Доступность ссылки

Экономика как оружие. Опасны ли для Украины российские санкции?


Президент России Владимир Путин

Кого в Украине затронут российские санкции? Как это отразится на украинской экономике? Почему Россия рискует получить результат, противоположный ожидаемому?

«Раньше газ зимой отключали без санкций, то чего теперь бояться», «Украли Крым, начали войну и хотят напугать санкциями. Смешно!», «Давно пора, скорее отделимся от агрессора», «Санкциями после «Градов» не испугаешь», «Напугать Украину санкциями, как прошлогодним снегом» ‒ так отреагировал украинский сегмент Facebook на заявления руководства России о введении санкций против Украины.

Чем грозит Кремль Украине?

Премьер-министр России Дмитрий Медведев и президент России Владимир Путин, 2017 год
Премьер-министр России Дмитрий Медведев и президент России Владимир Путин, 2017 год

Через несколько дней после провозглашенной в Валдае угрозы, что все, кто нападет на Россию, «сдохнут» и «даже покаяться не успеют», российский президент Владимир Путин подписал указ о введении «специальных экономических мер» против Украины и поручил правительству в кратчайшие сроки их разработать.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев отреагировал уже на следующий день. Находясь в Калининграде 23 октября, он сказал, что экономические санкции коснутся сотен украинских граждан и компаний.

«Речь идет, во-первых, о блокировании их активов, находящихся на территории Российской Федерации, то есть запрете совершать с ними любые действия. Во-вторых, о запрете перечисления денежных средств, находящихся в источниках, расположенных на территории России. То есть о запрете вывоза капитала. А в-третьих, речь идет о запрете ввоза в Россию украинских товаров», ‒ пояснил Медведев.

О каких именно гражданах Украины говорится, а также о каких именно компаниях и категориях, председатель правительства России не уточнил.

Зато еще раз подчеркнул, что это «санкции в ответ» на введение Украиной ограничительных мер в отношении граждан и юридических лиц России. Сейчас в расширенном Украиной в мае 2018 года санкционном списке насчитывается 1762 физических лица и 786 юридических лиц из России.

Почему Россия это делает именно сейчас?

Киев, 2015 год
Киев, 2015 год

Кремль все больше загоняет Россию в тупик, сводя внешнеполитические инструменты к «демонстрации силы» и различным запугиваниям. С одной стороны, выставляя себя «для внутреннего потребления» жертвой, «которая попадет в рай», с другой, обращаясь к миру, Владимир Путин фактически полностью опустился к риторике Холодной войны, демонстрируя «архаичную кузькину мать».

Аннексировав Крым, начав войну против Украины на Донбассе, официальный Кремль вступил в затяжную конфронтацию с Западом, и вот теперь, в результате санкций и многих имиджевых поражений, чувствует, что начинает проигрывать.

Путин хочет сбить негативную информационную волну, связанную с инцидентом в Керчи, и, вместе с тем, отомстить Украине за продвижение путем получения томоса на создание поместной православной церкви, считает президент Центра глобалистики «Стратегия ХХI» Михаил Гончар.

Михаил Гончар
Михаил Гончар

К тому же недавно Федеральный суд Швейцарии отклонил обращение России и принял решение, позволяющее третейскому судье в Женеве рассматривать ходатайство 12 украинских компаний, среди которых и «Укрнафта», о компенсации активов, утраченных вследствие российской «национализации» в аннексированном Крыму.

«Путин, сам того не желая, свел на нет все, что так настойчиво делала Российская империя для превращения Украины в Малороссию на протяжении многих веков, и ему не остается ничего другого, как угрожать», ‒ говорит Гончар.

По ком ударят российские санкции?

Можно ожидать, что Кремль попытается копировать США, вводя санкции. Поэтому, вероятно, под «физическими лицами», о которых говорит российский премьер Дмитрий Медведев, имеются в виду те украинские олигархи, которые поддерживают нынешнюю украинскую власть или, по крайней мере, открыто против нее не выступают.

«Виктора Медведчука и приближенных к нему, конечно, трогать не будут», ‒ прогнозирует Михаил Гончар.

По его мнению, меры России не будут уж очень ощутимыми, потому что за последние 4 года «все, кто умеет думать головой, уже должны были вывести свои активы из России». И хотя многие украинские богачи активно покупали в России недвижимость и бизнес, у них было достаточно времени с марта 2014 года, чтобы сделать выбор.

Что же касается ограничений для украинских компаний и товаров, то вряд ли это больше ударит по Украине, чем введенный Россией с 1 января 2016 года запрет на транзит украинских грузов в Казахстан, Кыргызстан и другие страны Азии.

И вообще, говорит Михаил Гончар, чем больше Россия давит на Украину, тем быстрее Украина учится жить без нее. Он напомнил, как в 2013 году, чтобы «загнать» Украину в Таможенный и Евразийский союз, Россия фактически ввела экономическую блокаду для Украины.

Это был мощный удар по «российскозависимой» украинской экономике, рассчитанный на то, что напуганные олигархи будут требовать от Януковича не подписывать соглашение с Евросоюзом, а вступать в Таможенный союз. Так и произошло. Далее появилось решение правительства Азарова об отказе от евроинтеграции, а потом Виктор Янукович сделал то, что сделал. Но в результате начался Майдан.

Гончар предполагает, что «придворные аналитики» снова толкают Путина в очередной раз «наступить на те же грабли», нашептывая ему, что напуганный бизнес снова потребует от Порошенко «покориться» требованиям Кремля.

Однако сейчас ситуация уже существенно изменилась. Политика Путина постепенно убедила украинский бизнес, что ему лучше иметь дело со стабильным Западом, чем с агрессивным восточным соседом.

Каким будет эффект от санкций?

Вводимые Россией санкции против Украины сокрушительный удар по украинской экономике не нанесут, убежден президент Центра экономического развития Александр Пасхавер.

Александр Пасхавер
Александр Пасхавер

«Это далеко не первый раз, когда Россия использует экономику как оружие против нас. Мы уже научились этому противодействовать», ‒ объясняет свое мнение ведущий украинский экономист.

А что касается потерь, то Александр Пасхавер отмечает, что их не стоит «считать прямыми потерями», ведь, находясь фактически в состоянии войны с Россией, нет смысла вычислять в гривнах потери от ограничения на ввоз украинских товаров в Россию.

«А сколько стоит война? Во сколько нам ежедневно обходятся боевые действия? Как измерить стоимость потерянных жизней?» ‒ замечает Пасхавер.

За годы независимости Украина постепенно снижала товарооборот с Россией, и хотя сейчас Россия еще по объемам на первом месте, она уже не главный потребитель украинских товаров. Украинский бизнес, в основном из-за давления и диктата со стороны России, нашел альтернативу.

«И хотя разрыв с Россией каждый год приносит Украине экономические потери, нет смысла их считать, потому что мы выбрали другую судьбу», ‒ резюмирует экономист.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG