Доступность ссылки

Форт Южный, неприступный бастион на горе Спилия у Балаклавы


Балаклавская бухта с давних времен была удобным портом, практически единственным на этом участке побережья, а потому – важным стратегическим объектом, который необходимо охранять. Генуэзская крепость тому свидетельство: представители республики начали строить ее в 14 веке, сразу же после того, как обосновались в Балаклаве. Затем основательные укрепления в окрестных горах начали возводить британцы во время Крымской войны 1854-1855 годов: на склонах горы Спилия бригада морской пехоты оборудовала здесь первые земляные укрепления. Именно с вершины горы Спилия, которую еще называют Аскети, начиналась линия тыловой обороны союзников.

После окончания в 1905 году русско-японской войны с учетом опыта обороны морской крепости в Порт-Артуре, в Военном и Морском министерствах вновь вернулись к давней идее создания сухопутной обороны вокруг Севастополя. Несколько лет шли проектно-изыскательские работы и примерно в 1909-1910 годах началось строительство бетонных укреплений на склонах горы Спилия – форта Южный. К началу Первой Мировой войны в 1914 году готовность данного укрепления-форта сухопутной обороны, составляла 80-90%. На соседней горе Кефало-Вриси строили форт Северный, его успели возвести более чем на 90%.

Остатки обоих мощных укреплений уцелели и после Второй мировой, несмотря на то, что после войны сооружения использовались как полигон для испытания авиабомб. Прогуляться к форту Южный – приятное и познавательное путешествие. Путь начинается с горы Крепостной, от развалин Генуэзской крепости Чембало. На фото – здания бывшей метеостанции, а между ними тропа, которая идет по оврагу Шайтан-Дере.

Рядом то ли дачные участки, то ли дома частного сектора. На одном из огородов – лодка. Этим и в Севастополе, и в Балаклаве никого не удивишь, но расстояние до моря здесь все же довольно приличное.

Тропа поднимается в гору, высота Спилии – 386 метров. На соседней горе Кефало-Вриси, где форт Северный, видны недострои. Если так пойдет и дальше, то скоро к форту будет не подобраться. С попытками строить дома общественники борются уже несколько лет. В мае нынешнего года сообщалось, что в отношении установленных владельцев трех земельных участков возбуждены дела об административном правонарушении и составлены протоколы, которые направлены в суд «для принятия решений». Между тем, стены домов еще чуть-чуть подросли.

Пасущиеся здесь лошади – картина привычная, но кто знает, может быть именно на этом месте вскоре будет красоваться чей-то гостиничный комплекс.

Вот уже и информационный стенд Большой севастопольской тропы, рассказывающий о форте Южный. Можно почитать, хотя информации сейчас и в интернете хватает.

Гора Спилия – одна из господствующих. Если стоять лицом к морю, то справа, на запад, на горе Кастрон, которую сейчас называют Крепостной, развалины крепости Чембало. За этой горой виднеется мыс Курон, он же Западный, Батарейный. А совсем вдалеке – высоты Кая-Баш.

По левую руку или на восток – величественный мыс Айя и урочище Аязьма перед ним. В общем, положение в военном отношении горы Спилия идеальное: круговой обзор на многие километры.

А вот и сам форт. Бетонные казематы, орудийные площадки. На стенах – выбоины от снарядов и пуль, полученные во время Второй мировой войны. Удивительно, но на оцинкованных трубах в вентиляционных шахтах совершенно нет ржавчины, а ведь этой стали и покрытию более ста лет. От крышек вентиляционных шахт из литой бронзы с виньетками остались лишь фрагменты, остальное снято «охотниками за металлом».

А еще тут система рвов глубиной два-три метра, а через каждые восемь-десять метров устроены лестницы – это для того, чтобы солдатам было удобнее перемещаться, боеприпасы подносить. В исторической литературе есть сообщения, что форт был электрифицирован, а подстанция располагалась в защищенном месте в балке.

На склонах горы Аскети тренируются мотогонщики, где еще найдешь такой рельеф. Тем временем ученые сообщают об угрозе утраты ландшафта и краснокнижных растений из-за лихачеств «экстремалов за рулем». По словам старшего научного сотрудника ИМБИ Владимира Александрова, пешеходные тропы буквально превратились в трассу: «К сожалению, те редкие сообщества и виды, которые здесь когда-то обитали и занесены в Красную Книгу, исчезают из-за того, что такой большой поток авто- и мототранспорта».

«Эти новые дороги будет выбирать вода, ливневые потоки, и склоны будут размываться, пойдет оврагообразование, мы утратим ландшафт», – предупреждает член севастопольского отделения «Русского ботанического общества» Елена Чернышева.

Тех, кто ходит на Спилию пешком, неизмеримо больше. Но они вряд ли наносят серьезный вред природе.

Остатки стены с бойницами нависают над обрывом. Ими все же воспользовались в 1941-42 годах. Здесь сражался сводный полк морской пехоты под командованием майора И. Г. Писарихина, до этого начальника морской пограничной школы в Балаклаве.

Полк состоял из двух батальонов. Один батальон был сформирован из курсантов морской пограничной школы, другой из курсантов Балаклавского водолазного техникума ЭПРОН. В ноябре 1941-го немцы сумели занять форт Северный, но форт Южный оставался неприступным до последних дней обороны Севастополя – до конца июня 1942 года.

Стальные кованные двери каземата спилены теми, для кого истории и подвигов предков не существует. Не помнящие рода и племени вандалы знают и понимают только вкус наживы.

Табличка на иссеченной осколками бетонной стене гласит: «Здесь на высоте 386,6 г. Спилия в ноябре 1941 года стояли насмерть курсанты, краснофлотцы, солдаты и командиры 383 стр. полка (батальоны школы НКВД БО и ПВО, роты МПВО и химзащиты), 149 кав. полка, 1330 стр. полка, 514 стр. полка, 161 стр. полка, сводного полка НКВД, местного стрелкового полка БО. Вечная память героям-защитникам Севастополя!»

На следующем фото – сооружение из листовой брони, которое несведущие севастопольцы называют «Бочкой смерти». В конце 1960-х годов появилась зловещая легенда о том, что из этой бочки в 1941-42 годах немцы сбрасывали пленных матросов и красноармейцев. Легенду закрепил местный художник, запечатлев эту мифологическую сцену в одной из своих картин. Основой для возникновения исторического мифа стало появление в середине годов в журнале «Огонек» статьи ветерана госбезопасности о том, что бочка использовалась для казни пленных моряков. Но специалисты говорят совершенно о другом.

Так, севастопольский историк Константин Колонтаев рассказывает, что это высотный наблюдательный пост в виде железной «бочки» диаметром 1,8 метра и высотой 2 метра, которая висит на скале над пропастью. В стенах и полу «6очки» были оборудованы специальные прорези для установки в ней артиллерийского дальномера. Изначально таких «бочек» было две. Одна из них была либо сбита артогнем в 1941-42 или1944 годах, либо срезана на металл в послевоенное время. Уже в наше время севастопольские скалолазы, обследовавшие подножье скалы под «бочкой», не обнаружили там ни одной человеческой кости.

Многие севастопольцы и гости города поднимаются к Южному форту под вечер, чтобы полюбоваться закатом. Зрелище того стоит.

Евген Жук, блогер из Севастополя (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG