Доступность ссылки

«Что мы им сделали, скажите пожалуйста?» Семья Наримана Джелялова после его ареста


Семья Наримана Джелялова, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года

Утром 4 сентября заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Наримана Джелялова увезли на синем микроавтобусе Volkswagen без номерных знаков. Ему предъявили обвинение по статье «пособничество диверсии» (часть 2 статья 281 УК Российской Федерации). Обыск в доме крымского татарина был проведен в связи с повреждением газопровода в селе Перевальном под Симферополем. Вместе с Джеляловым были задержаны троюродные братья Ахтемовы, Асан и Азиз, по аналогичному обвинению. Крым.Реалии посетили семьи арестованных крымских татар. Сейчас их близкие люди учатся жить в новой реальности, в которой появились суды, адвокаты, передачи в СИЗО и пытки.

«Джелялову ужесточили обвинение в диверсии» – читает новостной анонс в одной из местных крымских газет Айше Джелялова, мама Наримана. Они выписывают это издание ради телепрограммы, и в одном из недавних выпусков, вверху 27 страницы, увидели такую строчку.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.

Дом, где живут родители Наримана Джелялова, и дом, где он жил до ареста с супругой и детьми, находятся на одном участке. Утром, 4 сентября, когда у Джелялова начался обыск, родители видели все происходящее своими глазами.

«Я спала, слышу, в ворота кто-то стучится, пока я вышла, смотрю, во дворе уже люди ходят. Они, видать, через забор перескочили. Они говорят, вы с кем живете? Говорю, с мужем живу. Потом спросили, а где Нариман живет? Я говорю, в том доме. И они туда ушли. Их было 12-13 человек. Нариман сказал, чтобы мы не выходили и не расстраивались. У меня недавно инсульт был, боялись, чтобы не повторился», – вспоминает семидесятиоднолетняя Айше Джелялова. Она говорит, что после ареста сына, практически никто не поверил в обвинение. «Хотя вот одна женщина говорит, с магазина, мол так им и надо. Вот что мы ей сделали, скажите, пожалуйста?»

Айше Джелялова, мама Наримана, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года
Айше Джелялова, мама Наримана, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года

Супруга Наримана, Левиза, вспоминает, что 4 сентября около двух часов ночи, у мужа зазвонил телефон.

«Мы так вскочили, потому что старенькие родители и всегда просим звонить в случае чего. Это звонил Эскендер-агъа, сказал, что у Азиза был обыск, и его забрали куда-то. Куда именно он не знает и понятия не имеет, что делать. Нариман встал, написал пост о том, что пропал Азиз, и практически всю ночь на телефоне с Эскендер-агъа говорил, куда обращаться, к кому обращаться, потому что он был в полной растерянности. Во сколько Нариман лег, я даже не знаю, потому что я ушла к ребенку и, видимо, уснула».

О том, что у Азиа Ахтемова был дома обыск и его увезли, предположительно, сотрудники ФСБ стало известно 4 сентября. Позже, выяснилось, что Азиз, вместе со своим троюродным братом были задержаны сотрудниками российской ФСБ, во время избрания меры пресечения они отказались от адвокатов по соглашению, а позже, когда независимым адвокатам удалось вступить в дело, они заявили о применяемых к Азизу и Асану Ахтемовым пыткам.

Левиза Джелялова рассказывает, что утром 4 сентября она услышала лай собак и громкий стук по дверям и окнам дома. Тогда она разбудила мужа: «Говорю, у нас во дворе что-то происходит, кто-то бегает по двору и собаки просто разрываются. Он выбегает на кухню и видит через окно, как к нам начинают перепрыгивать люди в балаклавах, вооруженные. Он прибежал к нам в спальню и сказал, чтобы мы быстро одевались и я будила детей, к нам ворвались. Я разбудила девочек и сказала, чтобы они шли в комнату к Джемилю. Я взяла Нияль и уже услышала, как Нариман открыл дверь и попросил, чтобы корректно себя вели, потому что в доме есть дети, чтобы их не пугали. Он очень переживал за детей. Я уже находилась в этот момент с Нияль в спальне, не слышала, о чем они говорили».

Собака во дворе Джеляловых, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года
Собака во дворе Джеляловых, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года
В этот раз они приходили именно за Нариманом, потому что как такового обыска не было

Через какое-то время, Нариман вместе со следователем зашел в комнату, где находилась Левиза со спящими детьми. Она говорит, что не могла ни видеть, ни слышать, что происходит в других комнатах. Но анализируя все произошедшее настаивает – обыск был поводом для того, чтобы задержать ее мужа. Она проводит параллель с обыском, который проходил в их доме в 2017 году. «В первый раз, когда у нас был обыск, они реально что-то искали, перевернули все вещи, книжки, даже на кухне банку с рисом, пытались там что-то найти, то в этот раз они приходили именно за Нариманом, потому что как такового обыска не было. Они изначально забрали телефон, ноутбук. И даже в ту комнату, где мы находились с детьми, они не заходили для обыска, там, где у нас гардеробная, тоже никакого обыска не проводили. Это была такая формальность обыска».

Левиза Джелялова в своем доме, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года
Левиза Джелялова в своем доме, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года

У Наримана и Левизы четверо детей: старшей дочери, Адиле, 12 лет. Младшей – Ниаль, исполнился год через 20 дней после ареста отца. Корреспонднт Крым.Реалий приехал в семью Наримана как раз в день рождения Нияль. Еще двое, дочка Эмине и сын Джемиль, тоже присутствовали в доме во время ареста отца. Левиза говорит, что после ареста мужа она сутки не знала о его местонахождении, звонила со стационарного телефона во все отделения РОВД, в ФСБ в Симферополе, в прокуратуру. Во все ведомства она вместе с адвокатами направляла заявления о пропаже человека. В этот момент старшая дочка, Адиле, оставалась дома и отслеживала все новости в интернете и социальных сетях.

Дочки Наримана и Левизы, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года
Дочки Наримана и Левизы, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года

В 4 утра раздался телефонный звонок стационарного телефона и мужской голос, не представившись, сообщил, что передаст трубку Нариману. Левиза вспоминает, что голос мужа был очень уставшим, хотя он говорил о том, что с ним все в порядке.

«Меня допустили на суд по избранию меры пресечения, я уже понимала, что это будет шоу, цирк, потому что обвинение это просто абсурдное и неуместное. Единственная цель, придя на суд, это увидеть его, узнать, в каком он состоянии, все ли у него в порядке, переговорить – и все. Допустили только меня, но там находились и сестра, и брат, много родственников, друзья, знакомые. Разрешили зайти только мне, и когда я увидела, как его ведут в наручниках, по коридору... Не разрешили ни обнять, ни прикоснуться. Нам удалось пообщаться в ходе суда, когда судья удалялся в совещательную комнату мы могли общаться, приставы не запрещали».

Левиза показывает фотографию Наримана с сыном Джемилем, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года
Левиза показывает фотографию Наримана с сыном Джемилем, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года

Нариман и Левиза женаты 15 лет. Женщина говорит, что с начала 2014 года и аннексии полуострова муж готовил ее к тому, что может случиться так, что его арестуют.

Это месть ему за его гражданскую позицию, за участие в «Крымской платформе»

«Это, конечно, было ожидаемо, мы не раз обсуждали эту ситуацию, у нас проходили разговоры на эту тему. Просто, одно, когда ты просто знаешь об этом, а другое, когда это уже происходит. Это месть ему за его гражданскую позицию, за участие в «Крымской платформе» непосредственно. Конечно, он готовил к такому возможному повороту событий, что к нам могут прийти, даже когда ехали по городу на машине, я уже знала, где находится какое здание, и он даже говорил, если меня вдруг не сможете найти, вот здание ФСБ на бульваре Франко, я скорее всего буду здесь, чтобы ты знала».

Левиза Джелялова читает письмо мужа из СИЗО, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года
Левиза Джелялова читает письмо мужа из СИЗО, село Первомайское Симферопольского района, 26 сентября 2021 года

Нариману Джелялову избрали меру пресечения до 4 ноября 2021 года. Апелляционный суд, по словам адвокатов, должен состояться в ближайшее время.

Нариману Джелялову предъявлены обвинения по делу о так называемой «диверсии» на газопроводе. Организаторами, по версии ФСБ, являются Риза Ягьяев-Велиулаев, которого в ведомстве называют агентом ГУР. В качестве кураторов в центре общественных связей ФСБ названы: сотрудник военной разведки Украины Максим Мартынюк и его непосредственный начальник, руководитель оперативной службы «Таврия» Виктор Зелинский. «Указанная диверсия была санкционирована начальником ГУР МО Украины Кириллом Будановым – участником неудачной акции в 2016 году, в ходе которой им был убит сотрудник ФСБ России», – было сказано в заявлении пресс-службы ведомства. Впоследствии арестованному крымскотатарскому активисту Нариману Джелялову ужесточили обвинение по делу о «диверсии на газопроводе» в селе Перевальное. Теперь ему грозит от 12 до 20 лет лишения свободы.

Омбудсман Украины Людмила Денисова обратилась к Верховному комиссару ООН по правам человека Мишель Бачелет в связи с новыми арестами, которые произошли в Крыму. После информации об обысках и задержаниях 3-4 сентября у крымских активистов, Прокуратура АРК и Севастополя сообщала об открытии уголовных производств.

Дело о «диверсии на газопроводе» в селе Перевальное

3-4 сентября 2021 года в Крыму российские силовики провели обыски и задержали пять человек, в том числе крымскотатарского политика и активиста Наримана Джеляла (Нариман Джелялов по документам – КР). 6 сентября в Крыму арестовали четырех задержанных: братьев Азиза и Асана Ахтемовых, их отца Эскендера и еще одного сына Эскендера Арсена Ахтемова. Также подконтрольный Кремлю Киевский районный суд арестовал крымскотатарского политика и активиста Наримана Джеляла на два месяца – до 4 ноября. Нариман Джелял отрицает все обвинения в свой адрес.

7 сентября российское государственное агентство ТАСС со ссылкой на ФСБ России сообщило, что задержанные «по подозрению в совершении диверсии на газопроводе в Крыму 23 августа этого года дали признательные показания». По этим данным, на «видео допроса двоих из них, распространенного ФСБ, мужчины подробно рассказали, от кого получали инструкции и как устроили подрыв газопровода в селе Перевальное».

При этом в ФСБ России утверждают, что «диверсия была организована Главным управлением разведки (ГУР) Министерства обороны Украины».

Главное управление разведки Минобороны Украины рассматривает обвинение ФСБ России как «целенаправленную провокацию».

Нариману Джелялу грозит от 12 до 20 лет лишения свободы. Российские власти обвиняют его в совершении диверсии в составе организованной группы по п. «а», ч. 2 ст. 281 УК России, а также по ч. 4 ст. 222.1 УК России – незаконное приобретение, передача, хранение, перевозка, пересылка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств в составе организованной группы. Нариман Джелял отрицает все обвинения в свой адрес.

Власти Украины связывают задержания и аресты крымскотатарских активистов с саммитом «Крымской платформы», который прошел 23 августа.

Омбудсман Украины Людмила Денисова обратилась к Верховному комиссару ООН по правам человека Мишель Бачелет в связи с новыми арестами, которые произошли в Крыму.

После информации об обысках и задержаниях 3-4 сентября у активистов в Крыму Прокуратура АРК и Севастополя сообщала об открытии уголовных производств.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG