Доступность ссылки

«Никто нам не вернет украденные годы»: в Луганске вспоминают захват города «ополченцами» в 2014 году


Местные жители в квартале, расположенном вплотную к Луганской погранзаставе, 2 июня 2014 года. На лестнице дальше сидят члены вооруженных формирований

2 июня 2014 года многие луганчане считают «точкой невозврата»: в этот день гибридные формирования России штурмовали Луганский погранотряд. Среди горожан всю весну распространяли слухи о якобы едущем в город «Правом секторе» с Майдана – тот так и не прибыл, зато украинские военный части начали штурмовать вооруженные отряды, подконтрольные России. Ко второму июня все административные здания в городе уже были захвачены, и вокруг погранзаставы началась настоящая война с выстрелами и взрывами. Однако, в интерпретации пропагандистов 2 июня войну, наоборот, развязали​ «украинские каратели», нанеся авиаудар по зданию Областной госадминистрации.

Радио Донбасс.Реалии задало вопрос людям, живущим сейчас в Луганске, каким они помнят начало войны в городе? Как им кажется, влияют ли на их мировоззрение медиа России или Украины?

Валентина, пенсионерка: Неужели в Луганске не было милиции?

– Уже в мае повсюду по городу стояли вооруженные люди. В окнах государственных зданий были мешки с песком. На зданиях висели не украинские флаги. Вывозилась документация. Вопрос – почему был такой бардак? Да потому что всё было проплачено. Неужели в Луганске не было милиции? Почему тогда люди ходили с оружием? Откуда взялись эти казаки, причем сразу и везде? Еще тогда были отключены все украинские каналы на телевидении. Вместо них показывали аниукраинские ролики, пропаганда – жесточайшая. Людям попросту промывали мозги. А правду узнать было неоткуда. Поэтому такая поддержка России.

Пушки ставили возле жилых домов, хоть и знали, что ответка прилетит и что-то разрушит

Как я помню, «ополченцы» стреляли первыми. Причем, пушки ставили возле жилых домов, хоть и знали, что ответка прилетит и что-то разрушит. Помню, как хватали людей после комендантского часа и заставляли работать в «ополчении». Сейчас те, кто тут остался, живут на нищенскую российскую пенсию. А те, кто работает, в принудительном порядке, должны получить российский паспорт, иначе уволят.

Помню, как сбили самолёт (ИЛ-76 – ред.) Тихий ужас. Столько ребят погибло. У «ополченцев»-то командиры были из России. Надо сказать также, были ребята из России, которые не знали, куда их привезли.

Я считаю, России нужна наша территория, но не народ

Вот теперь что делать людям? Я считаю, России нужна наша территория, но не народ. На Донбассе много русских людей, но здесь ещё больше украинцев. Так же как в западной Украине много поляков. Но там почему-то все живут мирно. Мне кажется, изначально был план отсоединить Донбасс. Крым отдали без боя. Но там другая ситуация. Больше всего мне жалко людей и тех, кто там и тех, кто скитается по квартирам 8-й год. Сейчас конца войне не видно. Это теперь гражданская война…. Очень много убитых с двух сторон. А ведь Донбасс изначально хотел только экономической независимости, чтобы деньги не оседали в столице. Я считаю, надо дать автономию «республике» в Украине и прекратить воевать. Ведь очень много средств идёт на войну.

Кристина, работник культуры: мы все в анабиозном сне

– До сих пор помню события тех дней.

Мы понимали и видели, как работал отлаженный механизм захвата города

Осознала, что началось страшное, когда поздно вечером услышала автоматные очереди. Тогда на городке завода ОР захватывали военную часть. Было очень страшно, всю ночь рыдала, понимая, что жизнь теперь изменится, и это война. Все, что происходило в городе после этого, похоже на сон. Мы понимали и видели, как работал отлаженный механизм захвата города. Но до последнего верили, что всё скоро закончится. Во время обстрелов было особенно страшно, погибали люди, а сбитый самолет… Я слышала, как он взорвался! После этого мы на время выскочили из города и вернулись только в октябре. Вернулись жить дальше в свою квартиру, смириться было сложно с обстоятельствами. Мы понимаем, что ничего хорошего в оккупации не может быть, но живем дальше. А сколько нас таких! Даже многие соседи в доме, рьяно радующиеся русскому миру, сегодня хотят возврата Украины. Город жив, но он как в анабиозном сне.

Александр, работник сферы обслуживания: Россия нас защищает

Войну начал Киев. Дом мне разбомбила Украина

– А что тут вспоминать? Войну начал Киев. Дом мне разбомбила Украина. Кто же еще? Я помню, как они стояли в Георгевке и стреляли по Роскошному. И что, надо было мой дом бомбить? Залетел шальной снаряд. Как по мне, все очевидно – Россия нас защищает, а Украина стреляет. И те луганчане, которые уехали, то есть сбежали – изменники Родины. Но и хорошо. Ведь если ты не веришь в «ЛНР», тебе здесь делать нечего.

Владимир, врач: В Луганск перся «Правый сектор», но это все с телевизора

Да, теперь в кошельке русские деньги. Но как говорится ведь, деньги не пахнут

– Ну и вопросы у Вас… Тут ведь как – когда тебе рассказывают, что ты дурак, ты сам начинаешь в это верить. Пропаганда работает на все 100 процентов. Тут ведь как считают? Во всем виноват Майдан. В Луганск перся «Правый сектор», в Станице прямо эшелоны останавливали. Но Вы же понимаете, все с телевизора... Украина говорит, что Россия виновата. Россия – наоборот. Гонят друг друга и результата нет. У меня большинство друзей уехали… Я этого не понимаю. Я живу в своем доме – это главное. Да, теперь в кошельке русские деньги. Но как говорится ведь, деньги не пахнут. Лишь бы они были.

Екатерина, учительница: идейных я уже не вижу

Идеи русского мира многим оказались близки из-за низкого уровня образованности

– Я никогда не поддерживала эту «русскую весну» и не верила в агрессию Украины. Для большинства населения эти идеи русского мира оказались близки, думаю, из-за низкого уровня образованности. Промзона, работяги – тут всегда было не до развития интеллектуальных способностей. Сейчас самые упертые не верят уже ни в республику, ни в РФ. Идейных я уже не вижу. Основное настроение здесь – люди смирились с ситуацией. Печально все и пока не вижу выхода.

Виктор, пенсионер: страну пишу только с маленькой буквы

– Точка невозврата наступила, когда жгли коктейлями и били различными предметами ментов, вплоть до убийства. Когда боевики Парубия вели отстрел с гостиницы по «сотне» и ментам. И когда людей сожгли заживо в Доме профсоюзов в Киеве. Затем был Дом профсоюзов в Одессе, горотдел милиции в Мариуполе...Думаю этого достаточно, чтобы не любить «украину». Возможно, у вас возник вопрос, почему я пишу с маленькой буквы? Я эту страну с 2014 года пишу только с маленькой буквы.

Светлана, работница сферы образования: много чужих в городе

– Как можно забыть, что такое война? Помню, запах войны в городе витал долго. Моих коллег, студентов сгоняли на митинги на площадь возле драмтеатра. Стояли с флагами «Партии регионов», скандировали «Против фашизма!», а потом стало понятно, что местные олигархи-феодалы заранее готовились оторвать лакомый кусок Донбасса. Но они просчитались, обратившись к Путину за помощью. Этот президент-собиратель русских земель сам захватил Донбасс, ввел свои войска тайно, без опознавательных знаков. Техника, машины, появившиеся в городе после «референдума» – все говорило о захвате и оккупации Луганска. Появилось много чужих в городе, по речи можно было догадаться, что приехавший «быдляк» чувствует себя победителем после захвата СБУ.

Все, кто смотрел российские каналы, были зомбированы и обработаны путинскими пропагандистами. Захват воинских частей помню хорошо. Знаю, что во время захвата погранчасти многие жители, по словам знакомых, просто бежали из города, хотя были на стороне так называемых ополченцев.

Захват военной части в районе городка завода ОР длился с вечера и до утра. Было очень страшно – темное небо, красные движущиеся точки. Это летели патроны после автоматной очереди...

Потом был взрыв возле ОГА – очевидная провокация сепаратистов, которые неумело со сквера стреляли по самолету из ПЗРК. Всё больше событий твердили об оккупации города.

Как по мне, сбитый ИЛ 76 – точка невозврата. Мы живые свидетели этого страшного события, кульминации и нагнетания в городе вражды против Украины

Помню, на ж/д вокзале, провожая родственника, мы видели, как отжимали машины у таксистов и простых людей, так наступил момент беспредела... Как по мне, сбитый ИЛ 76 – точка невозврата. Мы живые свидетели этого страшного события, кульминации и нагнетания в городе вражды против Украины. Бегающие босиком, с похмелья, ополченцы по скверу Победы на Городке создавали имитацию наступления украинских войск, загоняли людей с улицы по домам, выглядели особенно абсурдно.

Когда начались обстрелы города, только не думающие люди могли поверить, что Луганск обстреливают украинские военные, достаточно было подсчитать сколько секунд летит мина, чтобы понять кто и откуда стреляет.

Из моего окружения лишь единицы были за Украину, коллеги все – сепаратисты, соседи-сепаратисты. Что-либо доказывать им бесполезно и по сегодня. Все здесь приспособились жить на путинские подачки. Те, кто вылез, как говорят, из грязи в князи, довольны жизнью. А что же дальше? Судьба Северного Кипра, Приднестровья. Спектакль продолжается. Пройдет еще не одно десятилетие, уйдет целое поколение свидетелей этой странной гибридной войны, но никто нам не вернет украденные годы и разбитые судьбы тысяч людей.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG