Доступность ссылки

Виктор Муженко: Не повторить ошибок, которые привели к аннексии Крыма


Виктор Муженко

Каким было широкомасштабное нападение России на Украину в 2014 году? Готовился ли Кремль к такому сценарию? 90 процентов информации о передвижении военной техники России вдоль украинской границы оказались дезинформацией, рассказывает генерал Виктор Муженко. В 2014 году он был заместителем начальника Генштаба ВСУ. Он уверен, что украинцы имели шанс отстоять Крым, для этого надо было на севере Крыма развернуть план по сдерживанию агрессии. Как Украине не повторить ошибок, приведших к аннексии Крыма?

Первую часть беседы с генералом армии Виктором Муженко читайте здесь.

‒ Ваша оценка утверждения, что в 2014 году Россия готовилась к широкомасштабному вторжению в Украине. В интервью Крым.Реалии Александр Турчинов утверждал, что тогда «горело пол страны, 5000 военных на всю страну, неизвестно было, нападут со стороны Чернигова, или со стороны Донецка, Луганска, российские танки могли быть и в Киеве». Какие были подтверждения такой угрозе?

‒ Россия привела в полную боевую готовность войска Западного, Южного и Центрального округов. Масса войск как раз на Западном направлении. С целью выполнить задачу, которая будет поставлена. В том числе, возможно, планировалась и агрессия. Но было и много дезинформации в отношении перемещения войск вдоль границы. Как правило, 90% этой информации была дезинформацией. В том числе и с территории Беларуси, что там уже идут перелеты десантных войск. Что оттуда может быть десант на Киев, на центральную Украину.

Пересечь государственную границу ‒ это открытая агрессия для России. Я думаю, они понимали, что в этой ситуации Россия получит такие санкции и такое отношение мирового сообщества, что она просто прекратит свое существование Они понимали свои возможности, поэтому, наверное до реализации этого не дошло. Если такой план и был, то это был крайний вариант реагирования на события, которые происходили в 2014 году.

‒ Вы считаете, что это было информационное давление? Запугивали, чтобы Украина боялась и не действовала?

‒ Что касается военных структур, имею в виду ВСУ, вопрос был просто размазать, грубо говоря. По всей протяженности границы растянуть то небольшое количество войск, которое было в Украине.

«У нас был шанс отстоять Крым»

‒ Действовать надо было более решительно в 2014 году, так говорят многие военные. Версия Игоря Воронченко, что 27 февраля надо было дать команду на штурм админзданий, не бояться огласки и из танков расстрелять здание парламента Крыма. По вашему мнению, если бы так развивались события, это бы остановило россиян?

‒ Те, кто захватил парламент, они были без знаков распознавания. Это были вооруженные террористы. И здесь должен работать закон «О борьбе с терроризмом». СБУ, соответствующие подразделения должны были при обеспечении ВСУ, провести эту операцию. Но почему-то такого решения не было. А как себя вели россияне тогда: они делали шаг ‒ блокировали одну-две военные части и на день-два останавливались. Реакции нет. Ни у нас, ни реакции мирового сообщества. Следующий шаг. Оттуда и пошло, что сначала «референдум» планировался на 25 мая, затем перенесен был на 30 марта, а реально был проведен 16 марта. Как можно скорее хотели провести, чтобы никто не оправился от всех этих процессов. (16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя произошел не признанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав ‒ Ред.) Еще раз скажу, у нас был шанс отстоять Крым, надо было его реализовывать.

‒ Когда в Генштабе начали разрабатывать замыслы по защите Крыма от российской армии?

‒ Замысел уже был определен по факту начала аннексии Крыма. Когда уже было нарушение государственной границы воздушными судами, самолетами, вертолетами, когда керченской переправой перевозили российских военных в Крым. На основе этого замысла были подготовлены соответствующие распоряжения.

‒ Что тогда планировали военные?

‒ Замысел был перебросить десантные бригады, в первую очередь 95-ю и 25-ю в Крым транспортными самолетами, захватить аэродромы и уже в дальнейшем туда вывезти еще бригаду 79-ю, 80-ю. Аэродромы должны быть базовыми объектами для перемещения по воздуху личного состава, чтобы нарастить группировки. Это давало нам возможность захватить перешейки и завести войска на территорию Крыма.

Планировалось перекрыть Керченский полуостров в районе Феодосии, там где тонкое место. За счет подразделений 95-й бригады и батальона морской пехоты. И перекрыть Ангарский перевал, трассу Ялта-Симферополь горно-пехотным батальоном 36-й бригады. Модернизированным танковым батальоном 36-й бригады перекрыть трассу Симферополь-Севастополь. Таким образом мы бы полностью обезопасили степной Крым.

Были отработаны соответствующие распоряжения, я подписал их у генерала Куцина (Михаил Куцин, начальник Генштаба ВСУ в 2014 году ‒ Ред) и началась реализация. Самолеты ушли на Озерное и Днепропетровск на загрузку десанта 25-й и 95-й бригады.

‒ Когда это произошло?

‒ Вечером 2 марта. Начальник Генштаба вернулся с совещания, вызвал нас. В его приемной генерал Воробьев (Геннадий Воробьев, с февраля 2014 года заместитель начальника Генштаба ВСУ ‒ Ред.) Говорит, что всем стоять, никаких движений делать не будем. Я говорю: как движений делать не будем, если самолеты в воздухе идут на загрузку десанта. Он говорит: кто принял такое решение? Я говорю: я принял. На основании чего? Я говорю: на основании распоряжений, подписанных начальником Генштаба. Он говорит: иди сам ему объясняй. Я захожу к Куцину, говорю: вот распоряжения, вы подписали, они уже в состоянии реализации. Он говорит: я ничего не подписывал, ничего не знаю.

Генерал-лейтенант Михаил Куцин
Генерал-лейтенант Михаил Куцин

‒ Но как такое могло быть? Изменились планы?

‒ Перед тем еще была дискуссия. Обсуждали. У Куцина спросите. Он говорил, что это ребята, которые хотели пропиариться. Это не пиар, это реальная ситуация. Этому есть свидетели. И самое главное ‒ эти документы сохранены. И они есть в Генеральной прокуратуре.

‒ Об этой операции Крым.Реалии спрашивали у Александра Турчинова в интервью в 2020 году. Он утверждает, что тогда Вооруженные силы не были готовы к выполнению такой операции. На тот момент все аэродромы в Крыму уже были заняты, и тогда бы десантников пришлось высаживать парашютами, были бы жертвы, и они бы не выполнили ни одного боевого задания. Что вы скажете на эти аргументы?

‒ Десантирование планировали посадочным способом. На тот момент аэродромы Джанкой и Кировск были под нашим контролем. На следующий день, действительно, их взяли под контроль. На перешейках со стороны Крыма появились российские военные.

У них прошла информация. Они поняли, что что-то планируется и провели соответствующие контрмеры. Еще мы планировали завести технику 95-й бригады через Арабатскую стрелку. Она была свободна для прохода. А на следующий день там появился усиленный блокпост.

‒ По вашему мнению, если бы этот замысел осуществился, то под контролем Украины был бы северный степной Крым. И тогда невозможно было бы провести «референдум». То есть, для Крыма это был шанс?

‒ Я по сегодняшний день уверен, что у нас был шанс и его надо было реализовывать. Тогда надо было принимать соответствующие решения. Сейчас гораздо сложнее. В Крыму россияне увеличили в два с половиной раза свое военное присутствие. Это касается и Черноморского флота, и ракетных систем, и противовоздушной обороны, и сухопутного компонента и так далее. И с каждым годом это присутствие увеличивается. То есть, Крым милитаризуется, это для всех понятно.

‒ Был еще один план, когда ВМС остались без командующего, вас хотели перебросить в Крым. Что это за план был?

‒ Да, меня вызвал генерал Куцин и сказал, чтобы я сформировал себе оперативную группу и ехал в Крым. Возглавил все военные силы. И соответственно действовал уже по обстановке. Мы должны были прилететь в Николаев в Кульбакино, а оттуда на лодках, которые давали пограничники, передислоцироваться в Крым. Базой должно было стать Перевальное. Там была самая мощная военная часть бригады береговой обороны. И уже поздно вечером, когда собирались выезжать в Борисполь на самолет, поступила команда отставить. И тогда уже Сергей Гайдук возглавил Военно-морские силы, был назначен, и необходимость в этой группе отпала. А откуда вам, кстати, известно об этом?

Командующий Военно-морскими силами Украины в 2014-2016 годах Сергей Гайдук
Командующий Военно-морскими силами Украины в 2014-2016 годах Сергей Гайдук

Есть ли в Украине ответственные за аннексию Крыма Россией

‒ Когда поняли, что степной Крым уже не удержать, аэродромы заняты, перешейки заблокированы. Тогда был план по защите юга Украины. Что тогда происходило, за что тогда были ответственны вы?

‒ По легенде, были учения «Весенний ливень», а реально шел процесс приведения ВСУ в боеготовность полную. Крымское направление было приоритетным. Мы видели, что в Крыму реализуется агрессия. И что она может перекинуться на материковую Украину, в первую очередь на южные области.

Российские военные без опознавательных знаков (так называемые «зеленые человечки») в селе Перевальное, 5 марта 2014 года
Российские военные без опознавательных знаков (так называемые «зеленые человечки») в селе Перевальное, 5 марта 2014 года

Был определен ряд воинских частей, в первую очередь, это были аэромобильные, 89-я бригада, 95-я и части восьмого армейского корпуса, которые на тот период уже были переданы в различные оперативные командования, и мы их уже сводили на полигоне Широкий Лан, где проходили боевые слаживания именно на юг. И была создана группировка порядка 8000 человек. Да, она была ограничена в своих возможностях. Но мы буквально за полторы-две недели создали мощную группировку, которая могла противостоять россиянам на крымском направлении.

‒ Это Херсонщина была?

‒ Да, Херсон, Запорожье, побережье Азовского моря были под нашим контролем. Николаевщина, Одесская область и до Бессарабии ‒ за это мы тоже отвечали. Я приведу вам пример, какая тогда была ситуация с морально-психологическим состоянием наших военных, передислоцировавшихся на юге.

Где-то в середине марта мне надо было согласовать определенные моменты взаимодействия с нашими пограничниками в Одессе. И мы прилетели из Херсона на 4 вертолетах в Одессу. Совершили посадку на аэродроме «Школьный» на площадке Государственной пограничной службы. Нас было 12 военных, мы все в одинаковой форме, не видно знаков распознавания, полная экипировка, шлемы. Форма ничем не отличалась от формы «зеленых человечков», кроме цвета. И навстречу нам идут два офицера: командир этого Авиационного отряда Государственной пограничной службы и его заместитель. Встречаемся и он мне представляется. «Командир Авиационного отряда, подполковник такой-то». Он мне на русском и я ему представляюсь на русском языке: «Заместитель начальника Генерального штаба генерал Муженко». Он стоит у него так рука трясется и он говорит: «Какого Генерального штаба?». Это сейчас смешно, а тогда было не совсем. Смотрите какое было психологическое состояние наших военных на юге, такая же ситуация была и в Крыму.

‒ Россияне пытались на Юг заходить? Работали их диверсионные группы?

‒ Много было такой информации. Какие-то диверсионные группы, какие-то самолеты, какие-то аэродромы, десант. Мы вынуждены были реагировать. 16 марта 2014 года был «референдум», а 18 марта было первое боевое столкновение с применением оружия стрелкового. Это в районе позиционного района батареи реактивной «Смерч», которая была в распоряжении командования оперативно-мобильной группировки «Полесье». Почему «Полесье»? Потому что оно как раз было сформировано за счет частей 8 корпуса с Житомирщины. Это было на Херсонщине. И была попытка группы российского спецназа захватить именно эту батарею. А она прикрывалась спецназом 8 полка спецназначения. Это было первое столкновение с оружием. Без потерь с нашей стороны, с российской не знаем, там никого потом не нашли. Это было ночью.

‒ Были попытки со стороны россиян захватить батарею на Херсонщине?

‒ Почему эта батарея была для них важна. Ее стартовые позиции были определены с таким расчетом, чтобы они могли накрыть Джанкой. На аэродроме «Джанкой» была база россиян, там были их вертолеты, личный состав. На меня выходил генерал Куцин и сказал, что он разговаривал с генералом Герасимовым (Валерий Герасимов, начальник Генштаба ВС РФ с 2012 года ‒ Ред.), и тот просил, чтобы мы отвели наши реактивные системы, эту батарею из того района. Что может быть какая-то ошибка и может быть нанесен удар по Джанкою. Я тогда говорил: мы ничего не будем отводить. Специально эти позиции были определены, чтобы доставали до Джанкоя в случае каких-то движений, чтобы мы могли накрыть ударом реактивной системы «Смерч» сосредоточение россиян в районе Джанкоя.

‒ 3 февраля президент Зеленский высказался о Крыме. Не хотите прокомментировать?

‒ Нет.

‒ Я процитирую: «если бы я тогда был президентом, мы бы все умерли в Крыму, но зеленых человечков не пустили». А если бы не пустили зеленых человечков, то Россия не помогла бы сепаратистам и не была бы на Востоке Украины. Это можете прокомментировать?

‒ Я единственное, что скажу. Есть такое выражение у Симона Петлюры: «За Украину не нужно умирать. За Украину нужно убивать».

‒ По вашему мнению, есть ли в Украине ответственные за аннексию Крыма?

‒ Не могу вам назвать фамилии, потому что нет однозначной оценки этого периода. Семь лет прошло, начинаем разбираться. А как же это было? И так до конца не разобрались. Хотя есть дело в прокуратуре. И тогда изымались документы, касающиеся этих всех событий конца февраля-марта 2014 года. Так что дело, по-моему, еще не закрыто, оно еще в процессе. Поэтому, пожалуй, и нет конкретных фамилий на сегодня.

‒ Большое спасибо.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG