Доступность ссылки

«Здоровью детей был нанесен серьезный вред». Московская компания признана виновной в заражении школьников


Мосгорсуд признал компанию "Московский школьник" виновной в заражении детей дизентерией. Об этом сообщила юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь. "При этом Собянин по-прежнему считает, что такая компания может поставлять питание детям", – добавила она. Соболь представляла в суде интересы матери, чьи дети заразились кишечной инфекцией в 2017 году. Тяжба продолжалась полтора года.

В итоге Мосгорсуд обязал компанию "Московский школьник" и школу выплатить матери заболевших детей компенсации в размере 50 тысяч рублей каждая. Родители восьми других пострадавших детей получат аналогичные суммы. В интервью Радио Свобода Любовь Соболь уточнила, что они просили суд выплатить компенсации в размере 500 тысяч рублей.


Фонд борьбы с коррупцией ранее опубликовал несколько расследований об отравлении детей в московских школах и детских садах, вызванных некачественным питанием, которое поставлялось компаниями, связанными с бизнесменом Евгением Пригожиным, которого СМИ называют "поваром Путина". В компаниях все обвинения отрицают. Жалобу на "Московского школьника" подавал в суд Роспотребнадзор, однако позднее ведомство её отозвало. Сам Пригожин отрицает свою связь c "Московским школьником". В расследовании телеканала "Настоящее Время", опубликованном год назад, говорилось, что половиной "Московского школьника" владеет бывший полицейский, называющий себя начальником службы безопасности другой связанной с Пригожиным компании – "Конкорд".

Евгений Пригожин
Евгений Пригожин

В октябре прошлого года "Московский школьник" выиграл суд, согласно решению которого ФБК, Алексей Навальный и Любовь Соболь должны выплатить ему в общей сложности 88 миллионов рублей. После этого Навальный объявил о закрытии ФБК и создании нового юридического лица.

В конце августа 2020 года, уже после отравления Алексея Навального веществом из семейства "Новичок", Пригожин выкупил у "Московского школьника" право требования долга с оппозиционного политика, Любови Соболь и ФБК, чтобы, как он выразился, "раздеть и разуть участников этой группы недобросовестных людей".

Радио Свобода поговорило с Любовью Соболь о том, сможет ли решение Мосгорсуда изменить систему питания в московских школах и детских садах и остановить иски Евгения Пригожина к оппозиционным политикам:

Ответственность за отравление понесли и поставщик питания, и образовательное учреждение

– Мосгорсуд рассматривал это дело уже второй раз, мы прошли очень долгую, тяжелую тяжбу, обжаловали, добивались, привлекали внимании СМИ, провели достаточно большую работу. Поэтому это важное решение, которое досталось нам нелегко. Я считаю его справедливым. Компания-поставщик "Московский школьник" и школа, при которой находится детский сад, где в ноябре 2017 года были отравлены дети, признаны виновными. До этого суды снимали ответственность с образовательного учреждения, что было абсолютно неверным. Дети получили отравление, находясь именно в образовательном учреждении, а не где-то в другом месте или дома. То, что ответственность за отравление детей понесли и поставщик питания, и образовательное учреждение, – это важный прецедент.

Любовь Соболь
Любовь Соболь

– Довольны ли вы суммой компенсации, которую назначил суд, – 50 тысяч рублей за каждого ребенка, притом что вы просили выплатить 500 тысяч рублей?

Для Москвы это смешные суммы, дети пострадали очень серьезно

– Сумма компенсации, конечно, меньше той, которую изначально заявляли родители отравленных детей. Но при этом она выше, чем ранее, потому что до этого суды присуждали компенсации по 10–15 тысяч на ребенка. Для Москвы это, конечно, смешные суммы. Дети пострадали очень серьезно. У них был буквально кровавый понос, температура 39, они до сих пор наблюдаются у гастроэнтерологов и спустя три года после отравления не могут до конца восстановить свое здоровье. Возможно, последствия этих серьезнейших пищевых отравлений будут сказываться на их здоровье всю дальнейшую жизнь, потому что детям был нанесен достаточно серьезный вред.


– Каковы последствия этого решения? Будет ли пересматриваться система поставки питания в московские школы?

За два года освещения этой громкой проблемы случаев отравления больше не было

– Я уже два года публично и достаточно плотно работаю по проблеме некачественного питания в детских садах и школах Москвы. Я постоянно записываю ролики на эту тему, обращаюсь к журналистам и обществу. Мы уже два года ходим по судам, у нас есть еще один большой коллективный иск, который 18 декабря также будет рассматриваться Московским городским судом. За два года громкого освещения этой проблемы других случаев отравления не было. Возможно, мэрия Москвы сейчас уделяет этой проблеме гораздо больше внимания, чем раньше. Массовые отравления в детских учреждениях Москвы случались в 2017 и в 2018 году, эта проблема возникала регулярно до декабря 2018 года, и в мэрии ее пытались всеми силами замолчать. Но родители детей, отравленных в 2018 году, стали привлекать внимание СМИ и обратились к Алексею Навальному, а не стали молчать, как советовали им воспитатели и директора наших детских садов. Наверное, благодаря этому за последние два года других вспышек отравлений не было. Какие-то госконтракты прекратили за это время свое действие, потом были вновь перезаключены, но, по сути, система питания в Москве не поменялась.


–​ И чем она не устраивает родителей и их детей?

Я со слов ребенка знаю, что дети отказываются есть то питание, которое им поставляют

– Ко мне поступают десятки жалоб со стороны родителей. Они говорят, что питание некачественное, невкусное, дети отказываются его есть. Я сама мама, и мой ребенок в прошлом году ходил в обычный детский сад. В этом году она пошла в первый класс школы, и я со слов своего ребенка знаю, что дети отказываются есть то питание, которое поставляют им в школу власти Москвы. Значит, это не то, чем нужно кормить детей. В Москве трехтриллионный бюджет, в Москве есть деньги и все условия, чтобы кормить детей качественной пищей, но мы видим, что этого не происходит. Конечно, систему поставок питания в школы и детские сады нужно менять и реформировать. Многие родители сходятся на мысли, что нужно возвращать систему, которая действовала раньше. Когда каждый сад и школа сами готовили еду детям, а не получали ее централизованно по госконтрактам. Я думаю, это правильно. Потому что, если в одном конкретном детском образовательном учреждении будут выявлены нарушения, это будет локальной проблемой, и ее можно будет решить гораздо легче. Сейчас мы видим, что этот рынок монополизирован, питание поставляют одни и те же компании, которые, по данным СМИ, связаны с Евгением Пригожиным, так называемым "поваром Путина". И эта монополия приводит к тому, что, если отравление происходит, оно происходит сразу в нескольких образовательных учреждениях. Поэтому я считаю, что рынок поставок питания должен быть демонополизирован, а контроль за качеством продуктов, которые поставляют детям, должен быть увеличен. И конечно, родители должны принимать участие в решении вопросов питания детей. У них должна быть возможность регулировать меню детей и влиять на отстранение поставщиков, если они не справляются с поставками питания или поставляют некачественное и невкусное питание. Сейчас родители, к сожалению, не имеют возможности как-то влиять на то, чем кормят их детей. Родители не смогли добиться расторжения госконтрактов даже после того, как были зафиксированы массовые вспышки отравлений их детей. Госконтракты действовали до конца своего срока, а потом были перезаключены с другими компаниями из той же сети.

Детский сад
Детский сад

–​ Евгений Пригожин – близкий друг Владимира Путина, его называют "поваром Путина", он отрицает свою связь с компанией "Московский школьник". И у Евгения Пригожина есть многомиллионные иски ​к вам лично и к Алексею Навальному. Как-то сегодняшнее решение теоретически может повлиять на судьбу этих исков?

Иски со стороны Евгения Пригожина имеют политический характер и не имеют отношения к юриспруденции

– Иски, которые предъявляются ко мне со стороны Евгения Пригожина, имеют политический характер. По моему мнению, суды выносили по ним неправосудные решения. Когда мы защищали нашу позицию в суде против "Московского школьника", который подал на нас 88-миллионный иск и выиграл его, мы приводили данные не только по этому отравлению, но и по поставкам некачественного питания в другие детские сады и школы Москвы со стороны этой компании. Мы приводили судебные решения тех же арбитражных судов, где были зафиксированы нарушения именно по качеству поставок. Были многократные случаи, когда "Московский школьник" не справлялся со своими обязательствами по госконтрактам, и на все эти случаи и судебные решения мы ссылались в нашем суде. Суд проигнорировал эти доводы и принял решение, что мы должны выплатить эту огромную компенсацию компании "Московский школьник". Я считаю, что это решение было политическим. Оно связано с тем, что администрация президента и Евгений Пригожин очень хотят, чтобы я замолчала и прекратила свои расследования, в том числе касающиеся коррупции при организации питания московских детей. Это акт политического давления. Поэтому я не думаю, что наш выигрыш в Мосгорсуде отразится при последующем обжаловании этого огромного иска на 88 миллионов рублей. Потому что это не имеет никакого отношения к юриспруденции, – уверена юрист и оппозиционный политик Любовь Соболь.

Компании Евгения Пригожина с 2011 года занимаются поставками питания в учебные, медицинские и государственные учреждения по всей России. За девять лет бизнес-структуры, связанные с "поваром Путина", заключили более пяти тысяч госконтрактов на общую сумму 209 миллиардов рублей. В прошлом году, как подсчитало "МБХ медиа", чистая прибыль компаний составила более 2 миллиардов рублей.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG