Доступность ссылки

«Мы будем воевать»: как жители крымского села Холодовка стали заложниками трассы «Таврида»


Жители села Холодовка, расположенного на юго-востоке Крыма, оказались заложниками карьера, в котором добывают щебень для строительства трассы «Таврида». Дома разрушаются, в воздухе – столбы пыли, а мощные взрывы не дают покоя даже по ночам. Корреспондент Крым.Реалии побывала в Холодовке и посмотрела, в каких условиях живут ее обитатели.

Село находится у западного склона горного массива Агармыш. На горе сейчас три карьера, последний из них, вблизи Холодовки, разработали два года назад. Уже тогда жители села вели активную борьбу против его открытия, и вскоре работу карьера приостановили. Но этой осенью, после восьмимесячного затишья, карьер возобновил деятельность. И теперь существование села оказалось под угрозой.

Опасная жизнь

74-летняя Елена Бесарабова – родом из Санкт-Петербурга. Три года назад она переехала в Крым в надежде поправить здоровье.

«Это место привлекло меня своим целебным воздухом, а природа вокруг какая! Загляденье! Теперь все под угрозой. Гору взрывают, воздух травят, а дома хотят сравнять с землей. Я правда не знаю, как жить дальше», – говорит пенсионерка.

Женщина спешно зовет заглянуть к ней в дом, чтобы поделиться горем. От мощных вибраций, провоцируемых взрывами, потрескались стены, обвалились потолки.

Елена Бесарабова
Елена Бесарабова

«Я когда этот дом покупала, ни одной трещины не было! Сейчас что? Кошмар! Я одна живу. У меня пенсия – 8 850 рублей. Разве я смогу на эти деньги восстановить свой дом?» – говорит Елена Бесарабова, еле сдерживая слезы.

Не лучше ситуация у жительницы соседней улицы Зеры Эпрамовой. Она живет с мужем-инвалидом и не знает, как остановить разрушение дома.

Зера Эпрамова
Зера Эпрамова

«Боюсь, что без дома останусь. Трещины продолжают появляться, обои лопаются. штукатурка сыпется. Я даже не знаю, как быть. Дом рушится», – говорит женщина.

Зера Эпрамова
Зера Эпрамова

Некоторые уже пытались устранить повреждения ремонтом, но тщетно – трещины появляются снова. Якуб Матараджи сделал ремонт месяц назад, но оказалось – бессмысленно.

Жить опасно становится. А от правительства – ноль внимания
Якуб Матараджи

«Во время взрывов дом сильно трясет – от этого все и рвется. Жить опасно становится. Я не знаю, в какой момент у меня или дом завалит, или меня завалят. А от правительства – ноль внимания. Они нас не слышат», – отмечает мужчина.

От работы карьера в Холодовке страдают не только люди, но и природа. Местные говорят, что уничтожаются даже растения, занесенные в «Красную книгу».

Уничтожается все! Здесь целебный воздух всегда был, а теперь все покрыто пылью. Мы дышим пылью!
Леонид Бакулин

«Уничтожается все! Уничтожаются можжевеловые 300-400-летние леса. Огромные толстейшие можжевельники уничтожаются. Здесь целебный воздух всегда был, а теперь все покрыто пылью. Мы дышим пылью! Карьер портит нашу экологию! Река уже высохла, – негодует местный активист Леонид Бакулин, проживающей в селе с 1983 года. – Мы не против «Тавриды». Но ведь есть какие-то современные технологии, чтобы без взрывов таких обойтись».

Леонид Бакулин
Леонид Бакулин

Надежда и борьба

Бедствие вплотную приближается к населенному пункту и находится уже в 500 метрах от жилых домов. Люди опасаются, что вскоре их село будет полностью уничтожено. Они не раз обращались в сельсовет, но, по их словам, власти их не слышат.

В конце ноября жители села собрали подписи под обращениями с требованием остановить работу карьера. Они направили их в органы местной власти, в прокуратуру Москвы и в администрацию президента России Владимира Путина. В ответным письмах пришло оповещение о том, что обращения зафиксированы. После этого, по словам местных жителей, в село с проверками никто не приезжал.

«Мы будем воевать! Будем обращаться до тех пор, пока нас не услышат! Останавливаться нельзя», – подчеркивает Леонид Бакулин.

В администрации Судака сообщили, что о проблеме жителей Холодовки знают, но повлиять на ее решение не могут.

«Выдача разрешения на работу карьера или его запрет, к сожалению, не относится к компетенции администрации Судака, этим занимается Министерство экологии и природных ресурсов Республики Крым. Кроме того, карьер расположен на территории Кировского района», – сообщил глава администрации Судака Андрей Некрасов.

Взрывные полгода

Добычу щебня здесь осуществляет компания «Технолидер», основным видом деятельности которой является добыча руд и песков драгоценных металлов (золота, серебра и металлов платиновой группы). По словам главы администрации Судака, фирма получила лицензию с целью разведки и добычи известняков с июля 2018-го по июль 2019 года.

Генеральным директором компании является Геннадий Сырбу. Его имя не раз появлялось в прессе в связи с «карьерными скандалами в Крыму. В августе 2014 года он отстаивал работу Петропавловского карьера в Курцах под Симферополем, а в апреле 2015-го участвовал в конфликте, связанном с работой карьера в селе Мраморное Симферопольского района.

Учредитель компании «Технолидер» – Дмитрий Сташкив. Он является учредителем 11 организаций, зарегистрированных в Санкт-Петербурге и Симферополе. Одно из направлений его деятельности – разработка гравийных и песчаных карьеров, добыча глины и каолина.

Дмитрий Сташкив является президентом Союза недропользователей России, который в апреле 2017-го заключил договор с фирмой «Карелприродресурс» о комплексной поставке природных материалов для трассы «Таврида» на сумму около 8 миллиардов рублей. Согласно этому договору, 14 карьеров, принадлежащие крымским компаниям и расположенные вдоль будущей федеральной трассы «Таврида», в течение 3,5 лет должны поставлять материалы для строительства трассы, сообщает сайт Ялтинского международного экономического форума.

В Министерстве экологии и природных ресурсов Крыма признают, что полуостров испытывает острую нехватку в стройматериалах.

По официальным данным, в Крыму 60 действующих месторождений твердых полезных ископаемых, 8 из них – вновь открыты. Карьеры открывают несмотря на протесты людей и угрозу экологии Крыма.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG