Доступность ссылки

Арсен Жумадилов: «Нужна дискуссия о крымскотатарской автономии»


Как создание крымскотатарской национальной автономии может помочь деоккупации Крыма? На какой стадии находится этот проект? Почему такие горячие дискуссии проходят в украинском обществе по поводу желания коренного народа создать автономию в составе Украины? Достаточно ли информированы украинцы?

Об этом в эфире Радио Крым.Реалии беседовали с советником главы Меджлиса крымскотатарского народа Арсеном Жумадиловым.

– Народный депутат Украины, председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров утверждает, что изменения в Конституцию Украины в части закрепления крымскотатарской национальной автономии будут обнародованы в ближайшее время. По его словам, «все горячие дискуссии еще впереди». Когда ждать публикации этого документа?

– Мы говорим о ближайшей неделе, максимум двух, когда будет проведено заседание рабочей группы конституционной комиссии, на котором рассмотрят документ. Мы ожидаем, что проект поддержат и отправят на рассмотрение конституционной комиссии. Национально-территориальная автономия не является чем-то очевидным, в различных странах она реализуется по-разному. Над целостным документом, который мы можем предложить обществу, работали юристы, правоведы, этнологи, политологи.

– На ваш взгляд, достаточно ли информировано украинское общество о том, что такое крымскотатарская автономия и как она будет функционировать в украинском государстве?

Это наш ответ Путину на его легенду о том, что в 2014 году кто-то в Крыму самоопределился

– Общество еще не видело целостного текста, но оно должно ответить на вопрос: поддерживают ли украинцы в целом реализацию права на самоопределение крымскотатарского народа в составе украинского государства? То, о чем мы сейчас говорим – это наш ответ Путину на его легенду о том, что в 2014 году кто-то в Крыму самоопределился. Мы, крымскотатарский народ, будучи коренным народом этого полуострова, вобрав в себя все этносы, проживавшие в Крыму с незапамятных времен до первой аннексии Екатериной Второй, являемся носителями права на самоопределение. Мы не могли его реализовать до 2014 года, но сейчас, как мне кажется, мы находимся на финишной прямой, чтобы украинское государство признало наше право на самоопределение.

После этого крымскотатарский народ выйдет на международную арену и скажет, что легенда о праве на самоопределение, которую озвучили в 2014 году, несостоятельна. Она не только нарушает целостность суверенного государства, что незаконно. Она нарушила право крымскотатарского народа на самоопределение. И мы будем говорить о двух краеугольных принципах международного права.

– Вы утверждаете, что таким образом создание автономии будет способствовать деоккупации Крыма?

– Да, и добавлю, что также речь идет о разных целевых аудиториях в мире. Территориальная целостность Украины была поддержана соответствующей резолюцией Генассамблеи ООН в 2014 году абсолютным числом государств. Но с того момента резолюции по правам человека набирали меньше голосов за. И Россия это использует. К сожалению, в числе государств, которые остаются в стороне либо голосуют против, есть мусульманские, тюркские страны, для которых Украина является чем-то далеким. Я говорю о странах Персидского залива, Центральной Азии.

Когда мы будем говорить, что на кону стоит не только целостность украинского государства, но и право братского, мусульманского крымскотатарского народа на самоопределение, мы будем очень активно лоббировать наши позиции в Организации исламского сотрудничества, в тюркском мире, чтобы эти страны сплотили свои ряды вокруг поддержки украинского государства, территориальной целостности и права на самоопределение.

– Рефат Чубаров говорит о том, что «горячие дискуссии еще впереди». На ваш взгляд, насколько горячи будут дискуссии о крымскотатарской автономии в украинском обществе?

– Это будет зависеть от наличия или отсутствия популизма в этом вопросе. Если всем здравым силам украинского общества удастся провести качественную дискуссию по существу, то дискуссии будут горячими, но конструктивными и продуктивными. Если же нам это не удастся и популистские силы возьмут верх, то эти горячие дискуссии будут деструктивными, и мы окажемся в сложной ситуации. Но это зависит не только от крымских татар: интеллигенция, общественные активисты и политики должны будут сплотиться, чтобы эта дискуссия была результативной.

– Создание национальной автономии предполагает использование крымскотатарского языка, который в Крыму будет действовать фактически наравне с государственным. На ваш взгляд, это реально?

Если исчезнет язык, через два-три поколения крымские татары растворятся в своих народах-соседях

– Это более чем реально, мы видим множество примеров в мировой практике. Например, Канада, Квебек, где английский с французским действуют наравне. Украинское государство сейчас принимает меры для защиты государственного языка и обеспечения его функционирования во всех сферах общественной жизни. И в этом – механизм спасения языка и его развития: надо широко внедрять язык, чтобы люди начали разговаривать на украинском, понимать его. То же и с крымскотатарским языком, которому грозит исчезновение. Это связано, в том числе, с тем, что нет необходимости изучать крымскотатарский язык для использования в повседневной жизни.

Давайте говорить честно: крымскотатарский язык был не нужен для обыденной жизни в Крыму. Его не использовали в публичной сфере. В бытовой, домашней – да, есть множество крымскотатарских семей, которые используют в быту родной язык. Но когда язык не используют в публичной сфере, он отмирает. Если исчезнет язык, через два-три поколения растворится народ в своих народах-соседях. Поэтому мы должны принять меры, чтобы его сохранить, принять меры, чтобы его использование было повсеместным.

– Противники создания автономии опасаются федеративного статуса Крыма, говорят о том, что могут впоследствии появляться новые образования на территории Украины. Что вы об этом думаете?

Мы не говорим о том, что в Крыму создается отдельное образование, которое входит во взаимодействие с украинским государством

– Это опасение абсолютно беспочвенно. Мы говорим об Украине как об унитарном государстве. Центр государственной власти находится в Киеве, и он делегирует некоторые полномочия на места. Например, сегодня мы говорим о децентрализации, когда государство делегирует некоторые полномочия в органы местного самоуправления. Мы не говорим о том, что в Крыму создается какое-то отдельное образование, которое входит во взаимодействие с украинским государством.

Украина внедряет специальный правовой режим, чтобы крымские татары смогли восстановиться как народ на своей родной земле

Мы говорим о том, что Украина предоставляет некоторые особые полномочия этой территории и внедряет специальный правовой режим, чтобы крымские татары смогли восстановиться как народ на своей родной земле.

Часто вспоминают Закарпатье или иные регионы. Почему это не относится к другим ситуациям? Потому что другие этносы, которые проживают на территории Украины, являются национальными меньшинствами, но не народами, имеющими право на самоопределение. Потому что они уже определились один раз – в составе своих собственных государств. У румын есть Румыния, у венгров – Венгрия, лишь у крымских татар кроме Крыма ничего нет.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG