провластных коллег и обвинениям в том, что они работают по заказу иностранных спецслужб.

Александр Горный
Александр Горный

Отдельным эпизодом в этой сфере стоит отметить изъятие тиража газеты «Город 24» со статьей о доме в Коктебеле, который предположительно принадлежит гендиректору МИА «Россия сегодня» и телеведущему Дмитрию Киселеву. Главный редактор «Города 24» Елена Войтова отказалась выкупать тираж газеты, и «тогда Киселев заставил учредителя газеты Онищенко изъять тираж и уволить Войтову». А в электронной версии издания вместо публикации разместили блок рекламных объявлений.

Широкий ассортимент инструментов

Чтобы в полной мере ощутить атмосферу в информационном пространстве полуострова, ко всему выше перечисленному стоит добавить ограниченный доступ к официальным сведениям, негласную слежку со стороны сотрудников Центра по противодействию экстремизму, анонимные и открытые угрозы, частые запреты на фото и видеосъемку в судах по политически мотивированным делам.

А еще блокировка альтернативных источников информации. По меньшей мере 9 украинских телеканалов и 23 информационных интернет-ресурсов, включая Крым.Реалии, остаются полностью или частично заблокированными для свободного доступа к ним с компьютеров рядовых крымчан. Все это лишний раз доказывает, что в 2017 году Крым попал в десятку самых худших регионов по свободе слова. Уходящий год в этой ситуации, к сожалению, ничем кардинально не отличается.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG