Доступность ссылки

Усталость памяти по-крымски


Российский военный в Симферополе, 1 марта 2014 года. Иллюстрационное фото

Сын-школьник моего киевского друга расспрашивал меня недавно о том, что же произошло в Крыму весной 2014 года. И когда я в общих чертах рассказал ему историю первых дней оккупации, начал интересоваться подробностями. А я внезапно ощутил некий провал в памяти, хотя в те дни мне казалось, что я фиксирую самые мельчайшие детали происходящего. И я вдруг понял, что так обычно бывает, когда приходится вспоминать нечто крайне неприятное, когда только и помнишь свое отвратительное состояние, а вот хоть какие-то подробности спустя время приходится буквально выковыривать по крупинкам в недрах своей памяти.

Летом 2014 года, когда первые, даже не проукраински настроенные, а просто порядочные крымчане, не желающие сосуществовать с оккупационным режимом, начали массово покидать полуостров, я по Скайпу побеседовал с близким родственником, уехавшим задолго до того работать в Америку. И родственник, абсолютно проукраински настроенный, мне сказал: «Это все надолго. Если хочешь прожить жизнь нормально – уезжай и начинай жить своей жизнью, обустраивай семью, не живи прошлым и потерянной родиной. В «российском» Крыму тебе жизни не будет».

Сейчас, спустя пять лет, общаясь с покинувшими Крым друзьями, читая их посты в соцсетях, я понимаю, что и на материке уехавшим жизни нет. Но как-то все сложнее списывать эту душевную неустроенность на комплексы, обиду и какие-то прочие личные психологические причины. Ведь многие из уехавших вполне успешные люди, реализовавшие себя в новых условиях не хуже, чем в «довоенной» жизни. Почему же они маются прошлым? Почему не следуют логичным постулатам моего родственника-американца?

Мы не эмигранты, мы – изгнанники

Ответил на этот вопрос еще один мой друг-крымчанин: «Мы не эмигранты, мы – изгнанники. И пока мы не сможем вернуться на нашу землю хозяевами, покоя нам не будет. И, может, это громко звучит, но мы несем свою миссию – мы должны помнить…»

Под этими словами мне остается только подписаться. Тем более что есть пример крымских татар, которые выжили как народ в первую очередь благодаря памяти. Это единственное, что у них не смогли забрать сталинские палачи.

Российские власти прилагают неимоверные усилия для легализации аннексии Крыма. И первейшим условием этого является именно искоренение памяти – о принадлежности Крыма, о нарушенных международных договорах, о попранных правах народов Крыма и просто исчезнувших правах человека на полуострове.

А мы устали. В том числе и устали помнить.

Порой хочется напрочь забыть проклятую «русскую весну» как страшный сон.

Но нельзя.

Ради наших детей.

Ради нашего Крыма.

Никто не будет нам напоминать, чей Крым – это мы должны напоминать об этом всему миру

Потому что вне нашей памяти ничего не остается. Ничего, кроме каких-то резолюций ООН, ЕС и США, которые под российский газ можно и переписать. Никто не будет нам напоминать, чей Крым – это мы должны напоминать об этом всему миру.

И если ваша память перестает держать подробности – пишите свою историю весны 2014-го. Как видели, как помните – ведь потом будет все труднее вспоминать. Именно потому, что память не хочет держать в себе этот кошмар.

Но мы не имеем права забыть – ни кто мы, ни чей Крым, ни почему мы его покинули.

Максим Кобза, крымчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG