Доступность ссылки

«Не хочу кровопролития». Милиционеры и спецназовцы против насилия в Беларуси


Фрагмент поста Виктора Шарковича в инстаграме

В Беларуси на фоне беспрецедентно жестких действий милиции, ОМОНа и спецназа внутренних войск против демонстрантов, которые с воскресенья выступают против результатов президентских выборов, некоторые сотрудники силовых структур решили уволиться в знак протеста против происходящего. Вместе с этим в белорусских соцсетях начался флешмоб бывших спецназовцев, которые выкидывают свою форму в знак несогласия с действиями нынешних бойцов элитного подразделения.

Посты в инстаграме двух сотрудников белорусской милиции, в которых они рассказали о своем увольнении из органов, собрали в соцсетях тысячи лайков и репостов. Капитан милиции, командир взвода Новополоцкого отдела МВД Егор Емельянов сопроводил свою публикацию словами "Моя совесть чиста. Милиция с народом". Емельянов работал в милиции 17 лет. 26-летний милиционер-кинолог Виктор Шаркович уволился после 7 лет службы. В своем посте он процитировал слова из присяги: "Я торжественно клянусь быть преданным своему народу, соблюдать Конституцию". Начальство милиционера заявило, что он "уволен за прогул".

Егор Емельянов сказал Радио Свобода, что оказался не готов к обрушившейся на него популярности: под его постом сейчас тысячи одобрительных комментариев и почти 400 тысяч лайков. После поста Емельянова задержали, обвинили в организации "массовых беспорядков", но в четверг суд неожиданно для многих его оправдал.

Виктор Шаркович согласился поговорить с Радио Свобода о причинах своего поступка, хотя даже после увольнения из милиции, по его словам, он опасается репрессий со стороны властей.

"Я не хотел участвовать в мероприятиях такого рода"

"Я решил пойти в МВД из-за тяги к форме и фильма про полицейского с собакой ("К-9: Собачья работа". – РС). В 2013 году я пришел в Новополоцкий отдел департамента охраны, поскольку только там были должности кинолога, в том же году подписал контракт, прошел учебный центр и весной 2014-го стал милиционером-кинологом. Мне дали щенка немецкой овчарки. Его звали Сэм, ему было около 4, он быстро попал в мое сердце, и мы вместе стали осваивать эту профессию. Потом я уехал для повышения квалификации, успешно прошел курсы и стал служить в отделе охраны Новополоцка. Вообще, я еще до протестов хотел уйти, из-за того, что не так видел обязанности кинологов, и хотел более углубленно развивать именно эту профессию. Мне пришлось выполнять функции старшего группы задержания. Это охрана всех форм собственности и общественного порядка, мы непосредственно разбирались при возникновении конфликтных ситуаций между людьми, а имея при себе служебную собаку, было сложно концентрироваться, поскольку нужно и всех выслушать, и за собакой смотреть. В общем, ситуации бывали разные".

Еще до того, как в Беларуси начались протесты, Виктор Шаркович был по его просьбе распределен охранять питомник служебных собак. По его словам, он не знал о приближающихся событиях. "Я знал, что нужно будет прийти на службу, и знал, в какое время, вот и все", – говорит он. Шаркович говорит, что точку в его мыслях об увольнении поставил белорусский блогер Марат Минский, выступающий с резкой критикой властей страны. "Он всегда говорил фразу "да прибудет с вами здравый смысл", – рассказывает бывший милиционер.

Означает ли цитата из присяги в посте Шарковича, что, оставаясь на прежней работе, он не мог быть уверенным в том, что ему не придется ее нарушить? "Сложный вопрос, – осторожно отвечает он. – У меня на этот счёт были мысли, но я их гнал прочь из головы, и просто решил сменить работу, стать из милиционера-кинолога просто кинологом. Я не могу прямо ответить вам на вопрос о том, связано ли мое увольнение с протестами. Каждый делает свой выбор, я его сделал".

О насилии, которое уже проявляют по отношению к протестующим ОМОН, милиция и другие белорусские силовые структуры, Виктор Шаркович узнавал лишь от своих друзей, которые показывали ему ролики в интернете. "Лично мне не довелось этого увидеть своими глазами, но многие друзья и знакомые рассказывают и показывают страшные вещи. Я против насилия в любом его проявлении. Непосредственно коллеги из подразделения, где я проходил службу, не участвовали в этом, но понимали, если на улице будут беспорядки, их могут привлечь. Я не хотел участвовать в мероприятиях такого рода".

По словам Шарковича, у него уже возникли проблемы из-за поста в инстаграме, в котором он рассказал о своем увольнении. Какие именно – он не уточняет, говоря лишь, что ему ставят в упрек публичность этого жеста. К протестующим он относится нейтрально: "Я не хочу кровопролития. Почему люди не могут собираться и гулять? Если это из-за каких-то радикальных людей, то нужно объяснить остальным, что на улице небезопасно. Я видел на видео, что и одна, и другая сторона нарушает закон. По-моему, люди должны быть добрее", – говорит он.

Девушка, пострадавшая в результате действий ОМОНа в центре Минска, 10 августа 2020 года
Девушка, пострадавшая в результате действий ОМОНа в центре Минска, 10 августа 2020 года

На выборах президента Беларуси Виктор Шаркович, по его словам, голосовал за Светлану Тихановскую, но "своим" кандидатом считает не допущенного до голосования Валерия Цепкало. Он не берется оценивать честность подсчета голосов, лишь отмечая, что в его подразделении никого не заставляли голосовать досрочно – именно при досрочном голосовании, как считают независимые наблюдатели, и были во многом сфальсифицированы итоги выборов. Шаркович говорит, что помимо кинолога хотел стать юристом и получить офицерское звание. Сейчас он учится на юридическом факультете Полоцкого государственного университета, но опасается, что теперь его отчислят.

"Я хочу, чтобы это все скорее закончилось, чтобы все люди жили мирно. Я не герой, я просто хочу развиваться, жить, хочу, чтобы все люди понимали, что лучше быть добрыми. Уезжать из страны я даже не думаю, я один у родителей".

– Собаки добрее людей, Виктор?

– Да, – отвечает Шаркович.

Против Александра Лукашенко также выступают телеведущие государственных телеканалов, участковые милиционеры (автора такого обращения Ивана Колоса, по неподтвержденным данным, после его публикации сильно избили) и звезды шоу-бизнеса.

"Ребята согласны со мной, но ждут, что будет дальше"

Еще один пост в знак протеста против насилия белорусских силовиков опубликовал в инстаграме своего брата спецназовец в отставке Анатолий Новицкий. На видео он выкидывает в мусорный бак свою форму, которую хранил со времени окончания службы в белорусских внутренних войсках, и тоже вспоминает о присяге. "Я давал присягу своему народу. Глядя на то, что происходит в Минске, я просто не могу гордиться тем, где я служил, я не могу носить эту форму и хранить ее у себя дома". Примеру Новицкого последовали и многие другие бывшие спецназовцы.

О том, почему он решился на такой поступок, Анатолий Новицкий рассказал Радио Свобода:

– Почему вы записали это видео?

– Записал, потому что был в Минске во время того, когда все это происходило. Глядя на то, что творят солдаты, омоновцы, внутренние войска, в которых я служил, мне просто совесть не позволяет хранить эту форму у себя дома. У меня просто нет слов, как можно поступать так с мирными людьми, которые ничего не делают, стрелять, избивать. Я не знаю вообще, как относиться сейчас к этим вооруженным силам, кого они охраняют и кому они давали присягу. Для меня это просто непонятно.

– Вы не так давно ушли в запас. Что изменилось всего за пять лет? Когда вы служили, можно ли было представить такое во внутренних войсках?

– Сложно было представить, но могу сказать, что, когда я служил с 2013 по 2015 год – в 2015-м тоже были выборы, – я демобилизовался до выборов, но нас усиленно готовили к разгону демонстраций. Но я даже не мог представить, что такое действительно может быть, что офицеры и генералы могут отдавать такие приказы.

– Почему люди вышли на улицы протестовать? У них есть на это какие-то объективные причины?

– Конечно же, есть. Потому что выборы, которые прошли, здесь это всем абсолютно видно и понятно, были сфальсифицированы, и у нашего президента, который был действующим – сейчас я не считаю, что он может быть легитимным, – не может быть 80% голосов, это просто бред, это невозможно. Это просто не укладывается в голове у любого человека, который хоть немножко думает своим мозгом и соображает. Из-за вот этих 80% сейчас все это и происходит.

– У вас остались какие-то знакомые, друзья во внутренних войсках или в других силовых структурах, с которыми вы поддерживаете связь? Что они говорят и думают о происходящем?

– Все согласны. Все ребята, с которыми я служил, согласны со мной, но опять же, все придерживаются такой политики: ждут, смотрят, что будет дальше, и никто как бы особо не хочет ввязываться.

– Вы сами участвовали в демонстрациях в Минске или просто наблюдали за ними со стороны?

– Наблюдал со стороны. Мы приехали просто посмотреть, что происходит, своими глазами, потому что по телевизору показывают неправду, по всем белорусским каналам. Приехали просто для того, чтобы увидеть своими глазами, что происходит на самом деле, – говорит Анатолий Новицкий.

В среду МВД Беларуси впервые официально признало факт использования против протестующих огнестрельного оружия с боевыми патронами. Это произошло в Бресте, но, как выяснило Радио Свобода, огнестрельные ранения фиксировались медиками и в Минске. Только по официальным данным, за одну ночь на 12 августа в Беларуси после столкновений с ОМОНом, спецназом внутренних войск и милицией были госпитализированы более 50 человек. Общее число пострадавших за трое суток протестов превысило 500. По официальным данным, один человек погиб, в среду вечером стало известно еще об одном умершем – предположительно, от проблем с сердцем после задержания. Всего задержаны более 5000 участников акций протеста, возбуждены десятки уголовных дел, но ни одного – против самих силовиков.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG