Доступность ссылки

Скандал в Севастополе: кто ответит за смерть онкобольной


Иллюстрационное фото

Жительница Севастополя Наталья Красулина обвиняет городской онкодиспансер в том, что он не оказал надлежащей помощи ее матери Елене. Красулина утверждает, что медиков пришлось упрашивать о лечении, предусмотренном российской федеральной квотой. В конце концов ее мать умерла, но онкодиспансер все обвинения отвергает.

Руководитель Следственного комитета России в Севастополе Виктор Танифа завел уголовное дело по заявлению Красулиной, однако 10 месяцев спустя, как она говорит, ей так и не дали ознакомиться с материалами. Репортаж об этом случае показали президенту соседней России Владимиру Путину во время пленарного заседания медиафорума «Общероссийского народного фронта» в мае, после чего дело отправили на уголовную экспертизу.

Наталья Красулина в интервью севастопольскому телеканалу НТС заявила, что не доверяет местным специалистам:

«Я настаиваю на проведении независимой комплексной судебно-медицинской экспертизы в Москве, у независимых экспертов. Я настаиваю, что в Севастополе никаких действий проводиться не может, потому что здесь все коррумпировано. Все врачи боятся сейчас сказать правду, добиться здесь ничего невозможно. Я обращаюсь ко всем, кто пытается на меня надавить: у вас ничего не получится, я все равно добьюсь правды! Меня вам не напугать».

По словам Красулиной, после того как она вынесла свои претензии на публику, ей начали поступать угрозы с неизвестных номеров, а ее автомобиль разбили на стоянке. В интервью журналистам Радио Крым.Реалии Наталья Красулина подтвердила, что рассчитывает только на помощь специалистов вне Севастополя.

Правительство Севастополя и департамент здравоохранения покрывает своих врачей и пытается сделать так, чтобы они избежали наказания
Наталья Красулина

– В Севастополе происходит коррупция, документы из уголовного дела изымаются, экспертизы подделываются. Поэтому сейчас будем решать на уровне Москвы все вопросы. Правительство Севастополя и департамент здравоохранения покрывает своих врачей и пытается сделать так, чтобы они избежали наказания. Необоснованный отказ в лечении моей мамы был доказан экспертизами Фонда обязательного медицинского страхования еще в прошлом году, севастопольский онкодиспансер был оштрафован прошлым летом на 111 тысяч рублей за выявленные нарушения. При этом ровно за сутки до выхода ролика на НТС мою машину столкнули с другой машиной на стоянке в мое отсутствие. Это ДТП официально зафиксировано, я подозреваю третьих лиц. Позже мне поступил звонок – сказали, что это предупреждение.

Консультант севастопольского онкодиспансера Юлия Вьюркова по запросу Радио Крым.Реалии в письменном виде отреагировала на претензии о том, что медики якобы не хотели оказывать помощь матери Натальи Красулиной:

«Как можно уговаривать врачей? Помощь либо оказывается, либо нет, с учетом медицинских показаний. Мы все оканчивали медицинские вузы, клятву же давали. Проведено более 10 курсов химиотерапии только у нас, направлено на оперативное и лучевое лечение в федеральные центры. Проведены проверки различных инстанций, документов о проведении независимой экспертизы мы не видели. Официальные проверки – да, есть. Речи о неоказании помощи не может быть, мы ее лечили. Все наши действия по поводу претензий – действия официальные, то есть в бюрократическом порядке. Одно могу сказать: мы ее лечили, и нас проверяли. Тактика согласовывалась с федеральными специалистами, страховое сопровождение осуществлялось».

Российский врач, участник митингов «За доступную медицину» Семен Гальперин подчеркивает, что не знает особенностей севастопольского случая, но раскрывает главную проблему российской онкологии.

Система устроена таким образом, что ответственность за покупку дорогостоящих препаратов несет местный бюджет, а не федеральный
Семен Гальперин

– Есть общие проблемы здравоохранения, и одна из главных – финансирование, особенно в онкологии. Когда онкологическому пациенту требуется дорогое лечение, сразу возникает вопрос, где брать деньги. Система устроена таким образом, что ответственность за покупку дорогостоящих препаратов несет местный бюджет, а не федеральный. Законодательство – федеральное, а ответственность несут городские власти, районные и так далее. Нередко мы сталкиваемся с ситуацией, когда в местном бюджете просто нет денег на покупку дорогостоящих препаратов. В СМИ попадало несколько таких историй, когда лечение необходимо, четко прописан препарат, но непонятно, кто его будет покупать. Даже когда суд выносит решение о праве пациента получить лечение, может пройти еще длительное время, пока местные власти начинают искать источник финансирования.

Семен Гальперин отмечает, что химиотерапия – сложный вид лечения, что иногда тактика врачей может меняться, вопреки желанию пациента.

– Можно только гадать, в чем была причина, действительно ли не оказали помощь, как надо, что именно пациенту не давали, был ли препарат прописан – или лечение было не показано, но пациент хотел его получить? Я думаю, что до получения официальных результатов говорить о реальной ситуации здесь достаточно сложно. Здесь пациент малокомпетентен в том, что нужно делать. У нас были проблемы с паллиативной помощью, с доступностью обезболивания, но в московском регионе они сейчас более-менее решены. Сейчас с жалобами на врачей в России принято обращаться в Следственный комитет, и мне не нравится эта идея. У нас органы постоянно расследуют дела против медицинских работников, мне часто приходится их защищать.

Президент Украинского медицинского клуба Иван Сорока рассказывает, как обстоят дела с лечением онкобольных на материковой части Украины.

– Онкологическая патология очень сложная, и пациенты могут жаловаться на неэффективность некоторых методов лечения. В Украине чаще всего пациенты обращаются в контролирующие органы медучреждений в контексте того, что бывают элементы ненадлежащего обеспечения диагностическими процедурами и фармацевтическими препаратами, которые у нас выделяют за государственный счет. В целом Украина одна из немногих стран мира, где сохранилась система онкодиспансеров, в учреждениях работают эффективные программы, наших онкологов ценят – и в итоге у нас хорошие результаты. Проблемные ситуации связаны с нехваткой препаратов для химиотерапии и для детей, и для взрослых. Будем надеяться, что руководство отрасли будет уделять больше внимания предоставлению качественной, эффективной и доступной онкологической помощи.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG