Доступность ссылки

Митинги в Хабаровске: «Люди перестают бояться и выходят на протест»


«На улицы вышло очень много народа. Я такого вообще не помню за всю историю Хабаровска и за всю историю страны». В более чем полумиллионном Хабаровске прошли многотысячные протесты против ареста губернатора Хабаровского края Сергея Фургала. «Народного губернатора», как называют Фургала протестующие, задержали по подозрению в покушении на убийство 15-летней давности – и сразу же после голосования по поправкам в Конституцию России.

Против чего вышли на улицу хабаровчане – и почему не побоялись арестов? В чем разница между «народным губернатором» Фургалом и «народным губернатором Донбасса» Губаревым? И почему Кремль сразу же после голосования начал кампанию арестов?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили журналист, специальный корреспондент издания Meduza Андрей Перцев и политолог Андрей Окара.

– Почему, с вашей точки зрения, на протесты вышло так много людей и почему бунтуют на самом деле: арест Сергея Фургала – это повод или причина?

Перцев: Наверное, все-таки повод, потому что в Хабаровске люди были настроены достаточно против «Единой России». Был до Фургала непопулярный губернатор Вячеслав Шпорт, который правил почти два срока, – почти десять лет – люди устали от него. Тем не менее его все равно Кремль отправил на выборы. Люди не хотели за него голосовать: соответственно они и от «Единой России» устали.

Это был, как мне говорили сами люди, «наш выбор»: это звучало на митингах неоднократно. То есть для них Фургал – это такой символ свободы выбора: что действительно можно выбрать того человека, которого хочет народ, а не которого навязывают сверху.

– Почему его вышли так активно защищать: люди связывают какие-то надежды с Фургалом или это символический арест, и таким образом люди протестуют против, возможно, Москвы, Кремля, поправок в Конституцию, коррупции?

Перцев: Думаю да: против всего, чего угодно. И карантином многие люди недовольны в России: закрытие бизнеса, особой помощи людям нет, идет недовольство. Это, конечно, сильно влияет на рейтинги власти. Плюс сам Фургал, можно сказать, популист. Он встречался с людьми, ездил по глубинке, городам и селам. Он отличался от стандартного чиновника, губернатора. Этим он действительно нравился людям. Плюс он как символ свободы выбора. Плюс недовольство экономическими причинами, политическими несвободами – это все наложилось.

Андрей Перцев
Андрей Перцев

Ну и на Дальнем Востоке есть специфическая вещь: по всем каналам говорят про его развитие, что это приоритет федеральной власти. Люди это смотрят в новостях, а на самом Дальнем Востоке не замечают, что их жизнь становится лучше.

– Протестующие называют Сергея Фургала «народным губернатором». В Украине в 2014 году это словосочетание звучало особенно часто. Почему к нему приклеилось такое прозвище и что хабаровчане вкладывали в него, когда оно появилось?

Перцев: Наверное, появилось все-таки чуть позже. Если говорить честно, он был сначала техническим кандидатом: то есть на победу не претендовал, и его выбрали именно люди, может быть, вопреки желанию. И в этом смысле он – «народный губернатор».

Тут надо различать то, что на Донбассе было. Во-первых, это все-таки немножко разные устройства. Украина – это унитарное государство, губернаторы назначаются. Россия – федерация, по закону регионы имеют право влиять, выбирать глав. Но по факту сначала отменили выборы, проводили через собрание депутатов, потом вернули выборы, но с муниципальным фильтром, который почти невозможно пройти. Поэтому действительно настоящие избранники народа, как бы это громко ни звучало, не могли выиграть. Только один был случай в Иркутске: в 2015 году выиграл коммунист, который был сильный конкурент, особенно не желательный федеральной власти.

В этом смысле «народный»: он выбран в ходе легитимной процедуры.

– Чем «народный губернатор» Сергей Фургал отличается от так называемого «народного губернатора Донбасса» Павла Губарева?

Окара: Слово «народный» употребляется как метафора и в двух самых разных контекстах. Так называемый «народный мер» Чалый в Севастополе в 2014 году или Губарев в Донецке – значит «самозваный». «Народный губернатор» Фургал употребляется в том смысле, что действительно у него большой рейтинг – порядка 75% – в том время, как у Путина в этом регионе был порядка 50% с небольшим, о чем не преминул напомнить Юрий Трутнев, полпред президента России в Дальневосточном округе.

Политологи связывают как раз последнее обвинение Сергея Фургала именно с тем, что его рейтинг был выше, чем рейтинг у центральной федеральной власти, в том числе президента
Андрей Окара

И многие политологи связывают как раз последнее обвинение Сергея Фургала именно с тем, что его рейтинг был выше, чем рейтинг у центральной федеральной власти, в том числе президента. И, конечно же, после первого июля, так называемого голосования за поправки в Конституцию, многие прогнозировали, что в России будет закручивание гаек, и, в общем-то, так и произошло. То есть теперь развивается схема, связанная со шпионами, шпиономанией, изменой родине, известными журналистскими скандалами. И Сергей Фургал – как раз один из представителей этой тенденции или явления по закручиванию политических гаек.

Андрей Окара
Андрей Окара
Быть губернатором в России сейчас небезопасно для жизни, здоровья и свободы
Андрей Окара

В России должность губернатора – уже давно не принадлежность к элите. Быть губернатором в России сейчас небезопасно для жизни, здоровья и свободы. Таких случаев мы видим очень много. В России сейчас быть несистемным, неподконтрольным полностью Кремлю политиком с большим рейтингом – это тоже зона опасности.

Несмотря на свою уникальность для российского политического режима, всегда люди не от «Единой России» – не свои. Тем более в таком сложном, далеком регионе.

– Вы не видите параллели между тем, что происходило на востоке и юге Украины в 2014 году, и сейчас в Хабаровске?

Окара: Я такого не вижу. Если бы, допустим, в Хабаровске появились какие-то непонятные люди и начали бы на здание областной администрации или мэрии, или резиденции губернатора вешать флаги, например, «народной республики Китай», тогда бы, наверное, можно было бы говорить о каких-то параллелях.

Обычно, когда были аресты разных губернаторов, посадка Никиты Белых, арест министра экономического развития Улюкаева, всегда для власти это был позитив. Это была и широко распространенная народная эмоция, российское телевидение говорило: смотрите, в России борются с коррупцией. Так же было по поводу всех губернаторов и других высокопоставленных чиновников. Мол, смотрите, это центральная власть, это коллективный Путин, который борется с системной коррупцией, никто от него не уйдет, потому что центральная власть справедлива. Она исходит из намерения построить правовое государство и побороть коррупцию. Не то, что в Украине, где Порошенко и Зеленский вместе взятые за 10 лет никого не посадили. А смотрите, как эффективно сажают в России.

Протесты в поддержку Сергея Фургала в Хабаровске, 13 июля 2020 года
Протесты в поддержку Сергея Фургала в Хабаровске, 13 июля 2020 года
Митинги в Хабаровске можно сравнить только с митингами, которые были в конце 80-х – начале 90-х годов
Андрей Окара

И впервые получается ситуация, в которой арест губернатора вызывает не народное ликование или тихое одобрение, мол, наконец-то посадили или хотят привлечь к ответственности подонка, убийцу, казнокрада, мироеда и так далее. Получается ровно противоположная тенденция. Такое в российской политике впервые. Митинги, которые проходят уже сколько дней в Хабаровске, можно сравнить только с митингами, которые были в конце 80-х – начале 90-х годов, когда в центре Москвы собиралось запросто по 300, 400 и больше человек.

– Ни один депутат Заксобрания Хабаровского края не поддержал протестующих: очень странно для политика, который должен, наверное, подхватывать волну народного возмущения, народных настроений. Один из депутатов сказал, что партия ЛДПР тут вообще ни при чем. Как вы думаете, почему? Это такой разрыв между местными политиками и населением Хабаровска?

Окара: Ничего странного, это просто показатель уровня конкретности и публичности политического процесса в России даже на местном уровне. И уровень самосохранения депутатов даже такого местного уровня на городском и краевом уровне. Это все логично.

Люди занимаются самосохранением
Андрей Окара

Только когда будет ощущение у депутатов, что события имеют необратимый характер, что им даже за их словесную поддержку никто не настучит по голове, мы увидим очень много подпольщиков среди этих депутатов. Окажется, что они десятилетиями боролись против той политической системы, которая есть, что среди них просто десятки тайных революционеров. Но пока что за это могут очень серьезно наказать как формально, так и неформально. Формально любой из них может повторить судьбу губернатора, или в каких-то, может, менее серьезных формах. Неформально есть множество вариантов давления политического и всякого иного. Поэтому люди занимаются самосохранением: осуждать это, наверное, неуместно.

Я абсолютно уверен, что как таковая партия ЛДПР и ее активисты, ее местные структуры в Хабаровском крае действительно не причастны к этим протестам. Эти протесты имеют не майданно-революционный характер, а это то, что Александр Пушкин называл «русский бунт, бессмысленный и беспощадный». По своей структуре это совсем другой протест. Это тот самый «глубинный народ», о котором год назад говорил Владислав Сурков, те самые люди, которые всегда за власть, которые живут далеко от Москвы, не очень богатые: простые, хорошие, обычные русские люди. И вот в какой-то ситуации уже настолько у этих хороших, простых, глубинных людей зашкаливает их эмоциональное восприятие действительности, что они просто перестают бояться и выходят на протест.

Если этот протест будет раскручиваться дальше и не будет угрозы физического уничтожения протестующих, думаю, те депутаты присоединятся и возглавят.

Во время акции протеста в поддержку Сергея Фургала
Во время акции протеста в поддержку Сергея Фургала

– Прошло голосование за поправки в Конституцию Российской Федерации – и резко начались аресты по всей стране. Какими вы видите дальше последствия этой новой России, которая строится? Недавно в российском политикуме говорили, что скоро присоединят территории ОРДЛО к Российской Федерации. Почему эта тема активно поднимается, обсуждается ли она в России и возможно ли это?

Перцев: Если говорить про Бородая и Прилепина, тут секрет достаточно прост: в следующем году у нас выборы в Госдуму. Бородай сотрудничает с Малофеевым, у которого вроде образовалась партия, которую он хочет провести в Госдуму. Прилепин возглавляет прокремлевскую партию «За правду». Им нужен свой электорат, ультрапатриотический, ультраимперский, будировать, возбуждать.

Им надо раскручивать свои партии, мобилизовать сторонников
Андрей Перцев

Поэтому, мне кажется, они и делают это заявление. Им надо раскручивать свои партии, мобилизовать сторонников. Чтобы пройти в Госдуму, нужно либо иметь фракцию в Заксобрании либо собирать подписи. Им нужно в регионах мобилизовать сторонников, чтоб они приходили на участки, чтоб у них в одном регионе была фракция: тогда они без сбора подписей пройдут.

Окара: Для Украины один из вопросов «быть или не быть» связан с разговорами, которые ведутся по поводу днепровской воды в Крым. Мне кажется, что угроза начала прямых военных столкновений на данный момент несколько преувеличена. Я думаю, что чем больше об этом говорят, тем меньше реальность подобного развития событий.

В России после первого июля произошло, можно сказать, переучреждение государства или что-то около этого. Можно говорить о смене или коррекции формы государственного правления. Ну и, конечно же, в такой ситуации политика сосредоточения, закручивания гаек, борьбы с местными и внутренними врагами очень актуальна. Я думаю, это только начало, и мы еще много интересного увидим в ближайшее время.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG