Доступность ссылки

«Настоящие жертвы здесь – это местные сообщества»: что произошло на кыргызско-таджикской границе


Сгоревший дом в селе Максат Лейлекского района Кыргызстана после вооруженного конфликта на границе с Таджикистаном, 2 мая 2021 года

Эксперт по Центральной Азии, профессор Техасского университета (США) Эдвард Лемон ответил на вопросы Кыргызской редакции Азаттыка о причинах и уроках недавнего конфликта на кыргызско-таджикской границе, который унес жизни десятков человек.

Азаттык: Различные инциденты на границе Кыргызстана и Таджикистана происходили и до этого. Но почему в этот раз конфликт настолько обострился? Чем можно это объяснить?

Эдвард Лемон: Похоже, что это столкновение стало самым серьезным из всех. Как известно, на границе Кыргызстана и Таджикистана периодически возникали какие-то стычки: местные жители закидывали друг друга камнями, иногда доходило до того, что пограничники двух стран перестреливались. Конечно, на этот раз от обеих сторон поступают различные сведения о произошедшем. Но мы видим, что были применены минометы и другая тяжелая военная техника, в результате чего погибли мирные жители. Кризис обострился.

Конечно, корень этого кризиса упирается в ряд очень сложных вопросов. Границы не уточнены. Когда обе стороны начали решать вопросы границ, которые тянутся еще со времен распада СССР, мы увидели, что и там, и там распространялись различные слухи и пересуды. В Таджикистане появились разговоры о том, что «анклав Ворух будет передан в обмен на другой участок земли». И несколько недель назад, как известно, президент [Таджикистана Эмомали] Рахмон отправился в Ворух, чтобы развеять эти домыслы. Причиной последнего конфликта стало недопонимание, возникшее из-за водораспределительного узла. Но ситуация обострилась стремительно.

Карта населенных пунктов, где происходили события на границе Кыргызстана и Таджикистана 28-29 апреля 2021 года.
Карта населенных пунктов, где происходили события на границе Кыргызстана и Таджикистана 28-29 апреля 2021 года.

Таджикская сторона предоставляет мало информации. К примеру, до сих пор не известно число погибших или пострадавших граждан Таджикистана. Таджикская редакция Азаттыка - Радио Озоди пытается на основании самостоятельно собранных сведений уточнить их количество. Но исходя из имеющихся на руках доказательств, можно говорить, что «таджикская сторона ожидала, что произойдет обострение ситуации». Правда, сложно точно сказать, планировали они это или нет. Но известно, что недавно Рахмон посетил приграничную территорию. А Ятимов – председатель Госкомитета национальной безопасности Таджикистана, - в ведении которого находится Пограничная служба, побывал в этом регионе несколько раз.

Те источники в Таджикистане, с кем связывались журналисты, рассказали, что в стране на протяжении нескольких недель циркулировали слухи о предстоящем конфликте с Кыргызстаном. На основании других доказательств можно утверждать, что некоторые персоны, замешанные в этих столкновениях, оказались у кыргызской границы лишь недавно. А потому имеются достаточно весомые доказательства того, что «таджикская сторона, как минимум, ожидала обострение ситуации и, возможно, воспользовалась этим, проведя недавнюю операцию».

Аркадий Дубнов о конфликте на границе Кыргызстана и Таджикистана
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:05 0:00

Азаттык: Смена власти в какой-либо стране может способствовать решению затянувшихся вопросов с соседями. К примеру, смена власти в Узбекистане несколько лет назад позволила продвинуться в решении приграничных вопросов с Кыргызстаном. Почему новому руководству Кыргызстана и властям Таджикистана не удалось предотвратить обострение ситуации на границе?

Эдвард Лемон: Как вы сказали, президент Кыргызстана только приступил к работе. Садыр Жапаров в какой-то степени популист и известен своей националистской риторикой. Но подобная характеристика не относится к его последним действиям. Официально оба президента предпринимали усилия, чтобы не обострять ситуацию.

На мой взгляд, попытка определить точную дату решения приграничных вопросов стала причиной напряженности среди местного населения. Появились вопросы: каким будет результат, кто выиграет, кто проиграет? Я думаю, заявление о решении вопроса границ и попытки продвинуть переговоры форсировали эти события.

Как я уже сказал, у таджикской стороны не хватило воли предотвратить случившееся. Потому что для них в какой-то степени это было ожидаемое событие и, видимо, для служб безопасности даже чем-то запланированным с момента возобновления переговоров.

Азаттык: Сообщалось, что на кыргызско-таджикской границе наблюдается некая напряженность после заявлений некоторых представителей новой власти Кыргызстана, в частности главы ГКНБ Камчыбека Ташиева. На ваш взгляд, правительство Кыргызстана проявило достаточно внимания этому обострению ситуации? Предприняло ли попытки стабилизировать обстановку? Кроме того, были ли власти Таджикистана заинтересованы в решении разногласий мирным путем?

Эдвард Лемон: Камчыбек Ташиев, как мы знаем, в какой-то степени политик-провокатор. Если смотреть на прошлое, его можно охарактеризовать и как агрессивного человека. Как известно, он озвучивал провокационные вещи. Подобные заявления не способствуют решению вопросов.

В то же время глава Комитета безопасности Таджикистана Ятимов находится на этом посту уже довольно долгое время, более 10 лет. Это человек, у которого имеется своя роль в сценарии передачи власти в Таджикистане следующему преемнику.

Кто стал причиной последних событий, сказать трудно. Но неспособность двух вышеуказанных лиц найти общий язык по некоторым вопросам, можно сказать, в какой-то степени сыграла свою роль в обострении ситуации.

Таджикистан и Кыргызстан договорились о прекращении огня и отводе войск
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:58 0:00

Азаттык: Как известно, недавно президент Таджикистана Рахмон посетил анклав Ворух, а Камчыбек Ташиев предложил обменять этот анклав на другой участок земли. Какими вы видите пути мирного разрешения спорных вопросов по кыргызско-таджикской границе и поиска точек соприкосновения?

Эдвард Лемон: Это сложный вопрос. Напряжение на границе сохраняется уже долгие годы. Исследователи вроде Мадлина Ривза говорят, что усиление контроля безопасности на границе привело к обратным последствиям, и усугубило разногласия между людьми, которые в советское время жили бок о бок мирно. Вовлечение пограничников в трагические события последних дней также оказало свое дестабилизирующее влияние.

Вовлечение в переговоры по границам людей, к которым прислушивается местное население поможет вывести на первый план не риторику служб безопасности двух сторон, а нужды народа, и будет содействовать решению вопросов. К сожалению, вчерашние трагические события, особенно гибель 12-летней девочки с кыргызской стороны, стали причиной большой озлобленности. В социальных сетях таджикского сегмента тоже появилась риторика, направленная на национализм и конфронтацию.

Сказать, что будет дальше, сложно. Надеемся, что с отводом войск начнется мирный период. Но, конечно, напряженность останется. Раны быстро не заживают.

Столкновения между жителями сел Кок-Таш и Ходжа Ало на кыргызско-таджикской границе. 28 апреля 2021 года
Столкновения между жителями сел Кок-Таш и Ходжа Ало на кыргызско-таджикской границе. 28 апреля 2021 года

Азаттык: Приграничные конфликты сопровождаются или объясняются версиями о наркотрафике или предполагаемой роли каких-то сил. Президент Кыргызстана Садыр Жапаров в своем последнем заявлении также упомянул о неких «провокационных действиях». Учитывая ранее происходившие стычки на границах в регионе, вы думаете, замешаны другие силы в последних событиях?

Эдвард Лемон: Сейчас говорить об этом трудно. Как и прежде, недостаточно информации от таджикской стороны. Правительство Таджикистана придерживается жесткой позиции по ограничению независимых путей распространения информации. Журналистов задерживают, им не разрешили освещать события. А потому сложно получить у таджикской стороны информацию о том, что происходит. С кыргызской стороной, я думаю, произошло то же самое.

С обеих сторон распространялись различные слухи и противоречивая информация. Позже стало известно, что что-то из этого происходило в других странах, в другое время. А потому говорить на данном этапе, что были замешаны какие-то третьи или другие силы, криминальные группировки, пока сложно.

Учитывая наркотрафик и контрабанду, такое может быть. Но говорить точно пока рано. Возможно, мы и не узнаем ответ на этот вопрос.

Азаттык: Какими бы ни были причины и интересы, совершенно точно, что в последнем конфликте с обеих сторон погибли люди. Из-за случившегося страдают простые граждане. На ваш взгляд, какие уроки должны вынести из этих столкновений обе стороны?

Эдвард Лемон: Как вы сказали, настоящие жертвы здесь – это местные сообщества. Растет число погибших. Серьезен и масштаб переселения местных жителей, вынужденных покинуть свои дома. Из-за этих обстоятельств последний конфликт отличается от предыдущих. Мы видим, что и погибшие военнослужащие – это довольно молодые ребята. Они тоже не заслуживали того, чтобы расстаться с жизнью в этом столкновении.

Как и прежде, в региональных конфликтах больше всего страдают местные сообщества. Они заинтересованы в поиске путей мирного сосуществования, решения таких приграничных вопросов, как пользование водой и пастбищами. Как я уже упомянул, важно, чтобы они участвовали в уточнении границ и переговорах.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG