Доступность ссылки

Годовщина операции «Буря»: задействует ли президент Зеленский хорватский сценарий на Донбассе?


Президент Украины Владимир Зеленский в зоне боевых действий на Донбассе, архивное фото

26 лет назад, 9 августа 1995 года, Хорватия успешно завершила многодневную военную операцию «Буря». Речь идет о силовых действиях Загреба против «Республики Сербская Краина» ‒ непризнанного «государства» сербов на хорватской территории. Они выступали против отделения Хорватии от Югославии. Решение силой восстановить территориальную целостность возглавляемого им государства принял первый президент независимой Хорватии Франьо Туджман. И за это он подвергся критике за рубежом. «Республику Сербская Краина» активно поддерживал Белград. Хотя степень поддержки была несравненно меньше, чем позволяет себе сейчас Москва на оккупированных ею территориях Украины, отмечают специалисты. Россия ‒ не Сербия, к тому же Украина ‒ подписант «Минских соглашений», которые не предусматривают военного решения конфликта на Донбассе. Для президента Владимира Зеленского исключен вариант «Бури» в Украине ‒ силового завершения конфликта на Донбассе? Вообще ‒ возможна ли хотя бы частично параллель: та война в Хорватии и нынешняя на территории Украины? Свое мнение по этому поводу высказал украинский военный эксперт, руководитель Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко.

Возможна ли «Буря» в Украине?

Война на Донбассе и война на территории Хорватии в 1990-х годах ‒ возможна ли такая параллель?

‒ Такая параллель не совсем удачная. И если уж проводить параллели с Хорватией, я коснулся бы даже не самой военной операции «Буря» и даже не течения сербско-хорватского конфликта. Я коснулся бы аспекта политической воли. Потому что это очень важный момент, о котором мало говорят в Украине.

Александр Мусиенко
Александр Мусиенко

Я хочу напомнить, что международное сообщество, многие иностранные государства, особенно европейские, не одобряли тогда эту военную операцию Хорватии. Более того, Международный трибунал по бывшей Югославии мог предъявить обвинение президенту Хорватии Франьо Туджману (Туджман умер в 1999 году ‒ ред.). И Туджман был подвергнут критике за операцию «Буря».

СПРАВКА: Франьо Туджман ‒ первый президент независимой Хорватии с 30 мая 1990-го по 10 декабря 1999 года. Именно Туджман принял решение провести операцию «Буря». В Хорватии считают ее успешной операцией по реинтеграции захваченных сербами районов Хорватии. А в Сербии целью операции называют изгнание сербов, живших на этой территории, и обвиняют хорватских солдат в военных преступлениях. В ответ на судебный процесс с июля 1999 года против Сербии, обвиняемой в геноциде в Хорватии, в январе 2010 года Сербия подала иск против Хорватии в Международный суд в Гааге по обвинению в геноциде по отношению к сербам. Но в Хорватии чествуют участников операции «Буря» как народных героев и торжественно отмечают годовщину окончания войны за независимость. В то же время после смерти Туджмана в декабре 1999 года Загреб поддерживает требования Международного трибунала по бывшей Югославии о выдаче обвиняемых в военных преступлениях.

Президент Хорватии Франьо Туджман выступает с трибуны ООН. Нью-Йорк, 22 мая 1992 года
Президент Хорватии Франьо Туджман выступает с трибуны ООН. Нью-Йорк, 22 мая 1992 года

‒ А если Зеленский вдруг рискнет пойти по пути Туджмана?

‒ Если подойти с этой точки зрения, то следует понимать: любой украинский политик ‒ или действующий президент, или его преемники ‒ должен быть готов к волне международной критики. До введения против Украины санкций. Несмотря на то, что мы воюем за свой суверенитет и международное право на нашей стороне, не надо забывать, что за рубежом трактовка таких событий может быть весьма своеобразной. Это первый момент.

Во-вторых, должны ли мы вообще рассматривать возможность силового освобождения? Я убежден, что должны. И при этом я не имею в виду только проведение каких-то молниеносных операций.

«Колумбия vs FARC ‒ мир под гибридным давлением»

‒ Что вы имеете в виду?

‒ Действительно ‒ операция «Буря» в Хорватии и продолжающаяся война в Украине, развязанная Россией, ‒ эта аналогия не совсем удачная. Но проведем другую аналогию ‒ Колумбия. Да, это тоже не стопроцентная аналогия, однако полных аналогий не бывает. Так вот ‒ Колумбия. Относительно действительно гражданской войны в этом государстве внешний фактор был минимальным, в конце концов Колумбия достигла мира, подписала мирное соглашение. Но не надо забывать, что до мирных переговоров колумбийские силы безопасности и армия ликвидировали практически всех главарей незаконных вооруженных формирований, всех лидеров коммунистических групп FARC, оказывавших сопротивление.

СПРАВКА: FARC ‒ «Fuerzas Armadas Revolucionarias de Colombia ‒ Ejército del Pueblo» («Революционные вооруженные силы Колумбии ‒ Армия народа») ‒ леворадикальная повстанческая экстремистская группировка Колумбии. Созданная в 1960-х годах как военное крыло Компартии Колумбии. Кроме ведения боевых действий с законной властью Колумбии, FARC занималась наркоторговлей и похищением заложников. В то же время брала ответственность за взрывы в колумбийских городах и убийства политиков. На протяжении более чем 50 лет гражданской войны в Колумбии с участием FARC, а также других леворадикальных военизированных группировок погибли (по разным оценкам) более 20 тысяч человек, пропали без вести около 50 тысяч, беженцами стали около 5 миллионов колумбийцев ‒ то есть каждый десятый житель этого пятидесятимиллионного государства. После нескольких лет переговоров в 2016 году колумбийское правительство и FARC заключили мирное соглашение. Его подписали президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос и главарь FARC Родриго Лондоньйо Эчеверри (Тимолеон Хименес). Сантоса за это отметили Нобелевской премией мира. Правда, граждане Колумбии большинством (50,23%) голосов не поддержали на референдуме мирное соглашение между правительством и FARC. Лидером противников соглашения стал бывший президент Колумбии Альваро Урибе. По его мнению, боевиков FARC следовало посадить, они не имеют права участвовать в заседаниях парламента Колумбии. Вскоре после референдума президент Сантос и главарь FARC Эчеверри подписали новое, подкорректированное мирное соглашение между правительством Колумбии и FARC, которое ратифицировал колумбийский парламент. Осенью 2017 года FARC превратили в политическую партию.

‒ То есть FARC таким образом принудили к миру?

‒ Этих леворадикальных повстанцев принудили к подписанию мирного соглашения. При этом власти Колумбии осуществляли гибридное принуждение незаконных вооруженных формирований ‒ не только силовое. То есть и силовое, и дипломатическое, и психологическое.

Президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос (слева) и главарь FARC Родриго Лондоньйо Эчеверри (Тимолеон Хименес) (справа) подписывают мирное соглашение. Куба, Гавана, 23 июня 2016 года
Президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос (слева) и главарь FARC Родриго Лондоньйо Эчеверри (Тимолеон Хименес) (справа) подписывают мирное соглашение. Куба, Гавана, 23 июня 2016 года

‒ Чем колумбийский пример интересен сейчас Украине?

‒ Один из подходов к завершению конфликта на Донбассе ‒ психологически-военный. Он предусматривает отказ от сиюминутного освобождения территории молниеносной операцией (вроде «Бури» в Хорватии). Но при этом Украина постепенно будет или отвоевывать некоторые населенные пункты, или ликвидировать тех лиц, которые, скажем так, играют ведущую роль со стороны России на оккупированных территориях Украины. Я понимаю, что когда говорят о ликвидации и т.п., это звучит противоречиво. Но, извините, на Донбассе продолжается восьмой год война, на которой гибнут десятки тысяч людей. Война, развязанная против Украины.

Боевик российских гибридных сил на блокпосту на въезде в Горловку (Донецкая область, Украина). На табличке написано «Добро пожаловать в ад». 14 декабря 2014 года
Боевик российских гибридных сил на блокпосту на въезде в Горловку (Донецкая область, Украина). На табличке написано «Добро пожаловать в ад». 14 декабря 2014 года

И соответствующие украинские государственные структуры должны делать все для отпора противнику, для подавления его сопротивления. При этом речь не идет сугубо о силовом воздействии. Имеется в виду наполовину силовая и наполовину психологическая тактика.

Другой возможный подход к завершению конфликта на Донбассе ‒ все-таки учитывать пример Хорватии. Речь идет не о копировании методов силовых действий против «Республики Сербская Краина», а о том, что в принципе Украина должна быть готова освободить свои территории. Хотя, конечно, такой план Украина сможет задействовать лишь тогда, когда у нее появится окно возможностей. Или случатся качественные события в Кремле ‒ переходный этап во власти или разборки между группами их так называемой элиты. Вот тогда Украина сможет воспользоваться случаем, чтобы отвоевать свои территории. Однако стоит быть готовым к такому развитию событий.

‒ Но сейчас отвоевывать оккупированную часть Донбасса, проводить свою операцию «Буря» ‒ это для Украины бессмысленно?

‒ Я думаю, что сейчас это нецелесообразно, потому что пока не наступил такой благоприятный момент. Прежде всего это окно возможностей нужно будет не упустить, потому что такой период времени не будет продолжительным. Пока этот период не наступил, так как понятно, что кремлевский режим, несмотря на санкции, имеет определенные трудности, но пока этот режим стоит. Российские войска у границ Украины сконцентрированы, и Москва готова их применять. С другой стороны, в истории есть такие примеры, когда даже противника с превосходящими силами заставали врасплох. Но повторяю ‒ я думаю, что для Украины окно возможностей пока не открылось.

СПРАВКА: В осуществленной Хорватией операции «Буря», которая проходила меньше недели ‒ 4-9 августа 1995 года ‒ на стороне хорватов воевали 150 тысяч солдат, они использовали 230 танков, 160 БТР и БМП, 320 орудий большого калибра, 26 боевых самолетов, 10 боевых вертолетов (это данные хорватской стороны). А на стороне «Республики Сербская Краина» воевали 27 тысяч солдат, они использовали 300 танков, 300 БТР и БМП, 360 орудий большого калибра. Своих «зеленых человечков» Сербия в зону этих боевых действий не вводила.

Президент Зеленский: западные партнеры и «войти в историю»

‒ То есть президент Зеленский должен учитывать, что западные партнеры Украины не одобряют возможность силового завершения конфликта на Донбассе.

‒ Конечно, Украине нужно учитывать своих западных партнеров ‒ их поддержка в противодействии агрессии России очень важна. Одновременно ‒ как говорил древнегреческий философ Аристотель ‒ «мы воюем, потому что хотим мира». Украина должна осторожно задавать вопросы, какова вероятность подобного рода операций (вроде хорватской операции «Буря» ‒ ред.) может быть. В этой связи я не открою тайны, что некоторые в военно-политическом руководстве Украины в 2015-2016 годах рассматривали сценарий привлечения частных военных компаний иностранных государств, чтобы провести наступательные операции и освободить фактически Донбасс. И вспомним также, как в те же 2015-2016 годы отдельные оккупированные территории (конечно, частично) в Донецкой и Луганской областях были отвоеваны. И Россию там удалось оттеснить. Конечно, при этом не прекращался мирный диалог и не было слышно, чтобы Украину кто-то особенно упрекал за то, что она проводит операции по освобождению.

Правда, тогда противник наступал, а Украина давала отпор. Сейчас также ситуация изменилась в том, что Украина постоянно заявляет о необходимости соблюдения на Донбассе перемирия (а противник постоянно его нарушает), и если вдруг начать такие действия (вроде хорватской операции «Буря» ‒ ред.), это будет воспринято как минимум как непоследовательность Украины. И, конечно, в реализации такого сценария есть серьезные риски. Но войти в историю как президент, как главнокомандующий, освободивший украинские территории и выгнавший оккупанта за границу ‒ это разве (Зеленскому ‒ ред.) стоит отбрасывать? Бесспорно, освободил только при наличии того же окна возможностей.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG