Доступность ссылки

«Готовлюсь к дежурству, как к страшному сну». Новая вспышка коронавируса в России


23 сентября, очередь из скорых к приемному покою Покровской больницы Санкт-Петербурга

В Петербурге растет заболеваемость коронавирусом, по смертности город вышел на второе место по России, к больницам снова выстроились очереди скорых. Власти рапортуют о готовности ко второй волне, специалисты опасаются, что здравоохранение может наступить на старые грабли, выяснил корреспондент Север.Реалии.

Москвичей уже с ближайшего понедельника ждет ряд коронавирусных ограничений: тем, кому 65 лет и больше, а также гражданам более молодого возраста, страдающим хроническими заболеваниями, не рекомендуется без особой необходимости выходить из дома или покидать загородный садовый участок. Также следует временно отказаться от контактов с родственниками и знакомыми, которые проживают отдельно. Прогулки и занятия физкультурой на воздухе не ограничиваются. Мэр Москвы Сергей Собянин также обратился к руководителям предприятий и организаций, попросив перевести как можно больше сотрудников на удаленку, масочно-перчаточный режим остается во всех общественных местах. 24 сентября в Москве выявили больше тысячи заразившихся коронавирусом, такой рост происходит впервые с середины июня. За последнюю неделю число госпитализированных увеличилось на 30%, говорится в сообщении оперштаба.

Очереди из скорых

Комитет по здравоохранению Петербурга два дня назад сообщил, что в городе свободно 20% (или 849) коек для больных коронавирусом, опровергнув тем самым вице-мэра города Олега Эргашева: по его данным, в Санкт-Петербурге осталось 6% свободных коек для больных коронавирусом, в связи с чем в Репине был открыт временный госпиталь в пансионате "Заря". Вчера стало известно, что Александровскую больницу тоже переводят под прием пациентов с коронавирусом, на очереди временный госпиталь в "Ленэкспо". По данным сортировочного центра мединститута имени Березина, число выявленных пневмоний тоже выросло.

Первым, кто забил тревогу в Петербурге, стал директор частной скорой помощи "Корис" Лев Авербах. Он поместил на своей странице в соцсети фотографию длинной очереди из скорых к приемному покою Покровской больницы и записал: "Охренеть! Полный …! Только у нас могут два раза наступать на одни и те же грабли и делать вид, что ничего не происходит. А ведь это только начало... Наша Скорая вторая слева и 18 (!!!)… в очереди сдать пациента с подозрением на ковид-пневмонию в Покровскую больницу. Среднее время сдачи одного пациента в приёмном отделении – примерно 20 мин".

Лев Авербах
Лев Авербах

– Очереди из скорых уже были весной, мы простаивали и возмущались, что приходится заниматься не свойственной нам работой, врачи заражались в машинах, где очень маленькое пространство и большая вирусная нагрузка от больных, – говорит Лев Авербах корреспонденту Север.Реалии. – И все били себя в грудь и кричали, что так быть не должно, что надо искать другую логистику, другую маршрутизацию. Типа сделать это не сложно, просто были не готовы, не ожидали – и, смотрите, все повторяется! Каждый день приходят сведения – там простояли, тут на КТ очереди начались, но все это было по чуть-чуть, а сегодня совсем беда, стоим уже шесть часов. И коек уже не хватает – значит, я думаю, опять будут закрывать простые больницы и перепрофилировать их под инфекционные. Опять люди будут долго ждать скорую, опять будет не хватать врачей, и люди будут больше болеть. Та самая вторая волна, про которую все говорят, – вот она, пожалуйста.

– Вот вы говорите про другую логистику, а как ее сделать?

– Надо подумать, поискать, как избежать очередей из скорых, и коллективным мозговым штурмом принять решение. Я понимаю, как они действуют: они заполняют одну больницу в день, всех больных везут туда, потом, когда больница заполнится, ее закрывают, больных распределяют по отделениям, лечат. А на следующий день заполняют другую больницу, и так идет по кругу. Эта схема, может, и хороша для больниц, но плоха для скорых и пациентов. На мой взгляд, если выделить хотя бы две больницы в день для приема больных, то очередь будет в два раза короче, это же очевидно. Я не понимаю, почему они так делают и еще говорят: ничего страшного, пациент находится под наблюдением врача. Но это неправильно: перед врачом скорой помощи стоят совсем другие задачи, он должен не сидеть с больным в карете скорой, а приезжать быстро к тяжелым пациентам и помогать им, тут важен темп. А так скорые быстро заканчиваются, и люди начинают ждать часами, весной сутками не могли вызвать скорую. Самотек в инфекционную больницу невозможен, скорые стоят по 10 часов, а соматические больные ухудшаются. Статистики, кому стало хуже и кто умер, нет, но логически можно предположить, что кто-то не дождался скорой, и это не один человек. Ну если нет скорых, их просто нет!

– А почему в Питере опять так тревожно с ковидом?

– Ну, в процентах это много умерших, а в людях – не так много, по счастью. Это сложный вопрос, может, у нас статистика чуть-чуть иначе ведется. Так же как в Италии: почему в одном месте умирают, в другом не умирают? Может быть, это можно будет понять через годик.

– Сейчас изменится тактика лечения? Например, поняли вроде, что на аппараты ИВЛ не стоит возлагать таких надежд, что на них, наоборот, больше умирают?

– Да, стационары у нас перестали брать так много людей на ИВЛ, перестали давать всякие непонятные лекарства. Теперь стало ясно, что большая часть поступающих в больницы нуждаются только в кислороде, то есть в стационарах выработали некие схемы. А для амбулаторных условий по-прежнему нет лекарств ни для профилактики, ни для лечения, но все равно участковые врачи, руководствуясь клиническими рекомендациями Минздрава, назначают антибиотики, на мой взгляд, совершенно бессмысленно, плюс антивирусные препараты, которые вообще не помогают.

– А что бы вы посоветовали человеку, который все-таки заболеет?

Если заболел, сиди дома и надейся на свой иммунитет

– Тактика единая, кстати, и для гриппа, и для аденовируса: если заболел, сиди дома и надейся на свой иммунитет. Проветривание, хорошее питание. Один из первых симптомов, при котором надо думать о больнице, – когда стало трудно дышать воздухом в квартире, хочется открыть окошко и подышать. Это повод проверить сатурацию, кислород в крови. Если дошло до 93 при норме 98–99, надо подышать кислородом, и если сатурация восстановится, в больницу можно не ехать. Просто у нас редко бывает возможность подышать дома кислородом, поэтому везут в больницу людей, когда в принципе этого можно не делать. А вот если сатурация не восстанавливается – это прямое показание для госпитализации. Плюс пожилой возраст и сопутствующие заболевания. Ну и плюс КТ – если более 25% легких поражено, это тоже показание.

– Что вы ждете от новой вспышки?

– Не хочется пугать и заниматься прогнозами, но мне кажется, она будет даже больше, чем первая. Это же эпидемия. Учитывая, как ситуация развивается с начала месяца, мы видим, что все потихонечку разгорается. Люди больные приезжают из Крыма, из Сочи, дети болеют, потому что не общались все лето, сейчас перекрестная инфекция в школах пошла, а закрываться все перестали, и никто не знает, что делать в плане организации. Кто-то не верит в вирус, кто-то верит во всякие вакцины и лекарства, которые, конечно, не помогут – тут целый клубок. По-прежнему самые большие шансы заразиться в медицинской организации или дома, когда ухаживаешь за больным. У нас же больницы, кроме Боткинской, не предназначены для инфекционных пациентов. Их переделывают на скорую руку, но это профанация, и люди, попадая в палаты на 2, 4, 6 человек, начинают друг друга активно заражать, не только ковидом, но и другими вирусами. Эти больницы – страшные разносчики всего на свете, потому что нету изоляции, особенно в небольших областных больничках – там совсем беда.

По официальным данным, по общему количеству смертей от COVID-19 на первом месте Москва, на втором – Петербург, а вот по удельному количеству умерших Петербург лидирует: в Москве насчитывается 40,9 погибшего от коронавируса на 100 тысяч человек, в Петербурге 53,0 – на 100 тысяч, общая смертность в городе за последние 7 месяцев выросла на 14% по сравнению с прошлогодними показателями. Впрочем, активист межрегионального независимого профсоюза "Альянс врачей" Алексей Абзианидзе считает, что доверять статистике не стоит.

– Она вся всегда строилась на лжи, поэтому и теперь ни при каком раскладе не будет соответствовать действительности. Сейчас цифры растут, но это было прогнозируемо еще весной – что в начале учебного года будет ухудшение. И сейчас койки у нас уже почти все заняты, думаю, скоро может наступить коллапс. То же самое со средствами индивидуальной защиты: вроде сейчас они есть, все закупили, но насколько этого хватит, никто не знает. Врачи всегда экономили на СИЗах, они и сейчас экономят, по крайней мере, поликлинические врачи мне об этом сообщают.

Лидер петербургского отделения "Альянса врачей" Кирилл Бородин говорит, что врачи Покровской, Мариинской и других больниц пока не жалуются на нехватку средств индивидуальной защиты, но, поскольку в больницах осталось мало свободных коек, опять может получиться так, что люди будут лежать в коридорах – по его мнению, к этому уже все морально готовы.

– Сейчас Минздрав проводит в городе аудит, и мне интересны его результаты, потому что по официальным заявлениям, у нас свободны всего около 800 коек, это не так много, и пока никто не говорит, будет ли это количество увеличено и почему его не увеличили раньше. Важны и боксированные отделения, чтобы людей можно было изолировать, и такие отделения бросились делать весной, но, чтобы их массово делали сейчас, я об этом не слышал. Хотя, учитывая кустарность и неорганизованность процесса, возможно, это принесло бы не много пользы. Каких-то кардинальных изменений, структурных шагов для изменения маршрутизации пациентов не видно, думаю, если Комитет по здравоохранению и будет что-то делать, то скрытно, как они и делали раньше, – считает Бородин. – Мне кажется, все будет как раньше, только со средствами защиты будет чуть получше.

Муниципальный депутат Нэлли Вавилина с начала пандемии следит за тем, как в Петербурге лечат людей, и поднимает многие острые вопросы.

Нэлли Вавилина
Нэлли Вавилина

– Я занималась и буду заниматься Госпиталем для ветеранов войн, я же отправляла в прокуратуру коллективное письмо сотрудников Покровской больницы, после чего пошел широкий резонанс, им тут же все понесли СИЗы. Я также постоянно слала в прокуратуру запросы по СИЗам, по ценам, по поводу того, почему врачи заражаются и умирают, прокуратура запрашивала Комздрав, там отвечали, что все прекрасно, – констатирует депутат. – И мне приходили ответы, но абсолютно лживые: что, например, в больнице "Ленэкспо" нет психически больных людей, а в Покровской больнице куча СИЗов. Главный врач Покровской больницы Бахолдина даже устроила шоу по телевидению, показывали СИЗы – вот вам перчаточки, вот вам шапочка. Зато сейчас Генеральная прокуратура подтвердила, что я была права. "Проведенная прокуратурой проверка показала, что одной из причин заболеваемости являлась длительность процесса перепрофилирования наиболее крупных учреждений в статус инфекционных стационаров, – говорится в ответе на запрос. – При наличии бюджетных средств органами исполнительной власти СПб не организовывались закупки необходимого объема индивидуальной защиты (СИЗ)".

По словам Вавилиной, она и сейчас не видит в Петербурге взаимодействия разных ведомств, четкой организационной работы штаба по борьбе с коронавирусной инфекцией, а также исправления многочисленных ошибок, на которые чиновникам многократно указывали и люди, и проверяющие органы. Единственный положительный момент, на который указывает депутат, – это состояние госпиталя в "Ленэкспо": теперь там удобные душевые кабины и туалеты.

Пресс-секретарь Комитета по здравоохранению Ольга Рябинина говорит, что перепрофилирование стационаров предполагает оснащение коек кислородом, поскольку больные попадают туда чаще всего с кислородной недостаточностью. "Чтобы подвести кислород к каждой койке, сделать разводку по палатам, нужно время. Для постройки санпропускников, шлюзов тоже нужно время, это занимало 2–3 недели. Но сейчас вся эта система уже готова, в больницах есть кислород, шлюзы не демонтированы, и перепрофилировать больницы мы можем в считаные дни", – уверяет она.

– А как быть с очередями из скорых, которые опять выстроились к Покровской больнице – почему больных коронавирусом везут только туда?

– Это сейчас больница с самым большим коечным фондом для больных коронавирусом, и там самая большая выписка пациентов. Но изначально больница не инфекционная, там нет боксовой системы, так что в смотровой врачебная бригада может заниматься только одним пациентом, а не несколькими, во избежание перекрестного инфицирования, и после каждого больного проводится дезинфекция, она тоже требует времени, – объясняет Рябинина. – Комитет по здравоохранению держит ситуацию под контролем, у нас планируется дальнейшее перепрофилирование больниц, в понедельник будут введены в строй еще 450 коек Александровской больницы, а городской станции скорой помощи дано указание распределять потоки больных более равномерно.

Глазами врачей ситуация выглядит несколько иначе. Правда, врачи по-прежнему боятся говорить с журналистами, поскольку недовольных тут же увольняют.

Больница полная. Мест в реанимациях нет. Сколько мест, не знаю

– Готовлюсь к дежурству, как к страшному сну. Потому что искать больным места, которых в больнице нет, – это нечто. Больница полная. Мест в реанимациях нет. Сколько мест, не знаю. Ведь мы же резиновые. Так нельзя работать, – рассказывает врач одной из больниц Петербурга, попросивший не указывать его фамилию. – Коллеги выбиваются из моральных и физических сил. Забираем очень много пациентов из других больниц, их было бы ещё больше, если бы могли всех принимать. Реанимационным переводам сразу отказываем, так как самим своих пациентов некуда положить. Оттого, что больных много, условия для них от этого хуже. Воспринимается, будто от нас это зависит.

По словам врача, много тяжелых больных, есть молодые: "Людям не объяснить, пока сами не столкнутся, что нужно постоянно мыть руки, избегать кучкования. Без надобности не ходить в места скопления".

А еще он жалуется на чудовищную усталость.

– После прошлой смены я отрубился на много часов и ещё бы спал, если не надо было бы забирать ребёнка из школы. Работаем на износ, а в итоге больничка плохая. Мне не нравится такая оценка больницы, где мы работаем и стараемся делать всё возможное и невозможное, – переживает доктор. – Хочется что-то хорошее о своём месте работы услышать. Хочу в отпуск и вернуться, когда это всё закончится. Но такое ощущение, что это надолго.

За последние сутки в России выявили 7212 заболевших. Всего с начала пандемии было зарегистрировано 1 136 048 случаев, умерли 20 056 человек, сообщает оперштаб.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG