Доступность ссылки

Уже не братья? Новый этап отношений Москвы с Минском


На встрече в Кремле 25 декабря 2018 года

25 декабря в Москве прошла встреча президентов России и Беларуси Владимира Путина и Александра Лукашенко. Однако вместо ожидавшегося соглашения по спорным вопросам руководители двух государств сообщили, что встретятся еще раз до Нового года. В Минске подозревают, что Россия всерьез пытается изменить ту модель отношений, которая существовала между Россией и Беларусью на протяжении последних 25 лет, а у Александра Лукашенко фактически не осталось козырей, чтобы остановить этот процесс.

Минск и Москва создадут рабочую группу для подготовки предложений по интеграции и решению спорных вопросов. Об этом сообщил журналистам в Москве сразу же после встречи Лукашенко и Путина первый вице-премьер и министр финансов России Антон Силуанов. "С вопросом ценообразования на газ мы должны определиться и, начиная с 2020 года, выработать предложения по формированию цен на этот вид энергии", – добавил Силуанов. Фактически это единственный объявленный результат четырехчасовых переговоров Владимира Путина и Александра Лукашенко в Москве.

Накануне визита в Москву Александр Лукашенко обратился к своей традиционной политической тактике, которая неоднократно срабатывала раньше – поднять ставки, повысить градус напряженности, провести психологическую атаку. Белорусский президент заявил, что Россия для Беларуси является ключевым внешним партнером, но уже не является братским государством

"Я уже не говорю братским государством, потому что, как меня информируют, в России это не воспринимается. Якобы пришли новые люди, которым это понятие неприемлемо. Что же, будем партнерами…Мы всегда подчеркивали значимость этого взаимодействия. Всесторонний характер наших отношений имеет серьезное значение не только для Беларуси, но также и для России. Они строятся на системной и, самое главное, плановой основе", – заявил Лукашенко.

Вечером в понедельник, накануне приезда Лукашенко, в плановой основе российско-белорусских отношений наметилась серьезная трещина: в пресс-службе правительства России заявили, что "никаких договоренностей о выплате компенсаций Беларуси в связи с налоговым маневром никогда не было". Мол, мы только обещали обсудить этот вопрос – вот и обсудим.

Тогда же первый вице-премьер, министр финансов России Антон Силуанов заявил о периодическом нарушении таможенного режима Беларуси и России, в частности, о ввозе санкционных и подакцизных товаров на территорию России. "Мы говорим, что вы наш сосед, наш союзник, но в последнее время доверие потеряно. Все эти растворители, "санкционка" идет к нам, подакцизные товары - сигареты, наши рынки заполняют", - отметил он.

Главным экономическим спором на сегодня является требование Минска компенсировать потери от так называемого "налогового маневра", в результате чего доходы от продажи нефтепродуктов уже не идут в белорусский бюджет. "Что касается цен на нефть, ситуация изменилась три года назад. В течение этих трех лет из-за налогового маневра мы потеряли почти $4,5 млрд. Мы понимаем, что в ближайшие годы, примерно до 2024 года, понесем потерь еще на $10,5 млрд", - заявил в понедельник Лукашенко. "И мне лично, и правительство это не отрицало, было жестко обещано: "Мы никогда не пойдем на ухудшение экономической ситуации в Беларуси, и мы компенсируем потери от налогового маневра".

Однако Москва требования Минска, очевидно, воспринимает как завышенные. Про это довольно четко сказал в своем недавнем программном интервью новый посол России в Беларуси Михаил Бабич. По словам Бабича, на данный момент суммарная поддержка Россией Беларуси составляет около 4,5 миллиардов в год. А выполнение новых требований Минска по поводу снижения цены на газ, компенсация "налогового маневра" составит еще 3 - 4 миллиарда в год. В ситуации, когда девизом российской политики становятся слова премьер-министра Медведева "денег нет, но вы держитесь" отдавать такие деньги "неизвестно за что" Москва не собирается.

Официальные кадры встречи российской и белорусской делегаций в широком формате зафиксировали довольно напряженные и настороженные лица участников переговоров и Владимира Путина, который во время своего короткого вступительного слова постоянно нервно дергал ногой, что, как говорят специалисты по языку жестов, означает нетерпение и желание как скорее уйти. А сразу после встречи с Лукашенко, не делая никаких заявлений для прессы, Путин поехал на встречу с руководством Совета Федерации и Госдумы.

"Разногласия достаточно глубоки, противоречия между сторонами большие", – полагает директор исследовательской программы по Восточному Соседству ЕС и по России Финского института международных отношений политолог Аркадий Мошес:

– Я думаю, что Россия всерьез пытается изменить ту модель отношений, прежде всего, в экономической сфере, которая существовала между Россией и Беларусью на протяжении последних 25 лет. У России сегодня действительно меньше денег, Россия увеличивает достаточно жестко фискальную нагрузку на собственное население. И Москва четко дает понять Минску, что период, когда субсидии были более-менее неограниченными, – этот период прошел. Для белорусского руководства это является, наверное, в известной степени шоком. Это очень серьезное изменение обстоятельств, поэтому просто так согласиться на такое изменение модели Минск не может. Но Москва дает Минску понять, что дешевых и бесконечных денег и финансовых влияний больше не будет.

– Почему раньше Москва годами вынуждена была принимать белорусскую риторику про важность единственного союзника, про "вместе гнили в окопах" и так далее?

Ключевая причина в том, что, по мнению Кремля, субсидирование надо прекращать

– У Москвы сегодня сил больше, она в меньшей степени боится пойти на скандал, на жесткое столкновение, она в большей степени добивается от Минска солидаризации со своими внешнеполитическими позициями, она не питает больше иллюзий относительно глубины военно-политических союзнических отношений с Минском. Но мне кажется, все равно, ключевая причина в том, что, по мнению Кремля, субсидирование надо прекращать, в той степени, в которой это было. Потому что денег стало принципиально меньше.

– Остались ли у Минска какие-то козыри? Вернется ли Лукашенко вновь к "дипломатии скандала" и будет ли она успешна?

– Я думаю, что особых козырей у Минска не осталось. На мой взгляд, Лукашенко сделал достаточно большую ошибку, пытаясь последние 2-3 года играть в рамках старой модели, пытаясь повторить тут игру, которую он вел в 2008-10 годах, демонстрируя перспективу сближения с Западом, чтобы в конечном итоге вернуться обратно к России, выторговав серьезные уступки. 10 лет назад это было возможно, – сейчас невозможно, потому что Запад совсем другой. Запад не ведет сегодня политики расширения зоны своего влияния на постсоветском пространстве. Открывать новый фронт геополитического столкновения с Россией – на сей раз, в Беларуси – Запад явно не готов. Расчет Минска тут был неправильный, – полагает Аркадий Мошес.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG