Доступность ссылки

Путин уйдет, но Россия останется ‒ мировая пресса


Президент России Владимир Путин

Конец путинизма не приведет к концу геополитических амбиций России, считают авторы анализа на сайте издания The American Interest. Украинская экономика имеет повод для оптимизма, уверяет обозреватель Bloomberg Леонид Бершидский. О том, что нужно принять во внимание, готовясь к саммиту Украина-США, рассказывает эксперт Стивен Бланк в статье Atlantic Council.

Почему конец путинизма не станет концом геополитических амбиций России? На этот вопрос отвечают в анализе на сайте издания The American Interest.

В России в последнее время можно увидеть все больше протестов ‒ есть причины надеяться, что путинская клептократия может закончиться, считает автор. Другой вопрос ‒ кто и какой тип режима придет после нее.

Путин уйдет, но Россия останется. Она хочет быть в Европе, но не Европой. Она не может быть великой державой в Азии, хотя физически, географически она больше находится именно там. Китай блокирует ее влияние в Азии, где Россию в лучшем случае можно считать второсортной силой, говорится в статье.

«Относительная стабильность на южной и восточной границах России позволяет ей дестабилизировать свою западную границу. Как и любая другая страна с несколькими границами, Россия не может позволить себе относиться к ним как к отдельным стратегическим вызовам. Они связаны между собой, и для расширения на одной необходимо стабилизировать другие. Таким образом, способность России расширять свои западные границы зависит от стабильности на других границах», ‒ говорится в статье.

Таким образом, только в Европе Россия может претендовать на то, чтобы быть великой державой. Только там она может подрывать и вмешиваться в политическую жизнь. Но для этого ей нужны три геополитических условия.

Во-первых, географическое присутствие. «Россия, очевидно, уже присутствует в европейском пространстве, но, как и раньше, находится на геополитических окрестностях. Для того чтобы это изменить, ей необходимо контролировать внутренние моря (Черное, Балтийское и Средиземноморское) и центральноевропейское континентальное ядро. Это частично объясняет войну Путина в Украине и военное вторжение в Сирию: это попытки включить Россию в европейскую динамику власти, сделав ее более способной к принятию решений в европейских столицах», ‒ говорится в анализе.

Во-вторых, России необходимо иметь разделенную Европу, чтобы служить там в качестве посредника. В-третьих, ей нужно вытеснить из Европы США. «Без американцев Европа ‒ географически малый евразийский полуостров, разделенный внутренним напряжением и не способный противостоять российским имперским амбициям», ‒ убежден автор.

Но дело в том, что все эти цели, в том числе три геополитических требования для того, чтобы Россия была европейской великой державой, «являются давними ориентирами российской внешней политики и не являются продуктом воображения Путина. Путин не преследует каких-либо новых внешнеполитических целей; он просто реализовывал их с большей энергичностью и острым чувством оппортунизма. Его внешняя политика не является исторической аномалией», ‒ убежден автор.

Преемник Путина может поменять тактику или инструменты, но Россия все равно будет пытаться быть конкурентом на европейской арене.

Обозреватель Bloomberg Леонид Бершидский обращает внимание на экономические успехи Украины. По его словам, никто не ожидал, что ее экономика будет так быстро расти, как во втором квартале. Несмотря на то, что рост в значительной степени был обусловлен большим урожаем пшеницы, ситуация достаточно обнадеживающая, поскольку новоизбранный президент Владимир Зеленский обещает новый подход к политике, а также благоприятные для инвестиций изменения.

Согласно официальным показателям, украинский бизнес имеет все более оптимистичные настроения, особенно когда речь идет об отрасли розничной торговли, но пессимизм снижается и в других отраслях.

Бершидский напоминает, что Зеленский, чья партия «Слуга народа» впервые в истории независимой Украины получила однопартийное большинство, обещает уход от всех коррумпированных практик предыдущих правительств.

«Даже если в украинской деловой общественности мало кто верит, что он может закончить войну на востоке Украины, как ожидает значительная часть его электората, более реалистичным является предположение снижения уровня коррупции и больших инвестиционных возможностей», говорится в статье.

Пожалуй, самое главное, что Зеленский пообещал сделать ‒ это наконец-то отменить мораторий Украины на продажу земли до конца этого года. Такой шаг, по мнению Бершидского, имеет потенциал способствовать росту до уровня, который уже давно имеют западные соседи Украины, а именно Польша, Венгрия и Словакия.

Что надо учесть, готовясь к саммиту Украина-США? Об этом рассказывает ведущий эксперт Американского Совета по международной политике Стивен Бланк в статье для аналитического центра Atlantic Council.

Подготовка к саммиту, который должен состояться в сентябре, пока продолжается. Поэтому президенту Украины Владимиру Зеленскому и президенту США Дональду Трампу стоит предложить повестку дня.

«Чтобы этот саммит был удачным, эта повестка дня должна отражать баланс интересов и потребностей обеих сторон. Действительно, потребности Украины превышают потребности Соединенных Штатов, но Украина имеет средства для продвижения региональных решений в Восточной Европе, существенно способствующих интересам, уже заявленным администрацией Трампа, как риторически, так и фактически», ‒ объясняет эксперт.

В ближайшем будущем Украина потребует от США прямой военной поддержки в виде продажи оружия и прямых инвестиций. Кроме систем защиты, Украина должна получить от Вашингтона средства для развития своего флота, чтобы противодействовать многочисленным угрозам со стороны России.

Автор отмечает, что Киев и Вашингтон могут найти сферы для взаимовыгодного сотрудничества в энергетическом секторе. Например, в обмен на соглашение о получении оружия Киев мог бы предложить американским компаниям контракты для изучения новых участков и строительства трубопроводов для гидрокарбоновых источников расположенных на территориях вне российского контроля.

«Вашингтон также должен поощрять региональные и субрегиональные организации, такие как Инициатива «Три моря», строить трубопроводы с юга Балтии, соединятся с существующими линиями Восток-Запад и подключать Украину к сети. Таким образом, будущий экспорт газа в США может идти непосредственно в Украину, или украинское экспортируемое производство может перейти на европейские рынки», ‒ объясняет Бланк.

Это видение соответствует интересам США в расширении экспорта энергии в Европу и украинским интересам по дальнейшей интеграции с субрегиональными и региональными европейскими институтами безопасности. Такой план также существенно снижает возможности Москвы использовать газ в качестве рычагов воздействия против Украины и остальных государств Центральной и Восточной Европы, говорится в статье.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG