Доступность ссылки

Бахчисарайское «дело Хизб ут-Тахрир»: суд в России прослушал скрытые аудиозаписи


Лиля Гемеджи

В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону по второму бахчисарайскому «делу Хизб ут-Тахрир» исследовали скрытые аудиозаписи из мечети, где собирались обвиняемые крымские татары. Об этом корреспонденту Крым.Реалии рассказала адвокат Лиля Гемеджи.

По словам адвоката, скрытые аудиозаписи разговоров в мечети продолжительностью около часа каждая в ноябре 2016 года и январе 2017 года сделал гражданин Латвии Константин Тумаревич. Гемеджи утверждает, что Тумаревич был знаком с некоторыми из обвиняемых. Более того, фигурант данного дела Марлен Асанов помогал свидетелю Тумаревичу обустроиться в Крыму после переезда из Латвии.

«Прослушивающее устройство находилось на одном из лиц, которые присутствовали на сухбете (беседе – КР). Личность человека, который проводил скрытую запись, узнали наши подзащитные – это гражданин Латвии, Тумаревич Константин Алексеевич. Его узнали по характерному говору и картавости речи. На этих встречах, в частности, спикерами были Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов. Обсуждались темы, связанные с положением мусульман в мире», – рассказала Лиля Гемеджи. ​

Адвокат также пояснила, что стенограмма, которую выполнил сотрудник ФСБ, и сама аудиозапись прослушки не соответствуют друг другу. По ее словам, сотрудник ФСБ и лингвисты, которые привлекались для расшифровки аудио, не обладают знаниями крымскотатарского и арабского языков.

«Некоторые фразы переводились произвольно. Например, на аудио речь идет о «тиранических режимах», а в стенограмме оперативный сотрудник меняет это на «террористические организации». Или слово «хутба» (мусульманская молитва – КР) меняется на слово «Хизбы» (просторечие от «участники организации Хизб ут-Тахрир» – КР). Таким образом, контекст разговора и смысл всей аудиозаписи меняется. Искажение стенограммы дает основание не просто произвольно трактовать смысл сказанного на собрании, а привязываться к конкретным словам и вкладывать в них другой смысл. А это в свою очередь, влияет на качество экспертизы, которую делают сотрудники Башкирского университета, в частности Тимур Уразметов и Елена Хазимуллина», – пояснила адвокат.

Бахчисарайское «дело Хизб ут-Тахрир». Год в СИЗО (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:34 0:00

Как уточняется, следующее заседание по этому делу назначено на четверг, 14 мая.

19 марта Апелляционный военный суд оставил под арестом семерых фигурантов так называемого второго бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир». В отношении восьмого фигуранта – Сервера Мустафаева, заседание перенесли из-за состояния его здоровья.

В октябре 2017 года российские силовики арестовали шестерых жителей Бахчисарая. Это Тимур Ибрагимов, Марлен Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. ФСБ России инкриминирует им участие в запрещенной в России и аннексированном ею Крыму организации «Хизб ут-Тахрир».

​21 мая 2018 года в Крыму были задержаны координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев и житель села Долинное Бахчисарайского района Эдем Смаилов. Обвинения против них приобщили к бахчисарайскому «делу Хизб ут-Тахрир».

15 ноября 2019 года Южный военный окружной суд российского Ростова-на-Дону начал рассматривать данное дело по существу.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

XS
SM
MD
LG