Доступность ссылки

«Российское общество скорее мертво, чем живо»: реакция рунета на ухудшение состояния Навального в тюрьме


Алексей Навальный

Навальному в тюрьме становится хуже, он испытывает серьёзные проблемы со здоровьем. Об этом стало известно благодаря его адвокатам, которых некоторое время к нему просто не допускали.

Затем Навальный передал через адвокатов два заявления, оба опубликованы в его блоге. Алексей пишет о сильных болях в спине и отсутствии лечения, о том, что к нему не пускают квалифицированных врачей и не дают спать по ночам.

Важный пост опубликовала в своём Инстаграме Юлия Навальная:

Все, кто знаком с Алексеем, знают: он не будет жаловаться до последнего. Будет терпеть, стараться справиться сам и шутить.
Все проблемы со спиной начались уже месяц назад, в Матросской тишине. После того, как его перевезли во Владимир, ситуация только ухудшилась. Мы нашли врача, который был готов приехать и осмотреть его, адвокаты писали ходатайства.
Алексей запрещал нам говорить об этом, чтобы это не выглядело, как будто он жалуется. С самого начала пребывания в этом «дружелюбном концлагере» (не очень-то дружелюбном) он просил дать хоть какие-то лекарства. Другой врач, который занимается проблемами со спиной, написал мне на бумаге упражнения из специальной гимнастики, как облегчить боль. Так эти гады не то что лекарства и врача не пропускают, так ещё и бумажки с этой гимнастикой забрали у адвокатов и Алексею не передают.
Разумеется, осложнения со спиной связаны еще и с тем, что ему не дают нормально спать, будя по ночам каждый час. Тут и здоровый очумеет, не говоря уже о человеке, перенесшем полгода назад смертельное отравление. Возможно, Алексею потребуется серьезное лечение. Уже имея опыт взаимодействия с врачами в омской больнице, очевидно, что на докторов, которых ему подсунет ФСИН (напомню еще раз: эти люди специально прячут упражнения на бумажке), мы положиться не можем. Я требую дать Алексею возможность лечиться у тех врачей, которым он доверяет.
Путин уже на всю страну рассказывал, что читает мои обращения к нему. Так вот: я требую немедленно освободить моего мужа, Алексея Навального, которого он запихнул в тюрьму незаконно. Запихнул потому, что боится политической конкуренции и хочет сидеть на троне до конца жизни. То, что происходит сейчас, - это личная месть и расправа над человеком, которая происходит у нас на глазах. Это должно быть немедленно прекращено.

В определённом "провластном" сегменте соцсетей явное злорадство.

Юрий Ткачёв:

Вот знаете почему у Навального с революцией в России ничего не получится?
Вот типа у него там в тюрьме резко ухудшилось состояние, заболела спина, начала отниматься нога. И Навальный требует, чтобы к нему пустили приглашённого им врача.
А вот скажите, может ли среднестатистический российский зэк получить помощь приглашённого врача? Сильно сомневаюсь.
И это притом, что Навальному даже сделали МРТ (МРТ? в тюрьме? я чего-то не знаю о российской медицине?), т.е. не сказать что прям без медпомощи оставили.
Так почему Навальному должно быть можно то, что нельзя обычному зэку? Потому что он типа политик и это вот всё? Так и что с того?
Вот в этом и суть. Эти ребята позиционируют себя изначально выше простых смертных. Что у них другие права и им положено другое обращение. Но простите, элиты с другими правами у россиян есть и так. И ещё не факт, что по остальным критериям Навальный не будет хуже.
В общем, этот тест на роль нового вождя российской оппозиции Навальный, снова-таки, проваливает.

Илья Ремесло:

Сразу скажу – не считаю, что он симулирует. Но и преувеличивать масштаб проблемы не стал бы.
Да, в местах лишения свободы есть определенные ограничения, там странно рассчитывать на тот же уровень медицины, что был в Омске (напомню, Навальный "отблагодарил" спасших его врачей оскорблениями и клеветой).
Лечить его на сносном уровне будут и за решеткой, ведь пациент достаточно скандален и на виду.
Что же касается жалоб Навального на постоянные побудки – возможно, ему не стоило передавать на волю посты про заточенную ложку и вызволение из заточения?
Надо было понимать, что ты не в мире эльфов и единорогов, ты преступник, который находился в розыске. И такие твои действия законно будут трактовать как склонность к побегу – а отсюда и профучет, и побудки ночью.
Требования же Юлии Навальной "немедленно отпустить" – выглядят крайне глупо, все понимают, что это невозможно. Уже один раз был проявлен гуманизм, "тяжело больного" Навального выпустили в Германию – и мы все помним, как он за это "отблагодарил".
Второй раз игра на жалости в ущерб закону не пройдет, лимит поблажек исчерпан.

Но вообще в сети чувствуется серьёзность происходящего.

Сергей Смирнов:

Понятно, почему Навальный целый месяц держал в тайне свое плохое самочувствие. Чтобы это не выглядело как жалоба.
И если сейчас он решил это публичить говорит об одном: ситуация и правда крайне серьезная. Особенно с учетом того, что его вчера возили на МРТ. Причем Юля пишет, что ему даже листочки с гимнастикой не передают, не то что лекарства.
Дикие проблемы со спиной, так еще и пытки тем, что каждый час ночью его будят как склонного к побегу. То есть вот это даже внутренними инструкциями не объяснить.
Самое настоящее издевательство: как со здоровьем и лекарствами, так и с ночным инспектором

Евгений Ройзман:

Мы разговаривали с ним в декабре.
Я спрашивал, как идёт реабилитация и звал пробежаться, когда он вернётся. О том, что он может не вернуться и речи не было — решение возвращаться, похоже, было им принято тогда, когда вернулось сознание.
И он сказал, что бегать у него не получается, потому, что не слушается правая нога, он не может на неё опираться и не знает, восстановится она, или нет. Он просил меня об этом не говорить, я и не говорил.
Это я к тому, что Алексей, сильный и мужественный человек, не склонен жаловаться на здоровье и умеет терпеть, и если уже попал в тюремную больничку, значит всё очень серьёзно.
Алексей сидит только за то, что остался жив после покушения и не побоялся вернуться в Россию.
Эта подлая власть по всем юридическим и человеческим законам обязана освободить Навального.
Алексею — стойкости и мужества.
Юле и всей семье — терпения и надежды.
Мы с вами.

Максим Трудолюбов:

Алексей Навальный и его близкие несколько недель не предавали гласности факты пыток и издевательств над ним. Возможно, действительно Алексей не хотел, чтобы его обращения звучали как “жалобы”. У Алексея высокая чувствительность к публичной риторике. Его обычно насмешливый тон создает дистанцию, позволяет ему смотреть на власть сверху вниз и помогать его последователям не боятся власти. То, что смешно - не страшно. Власти, конечно, это не нравится и начальство пытается эту ситуацию перевернуть. Но для того, чтобы говорить сверху вниз, нужна моральная правота. Пытать политического оппонента - низость, и уж точно не признак правоты.

Зоя Светова:

Ситуация еще хуже чем кажется. Алексей Навальный уже четыре недели скрывал своё состояние .
Что можно сделать? Забросы, письма в адрес гарантов здоровья и безопасности Навального- ФСИН, Генпрокуратура и УПЧ.
Ещё хорошо бы правозащитникам и политикам обратиться к западным лидерам , чтобы они нашли « ключи» к решению этой ситуации

Андрей Волна:

Адвокат описывает клиническую картину компрессии корешка спинного мозга. Скорее всего, вследствие грыжи диска (возможны варианты).
Выполненная МРТ - это правильный метод обследования в данной ситуации.
Варианты лечения - от консервативной терапии (если клиника держится, как говорит адвокат, 4 недели, то эффект сомнительный) до хирургического вмешательства (весьма вероятно).
Нужна консультация не тюремного врача. И не просто врача. Нужна консультация нейрохирурга.

Александр Шуршев:

В путинской России много раз людей по политическим мотивам убивали в заключении: Магнитский, Алексанян...
Сейчас у них в руках Навальный. Они пытались его убить, их поймали за руку, и теперь они хотят мстить. Навальный не должен оказаться в этом списке

Андрей Борзенко:

Я когда-то очень много читал документы по делу Магнитского, в том числе его жалобы на условия содержания и состояние здоровья. С профессиональным занудством юриста он подробно перечислял все мелкие подлянки, которые кидали ему тюремщики, и указывал на то, почему именно то или иное действие незаконно. А его в это время медленно и неизбежно убивали. Теперь похожим занудным перечислением занят другой юрист, Навальный, которого пытают отсутствием сна и медицинской помощи. И это просто адски страшно.

Илья Васюнин:

Несколько лет назад задавал вопрос одному из адвокатов Сергея Магнитского (международные организации называли в качестве причину смерти «умышленную медицинскую халатность»): почему, зная о проблемах Сергея, они не сделали ситуацию публичной? Ответ цитирую по смыслу, приблизительно — «не хотели выносить, не понимали, насколько все серьезно».

В связи с ситуацией со здоровьем Алексея, значит, такое рассуждение — все понимаю насчет подчинения адвоката воле подзащитного, но в ряде случаев необходимо, видимо, это волю модерировать; в конце концов, все кроме здоровья можно исправить; тем более в случае, когда это не сознательный риск в виде голодовки, а жертва ради жертвы, мероприятия более чем сомнительного. Не до конца понятно, как тут правильно действовать, наверное, более в этой части опытные люди знают лучше, но представляется однако, что молчание не самый лучший вариант (см. случай в первом абзаце). Кроме адвокатов, вероятно, на стратегию публичности может повлиять и окружение.

Николай Кононов:

Заглянул в соцсети, а тут оказывается, Навального в колонии пытают депривацией сна. Почтенный, уважаемый со времён ГУЛАГа приём — сводить арестанта с ума, не давая спать. Описан в N-ом количестве эгодокументов и романов (в "Восстании" тоже). А ещё говорят, утеряны традиции, распалась связь времён. Ничего подобного. Всё лучшее берём в будущее.

Илья Симановский:

Полагаю, пытка бессонницей, применяемая к Нaвальному, это момент истины для т.н. "охранителей", которые еще хотят сохранять репутацию людей. Многие ли сейчас достаточно внятно выскажутся в духе "не, ну это уж ни в какие ворота, отстаньте от человека, так нельзя"? Или тихо промолчат в позе "Вертухаи будят Навальнoго по 8 раз за ночь, интересно, зачем это ему понадобилось?"

Дмитрий Колезев:

Тут все просто: Навальный по политическим основаниям находится в тюрьме в пыточных условиях. Его здоровье, а возможно и жизнь, под угрозой. Это совершенно средневековый и отвратительный способ политической борьбы. Я не знаю, подействует ли обращение Юлии Навальной к Путину, и что вообще должно случиться, чтобы это прекратилось. Но это должно быть прекращено. И для Навального, и для других заключенных, которые подвергаются пыткам и жестокому обращению. Это противоречит и международному праву, и российской Конституции, и даже всему, что декларируют российские власти. Мучить оппонента в тюрьме — это вовсе не признак сильного государства.

Илья Яшин:

Давайте называть вещи своими именами: Навального решили просто сгноить в тюрьме. Как минимум сделать из него инвалида. Про худшее даже говорить не хочется — все и так всё понимают.
Ответственность за происходящее несёт лично Владимир Путин, который на глазах у всей страны и мира мстит своему оппоненту и создает реальную угрозу его жизни.

Фёдор Крашенинников:

👆Путин - личный тюремщик Навального.

Антон Орехъ:

Есть вещи вне моего понимания. Власти делают всё, чтобы превратить Навального в мученика, в героя, не позволить нам забыть его имя. Чтобы даже в лагере он оставался в центре внимания и влиял на политику. Мог бы спокойно сидеть в этом лагере, лечили бы ему спину, а на воле все занимались бы какой-то бытовухой и смотрели сериалы. Но власть каждый день превращает Навального в человека который однажды даст ей пинка под зад. Здоровья Алексею! Мужества и терпения! Что тут ещё скажешь.

Татьяна Лазарева:

Для тех, кто не знает, Навальный - это человек, который как и многие в нашей стране недоволен тем, что в ней происходит. Только в отличии от многих из нас он открыто борется с этим за будущее нашей страны - за честные суды, свободу слова и собраний, за сменяемость власти. В этой борьбе он чудом остался жив после того, как его отравили. Сейчас он находится в тюрьме, он болен, его не лечат, а также не дают по ночам спать, чтобы он мог хотя бы восстановиться. Его семья давно находится в постоянной опасности.
Меня все это очень беспокоит. Как беспокоит и мое будущее в этой стране, и будущее моих детей - и это совершенно нормально для любой матери. Мне важно, в какой обстановке и в какой стране живут и формируются мои дети. Это наша с ними страна и я хочу, чтобы и я и они чувствовали себя в ней в безопасности, любви и заботе. Я считаю, что только тогда человек может стать полностью счастливым.

Митя Алешковский:

Я считаю, что каким бы злом власть-имущие не считали Навального, какую бы угрозу они в нем не видели, чьим бы агентом они его не называли, никто не в праве пытать человека. Никакого, не только Навального, но и Навального тоже.
Но с Навальным особая история, потому, что он сам прилетел в Россию, сам решил, что готов пойти в тюрьму.
Вы можете убить его, можете сделать его калекой, можете убить и искалечить всех тех, кто придет вслед за ним, но таким путем вы никогда не одержите моральной победы. И все вокруг всегда будут знать об этом, всегда, в каждом разговоре, на каждой встрече, до самой смерти и всегда, всегда после нее.

Мария Снеговая:

По масштабу последствий для России просходящее на наших глазах де факто убийство Алексея Навального, вероятно будет сопоставимо с войной в Украине.

Николай Эппле:

Алексея Навального, человека, который, так уж получилось, является лидером российской оппозиции и с которым у очень многих связаны надежды на изменения в стране, ну и просто живого невинно осужденного человека, в колонии пытают бессонницей, с его здоровьем прямо сейчас происходят непонятные вещи. Мне кажется, это должно беспокоить мою ленту (про широкую общественность не говорю) ну точно не меньше, чем интервью полоумного чувака известной телеведущей и цензура на модной московской книжной ярмарке. Должно, но, кажется, это не так.

Таисия Бекбулатова:

Судя по реакции на происходящее с Навальным, российское общество скорее мертво, чем живо

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG