Доступность ссылки

Газовый ценовой шторм. Рикард Йозвяк – о том, как Москва влияет на энергетическую карту Евросоюза


Офис «Газпрома» в Москве

Энергетический кризис, охвативший большую часть мира, со стремительно растущими ценами на нефть и природный газ, вероятно, позволяет президенту России потирать руки от радости. В свою очередь, Европейский союз пытается найти «золотую середину»: с одной стороны, потребности озабоченных происходящим предприятий и взволнованных граждан, с другой – амбициозная «климатическая повестка», согласно которой требуется сократить выбросы CO2 на 55 процентов к началу следующего десятилетия. И эта ситуация может быть выгодна для Кремля.

Москве тем не менее не следует чересчур радоваться. Да, страны Европы просят больше газа, опасаясь холодов приближающейся зимы. А Россия, если слишком переусердствует, может подтолкнуть своих клиентов к поискам возобновляемых источников энергии, развитию атомной энергетики и использованию сжиженного природного газа. Всего этого в Кремле хотели бы избежать.

Стремительный рост цен на энергоресурсы (в этом году газ подорожал на более чем 400 процентов, а оптовые цены на электричество выросли на 200 процентов) имеют много объяснений. Цены на газ в значительной степени подвержены цикличности, их определяет ситуация на глобальных рынках. Идеальные условия для нынешнего ценового шторма возникли из-за восстановления экономической активности после того, как «в предыдущий раз» стала стихать пандемия коронавируса (особенно это касается Азии), благодаря необычайно холодной и рано наступившей осени, из-за спада производства ветряной энергии, а также роста цен на эмиссионные квоты. Последнее связано со стремлением Европейского союза не забывать об экологии и климате. И это далеко не полный перечень причин.


Но есть еще два вопроса, которые также нужно задать, чтобы полнее описать ситуацию. Использует ли Россия возникшие обстоятельства в политических целях? Разве ЕС не выстрелил себе в ногу собственной энергетической политикой (вернее, ее отсутствием)? Ответ на оба эти вопроса – «да», хотя и с оговорками. И российский энергетический гигант «Газпром», и его клиенты в ЕС отмечают, что Россия выполнила условия своих долгосрочных газовых контрактов. При этом в Евросоюзе знают: «Газпром» до сих пор не отреагировал на более высокий спрос на топливо, особенно на спотовом рынке. Этот рынок был изобретен, чтобы освободить страны ЕС (прежде всего в Центральной и Восточной Европе) от необходимости заключать долгосрочные контракты на поставки газа с Россией, условия которых они характеризовали как унизительные.

Некоторые европейские дипломаты и евродепутаты рассказали мне о своей убежденности в том, что «Газпром» ограничивает потоки газа по основным маршрутам через Беларусь и Украину и дополнительно не заполняет полупустые трубопроводы, не давая возможности потребителям удовлетворить возросший спрос. Многие в Брюсселе считают: ЕС должен воспользоваться созданными им инструментами и провести расследование действий «Газпрома», чтобы исключить или подтвердить возможные манипуляции на рынке. Кажется, Кремль оказывает дополнительное давление на организации-регуляторы в Брюсселе и Берлине, чтобы они одобрили пуск недавно построенного трубопровода. В то же время другие официальные представители Евросоюза, с которыми мне удалось поговорить, верят: Москва стремится повлиять на нынешние переговоры по созданию правительственной коалиции в Германии, где «зеленые» не согласны с выдачей разрешения на эксплуатацию «Северного потока – 2».


Критика в адрес России и противодействие использованию нового трубопровода – это были две отличительные черты политики партии «зеленых», но последние события на энергетических рынках все же могут заставить немцев стать более сговорчивыми. 31 октября в Шотландии открылся климатический саммит ООН, на котором, подозреваю, некоторые страны ЕС не станут уж слишком громко призывать как можно быстрее уменьшать выбросы парниковых газов. Это, к слову, устроило бы Россию.

В то же время верно и то, что Евросоюз в некоторых вопросах сам себе становится врагом. В отличие от стран Северной Америки, ЕС не является

ЕС не является энергетически независимым и импортирует 90 процентов природного газа, из которых около 40 процентов приходится на Россию

энергетически независимым и импортирует 90 процентов природного газа, из которых около 40 процентов приходится на Россию. И хотя существуют общие правила в отношении трубопроводов и сетей, рынка электроэнергии (он привязывает оптовую цену электричества к цене газа), до сих пор не выработана коллективная энергетическая стратегия. Отдельные страны союза сами определяют так называемый энергетический микс, то есть выбирают, какой вид энергии преобладает в их случае, сколько процентов потребления необходимо покрывать за счет возобновляемых источников энергии и так далее. Это означает, что каждый поступает как считает нужным, и это идеальный сценарий как того, чтобы сбылась поговорка «разделяй и властвуй». Ну и есть, в случае чего, на кого свалить вину.

Виноватым почти всегда оказывается Брюссель. Когда потребители и предприятия потребовали конкретных действий, Европейская комиссия предоставила не являющийся обязательным набор политических инструментов, которые подсказывают отдельным государствам, что они могли бы делать. В краткосрочной перспективе эти меры включают в себя снижение налогов на различные виды энергии, смягчение правил государственной помощи ЕС с целью помощи пострадавшим от повышения цен отраслям, отсрочку платежей за электроэнергию для семей с низкими доходами. В долгосрочной перспективе могут появиться новые доступные для всех членов ЕС газохранилища, планируются совместные закупки газа.

Но и отдельные члены Евросоюза не демонстрируют амбициозности. Хотя на недавнем саммите ЕС в Брюсселе эмоции зашкаливали, конкретные предложения, которые могли бы стать основой для общих договоренностей стран-членов, были незначительными и неспецифическими. Среди них – призывы использовать инструменты, разработанные Еврокомиссией, поручения Европейскому инвестиционному банку «изучить возможность ускорения инвестиционного процесса с целью реализации энергетических преобразований», а также высказывания о надежде на то, что министры энергетики стран Евросоюза будут впредь более конструктивными.

Пока Брюссель не намерен отказываться от «зеленого курса», призванного достичь так называемой климатической нейтральности к 2050 году. Если

Москва будет играть важную роль в создании энергетической карты Евросоюза не только сегодня, но и завтра

верить оптимистам в Брюсселе, то нынешние проблемы краткосрочны, поскольку весной цены на топливо должны снова снизиться. Для них недостаточно разогретая индейка на рождественском столе – неудобство, которое можно пережить ради того, чтобы во время будущих праздников быть еще ближе к «зелёной цели». Вопрос в том, будут ли граждане ЕС чувствовать себя спокойно по мере разрастания энергетического кризиса. Как Россия будет действовать в этих обстоятельствах, тоже пока неясно. Ясно лишь то, что Москва будет играть важную роль в создании энергетической карты Евросоюза не только сегодня, но и завтра.

Рикард Йозвяк – европейский обозреватель медиакорпорации Радио Свободная Европа/Радио Свобода

Взгляды, высказанные в рубрике «Блоги», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG