Доступность ссылки

«Вернуть Россию в рамки международного права». Интервью представителя Украины в морском трибунале


Активисты экологической организации держат плакаты с изображением президента России во время демонстрации перед Международным трибуналом по морскому праву. Архивное фото

Международный трибунал ООН по морскому праву начал 10 мая рассматривать иск Украины о захвате украинских кораблей с моряками в Керченском проливе. Россия от участия в заседаниях отказалась.

Украину представляет команда юристов и замглавы МИД Елена Зеркаль. В эфире Настоящего Времени она рассказала, какого решения ожидает и как будет добиваться освобождения моряков.

"Чтобы наши мальчики вернулись". Что такое временные меры трибунала

— Вы сегодня участвовали в судебном процессе, 25 мая мы ожидаем услышать решение. Какое решение ожидаете услышать вы?

— Мы ожидаем услышать то решение, которое мы попросили. Мы попросили временные меры, которые касаются освобождения наших моряков, освобождения наших кораблей и возвращения их – и кораблей, и моряков – в Украину.

— Объясните, пожалуйста, что значат эти временные меры? [Они должны быть приняты] еще до того, как трибунал начнет рассматривать иск по сути?

— Временные меры возможны в ситуации, когда есть риск нанесения дальнейшего ущерба, если не принять их сразу. Мы считаем, что каждый день продления пребывания наших военных моряков в "Лефортово" является большим ущербом для Украины, то же самое касается и наших кораблей. Поэтому мы обратились к суду [и сказали], что мы считаем, что есть необходимость принятия быстрого решения. Чтобы уменьшить этот риск и уменьшить вред, который может нанести дальнейшее продление.

— Что случится, если Россия откажется выполнять решения трибунала?

— Россия является стороной конвенции, и решение трибунала для нее обязательно. Вопрос того, как она будет выполнять [это решение]. Нас уже это не интересует. Главное – это то, чтобы наши мальчики вернулись в Украину.

— Несмотря на то, что Россия является стороной конвенции, сегодня России не было на заседании.

— У них есть это право – не принимать участия в рассмотрении дела. Это предусмотрено уставом трибунала, в этом нет нарушения. Трибунал может принять решение без их участия. Это уже было в деле, которое касается Arctic Sunrise, когда Россия тоже не принимала участия в слушаниях.

"Вопрос не в стоимости, а в защите". Адвокаты Украины

— Мир международных судебных заседаний – это мир, где адвокатами выступают первые умы юриспруденции. Скажите, кто на вашей стороне сегодня "играл"?

— Это особая привилегия – быть среди этих умов. Сегодня с нами была компания Covington & Burling, которая оказывает юридическое сопровождение наших дел. Кроме этого, с нами в команде были Жан-Марк Тювенин и Альфред Соонс – два очень известных профессора международного права.

Один из них, Альфред Соонс, специализируется исключительно на международном морском праве. Он принимал участие в ключевых спорах, которые касались решения по Южно-Китайскому морю, по той же Arctic Sunrise. Жан-Марк Тювенин является руководителем академии международного права в Гааге.

Заседание Международного трибунала ООН по морскому праву в Гамбурге. Фото: Reuters
Заседание Международного трибунала ООН по морскому праву в Гамбурге. Фото: Reuters

— Как Украине удалось привлечь на свою сторону таких людей и сколько это все стоит? Или в итоге по счету заплатит проигравшая сторона?

— Вопрос не в стоимости, вопрос в защите суверенных прав. Здесь не может идти речь о том, сколько это стоит. Суммы, которые выплачиваются юристам, естественно, не могут сравниться с тем, какие зарплаты получают госслужащие. Но речь идет о защите суверенных прав. Поэтому каждая страна, которая выходит в подобные споры, понимает, какие материальные затраты она может нести.

Иммунитет военных кораблей

— Каким образом Украина сможет в дальнейшем гарантировать безопасность своих судов в Керченском проливе и в акватории Черного и Азовского морей?

— Мы рассчитываем на применение международной морской конвенции. Это и есть основная гарантия защиты кораблей. И иммунитет военных кораблей является основополагающим принципом этой конвенции. Поэтому мы и защищаем наши корабли и наших моряков здесь, в трибунале.

— Что значит – иммунитет военных кораблей? Получается, на военные корабли вообще нельзя нападать, нельзя задерживать? О чем идет речь?

— Суверенитет военных кораблей. Военные корабли подчиняются только стране своего флага, больше никто не может ни задерживать, ни арестовывать, ни судить военные корабли, которые идут под флагом другого государства. Только то государство, чей флаг они несут.

Украина vs Россия: трибунал и другие суды

— Я так понимаю, что сегодняшнее слушание – это продолжение гораздо более широкой судебной борьбы [с Россией], которую Украина ведет в различных инстанциях.

— У нас есть еще несколько дел, связанных с Российской Федерации. А именно: дело в международном суде ООН, которое касается финансирования терроризма и расовой дискриминации, в начале июня будут слушания по вопросам юрисдикции. Вторая неделя июня – это слушания по международной морской конвенции, которая касается наших прав как прибрежного государства и нарушений их со стороны России.

— Что может быть результатом всех этих судебных разбирательств? Кто-то может сесть в тюрьму?

— Нет, это разбирательства между двумя странами. Это разбирательства, которые касаются нарушения прав государства. И здесь идет речь уже о том, что нарушаются наши суверенные права, которые основаны на международном праве. И мы защищаем их с помощью инструментов международного права.

— Украина и многие страны Запада утверждают, что Россия нарушает международное право в течение уже достаточно долгого времени. Как остановить эти нарушения, когда уже будут решения судов, а Россия, скажем, будет продолжать их нарушать?

— Понимаете, вся логика устава ООН основывается на необходимости решения мирным путем. Суды – это единственный легитимный путь решения конфликтов. Поэтому мы рассчитываем на то, что совместно с международным сообществом мы сможем вернуть Россию в рамки международного права.

Комментарий юриста: "Могут быть арестованы суда и имущество Российской Федерации"

Международный трибунал не располагает возможностью заставить выполнять свои решения силой, однако без последствий для Москвы вердикт трибунала не останется, считает юрист Борис Кузнецов.

— Россия, как я понимаю, однажды сильно обожглась на процессе с ЮКОСом и решила, что лучший способ защиты – не принимать участия и потом говорить, что она не признает результаты, потому что она не принимала участия, да?

— Да. Но это очень слабая позиция. Поскольку Россия признает сам институт Международного суда по морскому праву, то не участвовать в этом – это провальная совершенно позиция.

Если смотреть чисто де-юре ситуацию, то границы Российской Федерации в Керченском проливе нет. Когда Беловежские соглашения подписывались, то Россия признавала тогда, и собственно говоря, это было основание, что государство образуется в рамках административных границ. А административная граница Украины проходила по Керченскому проливу, но судоходная часть была под юрисдикцией Украины. Захват этой территории, захват Крыма не признается практически ни одним государством, за исключением маргиналов всяких. Это первое.

Второй момент очень важный: захват моряков и кораблей происходил в момент действия договора между Россией и Украиной по Керченскому проливу. То есть обе стороны, в том числе одним из подписантов был Путин, признавали факт того, что Азовское море и Керченский пролив являются местом совместного использования этих ресурсов водных и территорий. Проход туда должен быть абсолютно свободен и военным, и гражданским кораблям. Все, что связано с попыткой поставить в известность, дать лоцмана и так далее, – это односторонние документы, внутренние документы Российской Федерации, которые ни одна страна в мире не признает.

— Значит ли это, что в случае, если трибунал примет в учет все сказанное вами выше, то на Россию могут быть наложены некие финансовые взыскания?

— Конечно. Я думаю, что будет вынесено решение в пользу Украины, думаю, что будет наложен очень серьезный штраф на Российскую Федерацию. В обеспечение взыскания этих денег могут быть арестованы суда, имущество Российской Федерации. Так что такие прецеденты уже были, арестовывали суда. Я думаю, что это правильное решение.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG