Доступность ссылки

Пройдусь по Абрикосовой: застывшее время в Севастополе


«Абрикосовка» в Севастополе, 22 августа 2019 года

Насчет названия микрорайона, расположенного на окраине Севастополя, между Килен-балкой и Георгиевской балкой, часто спорят знатоки истории города. Одни называют этот район Абрикосовкой – по имени улицы в частном секторе, другие – по имени улицы Генерала Жидилова. Эта часть микрорайона была построена после Второй мировой. Ко второму варианту большую часть севастопольцев склоняет то, что «Генерала Жидилова» – конечная остановка городских маршрутов.

Отдаленность – главная причина того, что район почти не развивается, несмотря на проводимые ремонты жилого фонда и асфальтовых покрытий. Иногда кажется, что время здесь остановилось. На Абрикосовке-Жидилова проживает около четырех тысяч человек, а добираться на работу приходится от двадцати минут до часа. Маршрут №112 до Камышовой бухты является одним из самых длинных в Севастополе. Хотя, например, до улицы Горпищенко пешком через Килен-балку идти минут десять, а добираться на двух маршрутках, с учетом ожидания, можно от 20 до 40 минут.

Отправляюсь посмотреть, как там люди живут. Дорога петляет мимо 13-го судоремонтного завода Черноморского флота, потом – по улице Абрикосовой. У не местных водителей от тутошних крутых поворотов, подъемов и спусков обычно случается легкий шок. Некоторые повороты на серпантине градусов эдак в триста да еще и на подъеме. Вот, например, поворот с улицы Абрикосовой на улицу Гранатную.

А еще в некоторых местах нет тротуаров, и пешеходы идут прямо по проезжей части. Иногда им даже и отскочить некуда: или забор рядом, или крутой склон с ежевикой. Другая опасность, на этот раз уже для автомобилистов – бетонные стоки вдоль дороги, в которые можно запросто угодить колесом на повороте.

Средоточие жизни микрорайона – небольшая площадь, на которой находятся магазины, кафе, небольшой рынок и аптека. Ларьки есть и среди жилых домов, а здесь как бы центр. Ах да, еще – библиотека, но работает ли, не знаю.

С другой стороны площади – небольшой сквер, за которым разместились детская и тренажерная площадки. Лавочки сравнительно новые, дорожки сделаны еще при Союзе. Поливом травы никто не занимается, но деревья и кустарники растут, тень обеспечивают. Днем здесь малолюдно, но вечером, как мне сказали, «многие гуляют».

Возле сквера – церковь Романа (Медведя) Священноисповедника. Как указано на одном из церковных сайтов, «небольшой каменный храм на железобетонном каркасе, сооруженный в 2010-2011 годах. Одноглавый четверик с пощипцовыми завершениями фасадов, с притвором и алтарем».

Кто такой Роман Медведь, я не знал. Оказывается, в 1907 году он был назначен настоятелем Свято-Владимирского адмиралтейского собора в Севастополе и благочинным береговых команд Черноморского флота. В этом качестве он пребывал вплоть до 1918 года. В 1914 году был выбран секретарем первого Всероссийского съезда военного и морского духовенства, проходившего в Санкт-Петербурге. Осенью 1918 года он был назначен настоятелем храма Василия Блаженного в Москве. Подвергся репрессиям, сидел в лагерях, подорвал здоровье и умер в 1937 году. Канонизирован церковью в 2000 году.

Микрорайон Жидилова – это пара десятков брежневских пятиэтажек, но есть и несколько более старых трехэтажных домов. Их старина ощущается по специфическому быту. Это и белье на веревках на газоне, разнотипные балконы и уютные лавочки под арками из винограда и плюща. На человека с фотоаппаратом здесь косятся, поскольку непривычно. Туристов в этом районе не бывает. Один пенсионер даже спросил меня: «Как разведка?». Хотел ответить ему на английском, но передумал. Шпиономания в Крыму сейчас зашкаливает, проблем потом не оберешься.

Через дорогу – частный сектор Абрикосовки. Тут совершенно другая атмосфера. Есть новые дома и даже особняки, но фотографировать их не интересно. То ли дело домишки в возрасте, с покосившимися заборами, древними калитками, ветхими пристройками и плодовыми деревьями. И почтовыми ящиками такого типа, который сейчас мало где встретишь. Картина маслом, в общем.

Снова возвращаюсь на площадь и на ржавой двери неработающего магазина случайно замечаю выцветшую, но еще читаемую листовку от партии «Союз» с выборов в горсовет 2010 года. Флаги Украины, России и Беларуси. Это партия известного крымского богача и политика, украинского нардепа трех созывов Льва Миримского, кто не помнит. Миримского уж с нами нет, партия не понятно, жива или мертва, а плакатик все висит.

Вдоль улицы Генерала Жидилова тянутся трубы теплосети. Расположенная между этим районом и Инкерманом Севастопольская ТЭЦ обеспечивает теплом всю Корабельную сторону Севастополя. Теплоэлектроцентраль введена в эксплуатацию более 80 лет назад, в 1937-м. В годы Второй мировой была разрушена, оборудование вывезли в Германию. Восстановлена в 1951 году и работает по сей день. Основной продукт ее – электричество, а тепло, получаемое при охлаждении газовых турбин – вторично. Но так получилось, что теплоснабжение стало в последние десятилетия главной задачей ТЭЦ.

Тротуары во многих местах требуют ремонта, но зато убираются регулярно. Везде сквозит выборочность использования средств: в одном дворе асфальт заменили, в другом, таком же, по соседству, – нет.

В детском саду тоже идет ремонт, а объявление на воротах напоминает, что вход на территорию только по паспортам. Интересно, как родители по утрам деток в сад приводят?

Аналогичная картина с остановочными павильонами. В одних местах их установили недавно, в других стоят еще советские, а на повороте у церкви – вот такая картина. Транспортная доступность, микрорайона, кстати, всегда была проблемой. Пускать автобусы по более плотному графику перевозчикам невыгодно, поскольку от Малахова кургана и далее все только выходят и никто почти не садится.

Спускаюсь в сторону Севастопольской бухты. По пути встречается огромный котлован и непонятные бетонные развалины, на вид довольно старые.

Рядом – кубическая громадина из бетона, довольно неплохо расписанная граффити. Это верхняя часть подземной ТЭС, площадь многоэтажного комплекса превышает, представьте себе, тридцать гектаров. Секретный объект «Крот» начали строить еще до войны, а потом, по неизвестным причинам, «заморозили». Здесь любят «тусить» экстремалы.

И вот почему. Под разрушенным бетонным потолком – глубокая вертикальная шахта глубиной около 40 метров. Иногда здесь гибнут люди, а никаких ограждений или предупреждающих надписей нет. Рассказывают о сотнях метров тоннелей и залов, в которых можно заблудиться. Многие тоннели затоплены.

Еще один бетонный монстр расписной, за ним – вход в подземелье, ведущий под гору. Станция, которую начали строить в 30-е годы прошлого века, должна была обеспечивать весь Севастополь электроэнергией, работая на угле. Для защиты от разрушения во время войны, к которой усиленно готовился Советский Союз, решено было разместить ТЭС под землей. В недостроенном сооружении во время Второй мировой располагались оборонные предприятия. В 1950-х строительство возобновилось, но так и не было доведено до конца.

А это Георгиевская балка, напротив которой видны причалы № 58 и 59. В дальней части бухты виден Инкерман. Георгиевская балка получила свое название по стоявшей когда-то здесь церкви. Также здесь проходит ведущая в Севастополь железная дорога. От этого места и до железнодорожного вокзала она еще дважды нырнет в тоннели – Троицкий и Графский.

На обратном пути у дачного кооператива вижу на будке-прицепе украинский «флаг». Сейчас в Севастополе такое нигде не увидишь, но в здешней глуши это, похоже, никого не смущает.

В километре от расположенной на улице Генерала Жидилова конечной остановки находится один из самых известных севастопольских памятников – Инкерманскому сражению. Установлен он на плато, лежащем между Килен-балкой и Черной речкой. Сражение произошло 24 октября 1854-го. Имея численное преимущество, подталкиваемый сверху, князь Меншиков решается на эту битву, заранее обреченную на провал. К слову сказать, в штабе главнокомандующего не нашлось даже карты местности, ее доставили после сражения. В роковом бою российские войска потеряли около 12 тысяч солдат, офицеров и генералов, союзники – более 4 тысяч.

Первый памятник из бута, облицованного крымбальским камнем, установили в 1904 году к 50-летию сражения. В годы Второй мировой он был разрушен, сохранились цокольная часть и отдельные фрагменты. Восстановлен памятник был на прежнем месте в 2004 году.

Евген Жук, блогер из Севастополя (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG