Доступность ссылки

Financial Times: «Украинские порты страдают от напряженности с Россией»


©Shutterstock

Относительная стабилизация ситуации вокруг захвата Россией украинских моряков и кораблей в Черном море позволила зарубежным журналистам посмотреть глубже на проблему. Al Jazeera анализирует, стоило ли Украине вводить военное положение сейчас, если в пик военных действий 2014-2015 годов страна обошлась без него. Газета Financial Times тоже смотрит на проблему военного положения, но сосредотачивается на том, как живется портовым городам Украины во время блокады Керченского пролива. Во французском издании Ouest-France обозреватель пишет о том, что Украину стоит принять в НАТО, а Париж должен жестче реагировать на агрессию России.

Обозреватель катарского ресурса Al Jazeera объясняет предысторию событий в Черном море и Азове и анализирует реакцию украинской власти на происходящее. «На бумаге движение для украинских кораблей в и из Азовского моря регулируется соглашением, подписанным в 2003 году Россией и Украиной, оно предоставляет свободный доступ судам обеих стран, ‒ читаем в статье. ‒ После построения Крымского моста... Россия препятствует движению торговых судов, следующих в украинский порт в Мариуполе на Азовском море, и после инцидента на прошлой неделе она фактически заблокировала его».

По мнению журналиста, украинская сторона имела все основания ответить на российскую агрессию так, как считала нужным. Более того, добавляет обозреватель, Украина могла бы даже преувеличить роль этого инцидента для западных партнеров, если бы огласка помогла закончить войну.

По словам обозревателя, украинский ответ на азовские события был бы вполне логичным, если бы не одно «но» ‒ а именно предложенное президентом военное положение.

«Дискурс по Керченскому проливу выглядел довольно просто до вечера, когда президент Украины Петр Порошенко собрал Совет нацбезопасности на встречу, выглядевшую как заготовленная сессия для телевидения», ‒ пишет журналист.

Военное положение, добавляет он, могло бы значительно изменить политику внутри страны, поэтому действующая его версия ‒ это своеобразный компромисс, он не отменяет выборов, но указывает на исключительную важность морских событий.

Журналиста озадачивает такая экстремальная реакция внутри страны: «Керченский инцидент не оправдывает такие радикальные меры, особенно потому, что ничего подобного не было предложено в пик войны в 2014 и 2015 годах, когда украинские солдаты умирали сотнями, если не тысячами, в битвах в Иловайске, Дебальцево и донецком аэропорту».

Сейчас военное положение не затрагивает все области страны и закончится перед выборами и официальным началом президентской гонки. Впрочем, даже в таком формате внутренняя ситуация может помочь Порошенко, пытающемуся повысить свой рейтинг. В частности, военное положение может позволить политику больше вмешательства в церковную сферу.

По мнению журналиста, благодаря имеющемуся конфликту, легче будет забрать Печерскую Лавру у Московского патриархата ‒ или, по крайней мере, попробовать.

«Попытка захватить ее [Лавру] может вызвать потрясения в России и заставит Путина реагировать, хочет он того или нет. Существует мало сомнений, что планы на случай чрезвычайных ситуаций разрабатываются в Москве, а подготовка осуществляется на местах», ‒ заключает журналист катарского телеканала Al Jazeera.

О военном положении пишут и в британской газете Financial Times. Впрочем, журналист не только анализирует необходимость его введения, но и жизнь в портовых городах после азовских событий. Обозреватель описывает Мариуполь, где почти прекратилась морская торговля, цитирует министра инфраструктуры Владимира Омеляна, который говорит об «экономической блокаде» Керченского пролива со стороны России.

«Хотя гражданские свободы в районе Азовского моря больше не ограничивали, жители на грани», ‒ пишет журналист. И добавляет: «Вместе на два азовских порта приходится почти 6% всего украинского экспорта».

Сейчас эти порты блокируются россиянами, поэтому лишь небольшое количество судов может пройти. Даже после частичного разблокирования пролива торговля не восстановилась до прежнего уровня.

Журналист также пишет о возможных манипуляциях с введением военного положения в стране. Он цитирует заместителя министра обороны Анатолия Петренко, называющего дальнейшее нарастание российской агрессии «очень вероятным». Именно поэтому украинская сторона требовала больше западных санкций против России и совместное патрулирование с кораблями НАТО на заблокированных направлениях.

Обозреватель заключает: хотя Приазовский регион находится в подвешенном состоянии, порты продолжают работать.

Профессор Антуан Аржаковский во французской газете Ouest-France пишет об «ограниченности и слепоте» Парижа, когда речь идет о российской агрессии в отношении Украины. По словам историка, пассивное отношение к Кремлю со стороны французских дипломатов легитимизирует военную политику и способствует ослаблению украинских позиций.

Автор пишет, что, с одной стороны, украинская территориальная целостность защищена международными договорами. С другой стороны, попытки Украины сблизиться с НАТО не работают, хотя Альянс ‒ «единственная военная организация в Европе, которую уважает Путин». Украинская сторона подчеркивает рост сотрудничества, ее попытки постоянно отклоняют ‒ часто именно из-за французских политиков, которые не хотят большей конфронтации с Россией.

«Страх... перед потенциальной конфронтацией с ядерной державой позволяет понять робкий подход Франции», ‒ пишет Аржаковский.

Он добавляет: «Главное объяснение такого шизофренического отношения Министерства иностранных дел заключается в том, что Франция не имеет согласованного видения будущего международных отношений и общей стратегии не только по НАТО, но по России и Украине. Если бы Франция хотела послушать украинцев, которые защищают европейскую демократию на передовой уже четыре года, спираль войны могла бы развернуться...».

Историк предлагает министрам иностранных дел стран НАТО, встречающимся в Брюсселе на днях, серьезно отнестись к предложениям Украины. Предложение ‒ это направить корабли НАТО в Черное и Азовское моря еще до конца года, чтобы гарантировать свободное движение судов в соответствии с Договором 2003 года между Россией и Украиной.

Автор также подчеркивает необходимость «оправдать обещания, сделанные Украиной в 2008, чтобы интегрировать ее в НАТО». В случае, если Украину все-таки примут в НАТО, подход к России должен быть пересмотрен, убежден историк.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG