Доступность ссылки

О бипатридах и «золотом» паспорте: сказка и реальность


Специально для Крым.Реалии

Пресс-служба российского «сенатора» от Крыма Сергея Цекова распространила сообщение о том, что на одном из заседаний Федерального Собрания России принято решение освободить от уплаты пошлины на прием в гражданство России жителей оккупированных частей Донецкой и Луганской областей. С законодательной инициативой по этому вопросу выступил «депутат Госдумы от Крыма», он же «координатор Интеграционного комитета «Россия – Донбасс» Андрей Козенко.

И Андрей Козенко, и Сергей Цеков, и Денис Пушилин, как говорится в сообщении, отметили, что освобождение от уплаты 3,5 тысяч рублей за российский паспорт «очень своевременная и важная для народа Донбасса инициатива. В сегодняшних кризисных условиях это не для каждого подъемная сумма».

Это говорит о том, что дела по раздаче российских паспортов на Донбассе идут не ахти, поскольку уже и упрощенный порядок есть, и другие льготы, а люди все еще сопротивляются, поэтому решили раздавать совсем даром. Паспорта как и нефть, газ, язык и рубль стали для России особым орудием экспансии и завоевания новых территорий.

Второй паспорт – эка невидаль!?

Родилось это как агитационная фишка, но со временем переросло в паспортную (вовсе не гражданскую!) войну между государствами

Игра в два паспорта, а также реальные знания о терминах «апатрид», «бипатрид», «гражданин мира», «космополит», «патриот» и «националист» пришли в Крым в начале 90-х вместе с той неразберихой, которая была привнесена в жизнь полуострова политическими упражнениями Сергея Цекова, Юрия Мешкова и их соратников по «Русскому блоку». Кто бы тогда знал, что этот примитивизм продлится так долго, и уже во втором-третьем десятилетии ХХI века станет направлением государственной политики целого ряда стран. Родилось это как агитационная фишка, но со временем переросло в паспортную (вовсе не гражданскую!) войну между государствами.

Еще тогда юристы поняли, что второй (третий, четвертый и т.д.) паспорт и второе (третье, четвертое и т.д.) гражданство – это разные и часто диаметрально противоположные понятия. Второй паспорт сегодня не редкость. Его можно либо купить, как это делают олигархи в государствах, где существуют программы «гражданство за инвестиции», и которые делают огромные вливания в экономику стран-офшоров, например, Кипра или Мальты. Такие паспорта в международной практике называют «золотыми». Первой такую программу запустила еще в 1984 году федерация Сент-Китс и Невис, а в 1988 году – Ирландия. С самого начала эти программы вызывали сомнение и закрывались потому, что они открывали границы для людей с сомнительным прошлым. Вскоре лидерами продаж гражданства стали Кипр и Мальта. Их паспорта автоматически делали покупателя гражданином ЕС, он мог пользоваться всеми правами европейцев.

Но в 2018 году Организация Экономического сотрудничества выдала рекомендации о проверке цели покупки паспортов. Если действительной целью покупки было уклонение от налогов, то такие документы отзывались. Например, Кипр в ответ на критику со стороны США и ЕС отзывал уже выданные паспорта, и процесс был массовым, а потому получил название «изгнание из Кипра» Это не значит, что покупка паспортов прекратится. Даже наоборот, после коронавирусного кризиса, когда странам остро нужны инвестиции, уже не продажа паспортов, но, собственно, продажа гражданства может и расшириться, хотя проверка чистоты инвестиций будет усилена. В таких случаях паспорта этих государств стоят очень дорого – от 250 тысяч евро до 1 миллиона и больше. И на таких условиях продают свои «золотые» паспорта не только Антигуа и Барбудо или Кипр и Мальта, но и Болгария, США, Великобритания, Португалия, Венгрия и много других.

«Инвестиция» – судьба легковерных

Но такие программы, что понятно, преследуют экономическую цель, в то же время простая раздача паспортов людям, для которых составляет проблему уплатить даже пошлину в размере 3,5 тысячи рублей, преследуют политические цели, потому что согласившиеся играть в эту игру платят гораздо большие «инвестиции» – вкладывают в руки агрессора свою судьбу и, собственно, свою жизнь. Такие паспорта уже нельзя назвать «золотыми». Такие «инвестиции» можно получить, только поставив человека в экстремальные условия либо войны, либо оккупации, либо реальной угрозы жизни.

У каждого государства есть и обязанности по отношению к гражданам. Но распространяются ли они в полном объеме и на бипатридов?

В самом термине «бипатрид» скрыто известное противоречие. Каждое государство, ясное дело, требует от своих граждан не только использования ими своих гражданских прав, но и исполнения гражданских обязанностей. Более того, у каждого государства есть и обязанности по отношению к гражданам. Но распространяются ли они в полном объеме и на бипатридов? Как это сочетать, не только тогда и сейчас в Крыму и на Донбассе, даже многие теоретики, а не то, что практики, и в Украине, и в России, да и в международных организациях ответить не могут.

Должен ли бипатрид отслужить в армиях двух государств, и если нет, то в каком из двух-трех-четырех-пяти? Если нет, то, как он должен выполнить священную обязанность защищать территориальную целостность (а также честь, достоинство и благополучие, блюсти их политические и экономические интересы) каждого из государств, особенно в том случае, если они начинают воевать между собой? Может ли, например, Россия, приняв в свое гражданство много мужчин, вдруг взять и заявить, а вы еще не служили в нашей армии и призвать всех на военную службу, послать на фронт? Кто знает российскую «законность», тот не сомневается в ответе…

Должен ли бипатрид платить налоги в обоих государствах? Может ли он занимать должности на госслужбе, в судах, может ли он избирать и быть избранным во всех государствах, чьи паспорта носит в кармане, или только в некоторых? Должны ли несколько государств выполнять все свои обязанности по отношению к своему полипатридному гражданину, так же, как и к своим патриотическим гражданам, в случае, если он будет их требовать?

Аморальность второго паспорта

Второй паспорт оказывается вообще за пределами нравственной, а потом и юридической нормы

Во всяком случае становится понятно, что двойное (или больше) гражданство, это не полное правовое понятие, а в чем-то урезанное, в чем-то суррогатное, в чем-то вообще не правовое. И если воспринимать гражданство и патриотизм человека как понятия чести и достоинства, то второй паспорт оказывается вообще за пределами нравственной, а потом и юридической нормы.

И если только все государства начнут требовать от своих граждан выполнения всех обязанностей по полному списку, то все бипатриды начнут отказываться от многих паспортов. Но тут возникает вопрос: насколько это станет возможным, ведь если легко в гражданство войти, это не значит, что и выйти из него будет так же легко, а не через суд и приговор за «измену Родине» и неисполнение гражданских обязанностей?

Теория о двойном гражданстве, как юридическом и политическом факторе, потому и не разрабатывается ни юристами-учеными, ни юристами-практиками, что никакому из государств, кроме, пожалуй, России, это не нужно. И Россия использует раздачу паспортов не как фактор двойного гражданства, а как расширение своего жизненного пространства, своего ареала влияния.

За российский паспорт Москва не то, что отказывается даже от пошлины, но готова еще и приплачивать – это уже говорит качестве этих паспортов

Поэтому российский паспорт – это совсем не «золотой» документ, это троянский конь государства-агрессора, который Россия стремится даже без пошлины запихнуть в карман людям, чтобы потом требовать исполнения гражданского долга.

И если за паспорта других стран их покупатели платят баснословные деньги, то за российский паспорт Москва не то, что отказывается даже от пошлины, но готова еще и приплачивать – это уже говорит качестве этих паспортов. В первом случае, они нужны гражданам, которые их покупают, во втором – исключительно государству-агрессору, которое стремится обязать человека защищать его интересы. Так зачем самому лезть в петлю?

Это говорит о том, что многогражданство – понятие временное, ситуативное, спекулятивное.И, во всяком случае, не идейное, но утилитарное, потребительское. Если оно не многочисленное, то никакой определяющей роли в судьбе государства оно не играет до тех пор, пока не набирает определенной критической массы, которая начинает угрожать безопасности своего государства, или же других государств. И вот тут стоит разобраться…

Хитрость политиков не имеет границ. И не только политиков

Зачем Юрию Мешкову и Сергею Цекову в Крыму в 90-х потребовалось двойное гражданство с Россией? Все просто – так же, как и сейчас Путину на Донбассе. Раздача российских паспортов должна была достигнуть критической массы, после которой Москва могла бы сказать: если на этой территории живут, ну скажем, 90 процентов наших граждан, так чья это территория? Сергей Цеков, как видно, до сих пор играет в эту игру.

Паспорт России, в отличие от многих других паспортов мировых государств – это средство агрессии, аннексии и оккупации

Паспорт России, в отличие от многих других паспортов мировых государств – это средство агрессии, аннексии и оккупации. Крымчане на эту удочку тогда не клюнули, критической массы не насобиралось, но многие, особенно советские отставники и ветераны Черноморского флота этим попользовались. Получали российский паспорт и, оформив пенсию в Украине, ехали в Россию и там оформляли российскую пенсию. Никто ведь и сейчас не знает: дает ли второй паспорт право на две пенсии? Это ведь не плата за труд, не гонорар или роялти. Это милость государства? А есть ли право на две милости?

В частности, не изменила критически качественных характеристик и российская раздача паспортов на Донбассе, венгерских и румынских в западной Украине. И даже в Крыму, насильственно вручив крымчанам свои паспорта, Россия осознает ущербность этого действия. Во-первых, крымские российские паспорта не признают за документ даже в самой России, и крымские предприниматели, например, по крымскому паспорту не могут получить кредит в банках близлежащего Краснодарского края.

При этом Россия сама признает опасность двойных граждан: не так давно был указ о том, что все россияне, которые имеют второе гражданство, должны сообщить об этом в миграционную службу. По новой конституции им запрещено занимать государственные должности.

Однако для крымчан они сделали оговорку, и им разрешили о наличии гражданства Украины не сообщать. Во-первых, они и так все на учете. Во-вторых, Кремль понимает, что насильно врученный паспорт – совсем не документ, и многие крымчане, получившие российский двуглавый, все равно уповают на украинский, который признают во всем мире. И, в-третьих, для России опубликовать цифру сколько людей в Крыму имеют украинское гражданство, значит автоматически ответить на вопрос: если 98% (не считая привезенных из России НЕ-крымчан) жителей полуострова являются гражданами Украины – так чья это территория?

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG