Доступность ссылки

«Россия играется с нормами»: возможна ли миссия ОБСЕ в Керчи?


Представитель Украины в Трехсторонней контактной группе в Минске Украины Евгений Марчук предложил установить пункт специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Керчи. Поводом для этого стал инцидент в Керченском проливе: российские силовики захватили три украинских военных корабля и их экипаж. Марчук заявил, что мандат специальной мониторинговой миссии ОБСЕ распространяется на всю территорию Украины, следовательно, и на Крым, в том числе на участки российско-украинской границы.

Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине начала работать 21 марта 2014 года после обращения правительства Украины и решением всех 57 стран-участниц ОБСЕ. На сайте миссии указано, что «это невооруженная гражданская миссия, которая работает 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, во всех регионах Украины». По факту ОБСЕ использовало ее в основном для мониторинга вооруженного конфликта на Донбассе.

Народный депутат Украины, представитель Украины в Трехсторонней контактной группе в Минске Ирина Геращенко рассказывает, что российские делегаты крайне негативно отреагировали на это предложение.

– Украинская сторона уже вторую встречу в Минском формате после инцидента в Керченском проливе поднимает вопрос о необходимости усиления мониторинга со стороны ОБСЕ на Азове. Действительно, мандат миссии распространяется на всю территорию Украины, потому мы настаиваем на том, чтобы она присутствовала с наблюдателями и на Азовском, и на Черном море, и в Керченском проливе. В этом контексте представитель Украины в Трехсторонней контактной группе Евгений Марчук сделал предложение относительно постоянной действующей мониторинговой миссии в Керчи, что серьезно способствовало бы деэскалации в этих акваториях. Россияне ничего не хотят слышать про уступки, которые касаются демилитаризации Черного и Азовского морей. Российский представитель Борис Грызлов​ буквально выскочил с переговоров, когда речь зашла об Азове.

Ирина Геращенко считает, что Россия дает своим представителям установку на заморозку конфликта и блокирование всех украинских инициатив, в том числе по обмену заложниками.

Народный депутат, член украинской делегации в Парламентской ассамблее ОБСЕ Игорь Попов убежден, что Россия не допустит наблюдателей в Крым под хорошо известным предлогом.

Вряд ли российская сторона позволит наблюдателям ОБСЕ там присутствовать – так же, как и относительно миссии в Крыму
Игорь Попов

– В любом случае, в дипломатии надо просить большего, чтобы получить хотя бы желаемое. Когда напали на наши корабли в Керчи, то главным вопросом от правительств других стран был: «Запрашивали ли украинские корабли разрешение на проход и как он регулируется?» Нахождение мониторинговой миссии в центре координации в Керчи сняло бы необходимость отвечать на подобные вопросы в будущем. В то же время мы понимаем, что вряд ли российская сторона позволит наблюдателям ОБСЕ там присутствовать – так же, как и относительно миссии в Крыму, они объявляют полуостров своей территорией. Эта дискуссия может продолжаться вечно. Украинские торговые суда продолжают задерживать для досмотра в Азовском море на 7-10 дней, из-за чего на поставщиков налагают штрафные санкции. Еще большая проблема – проход военных кораблей.

Игорь Попов полагает, что рациональным решением было бы принятие временного порядка прохождения судов с украинским товаром или под украинским флагом через Керченский пролив.

– Понятно, что постоянный порядок не может быть установлен, потому что весь мир считает Крым украинским, а Россия – своим. Поэтому, не обсудив, чей Крым, постоянный документ принять нельзя. А временный порядок решил бы проблемы вроде тех, кто кого должен предупреждать, за сколько времени, чем отличаются прохождение торговых кораблей от военных. Это решило бы нашу проблему торговли через Керченский пролив. После выборов в Украине и российского суда над украинскими моряками можно будет провести новые переговоры, обязательно при посредничестве ОБСЕ или отдельных европейских стран, которые станут гарантами новых договоренностей. Что до специальной мониторинговой миссии – их реакции на последнее предложение не было, но подозреваю, что они не согласятся, сославшись на то, что их мандат ограничивается линией соприкосновения на Донбассе.

Украинский политолог-международник Анна Шелест называет три направления работы Украины на международной арене относительно обострения ситуации на Азове.

– Первое – это политическое, то есть продолжение работы в рамках ОБСЕ и ООН, чтобы уже включались санкции или соблюдались нормы международного права относительно свободы судоходства по Керченскому проливу и в Азовском море. Второе направление связано с усилением нашей боеготовности в этой акватории – речь идет о развитии военной базы в Бердянске, с дополнительными возможностями по охране прибрежной зоны в районе этого порта и Мариуполя. Процесс уже начат, причем и британцы, и американцы готовы помогать, чтобы там у Украины была полноценная военно-морская база. Третье направление – это гарантирование вместе с нашими международными партнерами свободы прохода в первую очередь для коммерческих судов через Керченский пролив. Россия играется с действующими нормами и задерживает их на длительные сроки.

Анна Шелест подчеркивает, что статус Азовского моря и Керченского пролива уникальный из-за соглашения между Россией и Украиной от 2003 года, так что постоянно возникают вопросы, какое право на первом месте – договорное или международное.

– Но есть нормы, которые нужно заставить исполнять Российскую Федерацию касательно свободы судоходства в нейтральных водах, свободы прохода через Керченский пролив. Они обеспечены международным правом, под ними Россия подписалась не вчера, а десятки лет назад. Если мы посадим в Керчи представителей ОБСЕ, они будут фиксировать, что россияне не действуют в рамках норм.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG