Доступность ссылки

Лукашенко сам признал сомнительность своей легитимности – эксперт


Александр Лукашенко приносит присягу во время церемонии «инаугурации» себя президентом Беларуси в Минске, 23 сентября 2020 года

23 сентября в 11.30 государственное информагентство Беларуси сообщило, что Александр Лукашенко «вступил в должность президента». На тайную инаугурацию во Дворце независимости он пригласил несколько сотен людей, среди которых не было лидеров других государств, послов и министров. Церемонию, несмотря на требование закона, не транслировали и по национальному телевидению. Белорусская оппозиция заявила, что Лукашенко – «больше не президент, а глава ОМОНа», и призвала белорусов к протестам. Глава украинского МИДа Дмитрий Кулеба заявил, что Киев определит статус Лукашенко позже, после консультаций.

Насколько серьезно Лукашенко нарушил закон? Как будет относиться к нему мир с 5 ноября, когда истечет срок его полномочий? И что ждет Минские переговоры по Донбассу, которые три года проводятся в столице Беларуси? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили журналист Белорусской службы Радио Свобода Валерий Калиновский, директор Центра исследований проблем национальной безопасности Национального университета «Острожская академия» Тарас Жовтенко и белорусский политолог Валерий Карбалевич.

– Что сейчас происходит в Минске? Как белорусы восприняли такую неожиданную инаугурацию Лукашенко?

Валерий Калиновский: Это было в полной тайне, я узнал об этом, когда ехал в автобусе. Перекрыли центральный проспект Минска. Кто со мной ехал в автобусе, начали ругаться: видимо, предполагали, что Лукашенко хочет что-такое организовать. Стихийно, конечно, выходили люди на проспекты с флагами в цепочке. В первую очередь вышли студенты в свои дворики, к своим главным корпусам, чтобы высказать протест против такого завершения избирательной кампании.

Валерий Калиновский
Валерий Калиновский

Главное – не в том, нарушил ли Лукашенко пункт Конституции и закона о президенте, что не было трансляции, не были приглашены президенты или кто-то ещё. Главное – в том, что не было справедливых выборов в Беларуси, что невозможно было зарегистрироваться кандидатам, что не были подсчитаны голоса и что фактически большинство белорусов проголосовало против Лукашенко, а ему приписали путём чисто математических манипуляций в комиссиях 80%. Если бы было 80% у Лукашенко, втайне он не проводил бы инаугурацию. Тут было бы ликование всего народа. 80%, по-моему, даже Зеленский не набрал бы.

Сейчас людей призвали к протестам и в Минске, и в других городах. Пока люди готовятся, готовится уже ОМОН, водомёты, боевые машины. Может, после этой инаугурации не будет таких кровавых событий, как 9-12 августа. Но я думаю, что сейчас тоже не обойдётся без задержаний, арестов и судов тех, кто выйдет против этого сегодняшнего действа.

– Как воспримут такую тайную инаугурацию (такого, наверное, не было в истории Беларуси) сторонники Лукашенко, люди, безразличные к политике – может ли их это возмутить?

Валерий Калиновский: Конечно, это людей возмутило. Сторонников Лукашенко среди моих знакомых нет. На самом деле, это кризис легитимности Лукашенко, плохой посыл к элите, которая сейчас управляет Беларусью. Это неуверенность Лукашенко, его страх перед 100-тысячними толпами противников.

– Как думаете, почему не транслировали это мероприятие по телевидению: во время инаугурации показывали российские сериалы по телеканалам?

Даже людям, которых пригласили, свезли на эту церемонию, не сказали, куда и для чего их привозят. То есть это была тайная «спецоперация»
Валерий Калиновский

Валерий Калиновский: Даже людям, которых пригласили, свезли на эту церемонию, не сказали, куда и для чего их привозят. Депутаты парламента ничего не знали об этом. То есть это была тайная «спецоперация».

Почему не показали? Если бы люди узнали, то мобилизация довольно быстро в Минске происходит – и тогда люди бы собрались быстро к этому дворцу, где Лукашенко проводил инаугурацию, и там был бы огромный протест. По крайней мере, пришлось бы хватать и бить кого-то: это было бы ещё хуже, чем тайная инаугурация.

– Глава украинского МИДа Дмитрий Кулеба сказал, что определит статус Александра Лукашенко после консультаций. Сейчас на «растяжке»​находится Украина: как отреагирует Киев на такую тайную инаугурацию и то, что Александр Лукашенко считает себя президентом Беларуси?

Тарас Жовтенко: Лукашенко, по крайней мере, с точки зрения внутреннего законодательства Беларуси, является пока что и.о. президента. Инаугурация, которая прошла, как минимум из-за того, что не были соблюдены некоторые формальные определённые моменты, её можно считать условно действительной.

С другой стороны, мы прекрасно понимаем, что уже есть чёткая реакция Европейского союза, стран-лидеров ЕС на эти события: это и адресные санкции, и вопрос привлечения международных партнёров, в том числе и ОБСЕ, для урегулирования ситуации. И мне кажется, что нам более целесообразно оттолкнуться от европейской позиции, поскольку всё-таки и в тех же Минских переговорах мы очень сильно зависим от поддержки стран-лидеров ЕС.

Мне кажется, что наиболее целесообразно для Киева сейчас идти в фарватере европейской политики, которая очень чётко очертила приоритеты и определила основные формальные моменты и претензии, которые сейчас есть к Лукашенко как формальному, по крайней мере, лидеру Республики Беларусь.

Тарас Жовтенко
Тарас Жовтенко

– То есть не признать его президентом. Но ведь и большие риски в этом: Киев получит врага на своих северных границах. Не большие ли риски?

Тарас Жовтенко: С одной стороны, это так, а другой – тут, опять же, всё будет зависеть от дипломатических формулировок. Потому что в принципе у Киева есть выбор. Мы можем не признавать Лукашенко президентом либо же не признать факт инаугурации из-за определённых формальных моментов. Это позволит избежать, по крайней мере, более жёстких формулировок. Тем не менее мы всё равно будем идти в фарватере этой прозападной позиции, которая абсолютно конструктивна.

Таємна інавгурація Лукашенка: що про це думають білоруси? (відео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:52 0:00

– Но это же не решение проблемы, а отсрочка: 5 ноября истекает строк полномочий президента Беларуси. Если Украина не признаёт результаты этих выборов, то после 5 ноября она не признаёт и Лукашенко президентом?

Тарас Жовтенко: Абсолютно. Но тут ещё одна составляющая. Ситуация в Беларуси тоже будет до этого момента совершенно другой. Мы видим абсолютно чёткую активную динамику и в общественных процессах, и в том, что касается Лукашенко и его кружения, и реакции России на эту ситуацию в целом.

Путин понимает, что Лукашенко для него – отработанный вариант
Тарас Жовтенко

Путин понимает, что Лукашенко для него – отработанный вариант. Скорее всего, форма, в которой сейчас представлено руководство Республики Беларусь, не до конца будет устраивать Российскую Федерацию. Все действия Лукашенко, которые он делает дальше, делают его более токсичным не только для нас, с точки зрения двусторонних отношений между Украиной и Беларусью, но также это будет играть в определённый момент времени против Российской Федерации. Мне кажется, что российская сторона рассматривает вопрос разных сценариев смены, по крайней мере, персоналии во главе Республики Беларусь. Вопрос в том, как это будет сделано. То есть это тот фактор, который тоже будет влиять на то, как украинская сторона должна себя позиционировать во всей этой ситуации.

– С вашей точки зрения, какая цель этой секретной инаугурации Александра Лукашенко? Был у него выбор – провести её по-другому, более-менее открыто или показать по телевиденью?

Худшее зло было бы, если бы эта инаугурация сопровождалась массовыми протестами
Валерий Карбалевич

Валерий Карбалевич: Думаю, что выбор был. И из нескольких зол Лукашенко выбрал, как он считает, меньшее. Потому что худшее зло было бы, если бы эта инаугурация сопровождалась массовыми протестами, если бы вокруг Дворца независимости стояли люди и кричали «Уходи!», и это могло сопровождаться какими-то столкновениями с силовыми структурами, могли бы быть задержанные, убитые. Это был бы худший вариант инаугурации на таком фоне.

Поэтому Лукашенко выбрал меньшее зло, считая, что эта тайная инаугурация даёт меньше отрицательных последствий для него и меньший отрицательный эффект для общества и номенклатуры.

Валерий Карбалевич
Валерий Карбалевич

– Обыграл ли Лукашенко оппозицию хотя бы тактически такой тайной инаугурацией?

Валерий Карбалевич: Я бы не ставил вопрос, кто кого обыграл. Проводя тайную инаугурацию, Лукашенко сам признаёт сомнительность своей легитимности. Он всем показывает, что прекрасно понимает, в какой ситуации оказался, какой уровень поддержки в обществе у него реальный. Это видит и номенклатура. Это говорит о том, что Лукашенко не слишком надеется на обычную, традиционную, демократическую легитимность. Он делает ставку исключительно на голую силу, что он и подтвердил этой тайной инаугурацией.

– Как думаете, будут ли происходить Минские переговоры или считаться Минскими? Сейчас звучат предложения перенести их в другие страны мира. Будут ли такие последствия? Важно ли для Александра Лукашенко, с вашей точки зрения, что эти переговоры происходят в Минске?

Валерий Карбалевич: Для Лукашенко это очень важно, потому что он долгое время пытался создавать образ миротворца и всячески пытался играть определённую роль в урегулировании конфликта на Донбассе, даже предлагал туда ввести белорусские войска в качестве миротворческих. Поэтому для него этот статус чрезвычайно важен.

Что касается вопроса переноса – тут ведь нужно желание всех сторон: не только украинской, но и российской, и ОБСЕ, и Германии, Франции. Думаю, не так просто будет, даже если б Киев хотел это сделать.

Тарас Жовтенко: Думаю, что по динамике развития ситуации будет уже более понятно, насколько будет выгодно, по крайней мере, нашей стороне поднимать этот вопрос. Учитывая те заявления против Украины, которые господином Лукашенко уже были озвучены в контексте выборов, и то, как будет развиваться ситуация, насколько Лукашенко будет становиться токсичным для мирового сообщества и для нас в том числе, я думаю, что эти все тенденции в конечном итоге могут очень сильно повлиять на то, будет ли вместо Минска выбрана другая площадка. В первую очередь здесь вопрос упирается в формат имиджа и определённого морального восприятия, которое, к сожалению, учитывая последние события, Минск стремительно теряет.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG