Доступность ссылки

Замена техники или подготовка к наступлению: в ОРДЛО поступает новейшее российское оружие


Российский танк T-72 в Донецке. 26 ноября 2014 года

По свежей информации наблюдателей ОБСЕ, в ОРДЛО происходит обновление российских новейших систем вооружения недалеко от поселка Южная Ломоватка, на временно оккупированной части Донбасса. Об этом сообщает постоянное представительство Украины при ОБСЕ в Twitter.

Замена техники или подготовка к массированным атакам со стороны неподконтрольных Украине территорий? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили руководитель украинского Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко и российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр.

‒ Сейчас происходит предвыборное шоу: с этими анализами, дебатами, перформансами, а война продолжается. Александр, какая ситуация между первым и вторым туром президентских выборов в плане боевых действий на Донбассе?

Практически ежедневно получаем данные об обстрелах и раненых. Война продолжается, затишье не происходит и не прогнозируется
Александр Мусиенко

Александр Мусиенко: Ситуацию нельзя назвать спокойной, потому что есть погибшие и практически ежедневно получаем данные об обстрелах и раненых. Ситуация такова, что война продолжается, затишье не происходит и пока не прогнозируется.

Мы, к сожалению, за этой эпопеей с выборами не заметили, как минимум, одно важное событие ‒ совместные учения с НАТО в Черном море и заявление НАТО о том, что они увеличат свое военное присутствие в акватории Черного моря, будут поддерживать безопасность Украины и Грузии. Угроза с Черного и Азовского морей никуда не исчезла.

Россия проводит постоянные военные учения, также и в аннексированном Крыму, проводит ракетные обучения. Украина в свою очередь тоже провела стрельбы ракетных комплексов «Ольха» и мы заговорили о своей ракетной программе.

Это произошло после того, как президент США Дональд Трамп сказал, что они собираются выходить из договора о нераспространении ракет малого и среднего радиуса действия. Украина не была подписантом этого соглашения, но мы взяли на себя добровольное обязательство выполнять это соглашение. А теперь Украина этим не ограничена, и президент Украины сказал, что мы будем потихоньку запускать ракетную программу. Единственная проблема, что у нас нет полигона.

В конце концов, есть определенные позитивные вещи в направлении укрепления нашего военного потенциала.

‒ Можно говорить, что наращивается вооружение по ту сторону фронта на Донбассе ‒ появление комплекса радиоэлектронной борьбы? Или это замена устаревшего на новое?

Александр Мусиенко: О системе радиоэлектронной борьбы, Россия сделала большой прогресс в положительном направлении. Сейчас не только Украина, но и американцы активно изучают, как им противодействовать. Потому что есть факты об их применении в Сирии, а также во время больших учений НАТО в прошлом году в Норвегии, когда чуть не посадили норвежский военный корабль на мель. Потому что россияне использовали средства электронной борьбы, сбивающие в том числе GPS-сигналы.

Александр Мусиенко, руководитель украинского Центра военно-правовых исследований
Александр Мусиенко, руководитель украинского Центра военно-правовых исследований

‒ Мы говорим о новых поставках вооружения радиоэлектронной борьбы. А традиционное оружие ‒ ракеты, системы залпового огня, по ту сторону мало что меняется? Стоит два корпуса так называемые «ЛНР» и «ДНР».

Они завозят новые боеприпасы, чтобы их испытывать. Там есть российское оружие
Александр Мусиенко

Александр Мусиенко: Оно так и есть, со временем просто видоизменяется. Россияне завозили новые системы «Град», тоже испытывали там. И это не меняется. Они завозят новые боеприпасы, так же как новые, чтобы их испытывать. Там есть российское оружие. Ситуация в этом неизменна, Россия с Донбасса, как мы видим, уходить не собирается.

‒ Уже пять лет войны, какая это фаза: диверсионные группы, разведчики, снайперы?

Александр Мусиенко: Диверсионные группы присутствуют. Но в частности Яна Червона погибла трагически вследствие попадания снаряда в блиндаж, обстрелы продолжаются. Это нарушение Минских договоренностей.

Время от времени там происходят определенные затишья на некоторых направлениях, на некоторых участках фронта. Но где-то произошло затишье, больше обстреляли в другом месте. И так оно чередуется, тишины нет.

‒ Господин Павел, на фоне этой острой предвыборной борьбы, складывается впечатление, что большинство в Украине и в России забыли о войне на Донбассе. О чем свидетельствует появление этого нового вооружения на Донбассе?

Если Москва не признает их, то военные решения могут быть основными
Павел Фельгенгауэр

Павел Фельгенгауэр: Надо слушать, что говорят российские официальные представители. Они говорят, что Москва еще не решила, будет ли она признавать украинские выборы или нет. И будет ли она считать украинскую власть легитимной. Если не будет, то речь идет о каком-то военном решении каких-то вопросов. То есть это не исключается. Все говорят, что если результат выборов не устроит Москву, то выборы нелегитимны. Если Москва не признает их, то военные решения могут быть основными.

‒ Имеется в виду наступление? Или активизация обстрелов?

Павел Фельгенгауэр: Политически, военные меры по решению политического вопроса. А вопрос достаточно прост и понятен. От Украины требуется отказаться от Евросоюза и НАТО, вернуться в состояние, похожее тому, которое было при Януковиче.

Павел Фельгенгауэр, российский военный обозреватель
Павел Фельгенгауэр, российский военный обозреватель

‒ Можно ли подводить итоги этих пяти лет?

Для России важна позиция дальнейшей Украины, а не вопрос этого кусочка Донбасса
Павел Фельгенгауэр

Павел Фельгенгауэр: По большому счету, все завершилось в феврале 2015 года, когда было наступление на Дебальцево. После этого линия не движется, потому что нет политической воли с обеих сторон, начать что-то серьезное. Это не то, что там какие-то страшные силы стоят. Но есть определенный баланс, который поддерживается обеими сторонами, за которым следит ОБСЕ.

Но так это не может оставаться навсегда. Тогда действительно конфликт нужно замораживать. Но скорее всего, его не будут замораживать. Потому что для России важна позиция дальнейшей Украины, а не вопрос этого кусочка Донбасса.

Слушатель: Многие украинцы надеются, что новый президент закончит эту войну. Но насколько я понимаю, мы не закончим войну ни при новом, ни при старом. Как вы считаете, что должно измениться, чтобы Путин отказался от дальнейших военных действий?

Договориться ‒ значит снова нейтральный статус Украины, дискриминационные для Украины соглашения с Россией, а затем вторая Беларусь до единой валюты
Александр Мусиенко

Александр Мусиенко: Закончить войну, которую ты не начинал, можно или путем победы, или путем капитуляции.

В нашем случае большинство политиков и некоторые кандидаты говорят, что они закончат войну путем «договорятся». А договориться ‒ значит снова нейтральный статус Украины, снова соглашения с Российской Федерацией дискриминационные для Украины, а затем вторая Беларусь до единой валюты.

‒ А что зависит от нового или старого президента Украины, чтобы Путин был вынужден пойти на мир на Донбассе на украинских условиях?

Александр Мусиенко: Здесь нужно время. Мы же ломаем планы Путина, мы сказали, что мы идем в НАТО, внесли это в Конституцию. Президенты будут меняться, но это уже определенный предохранитель.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG