Доступность ссылки

Паромы с темным прошлым: морское сообщение в обход крымских санкций


Керченская паромная переправа, архивное фото

С момента начала торговой блокады Крыма – с осени 2015 года – паромная переправа из порта «Крым» в порт «Кавказ» стала едва ли не единственным путем продовольственного обеспечения полуострова. Имеющиеся паромы не справились с нагрузкой, и Россия докупила еще полтора десятка судов. Их полный список удалось собрать неправительственной организации «Майдан иностранных дел» – там насчитали более 20 единиц. Однако на такое количество паромов в Крыму не хватило причалов.

«Максимально на Керченской переправе использовалось только девять паромов. А максимальное количество автомобилей и пассажиров было перевезено в 2016 году», – рассказал заместитель министра инфраструктуры Украины (2014-2015) Александр Кава.

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 2014 года четко подтверждает украинский статус Крыма, а международное морское право запрещает использовать морскую инфраструктуру аннексированного полуострова. И это касается не только стран, которые поддержали Украину и ввели санкции против России.

Все порты и вся инфраструктура, которая используется уже непосредственно для обеспечения сопровождения судов, – все это является незаконной деятельностью
Юсуф Куркчи

«Все порты и вся инфраструктура, которая используется уже непосредственно для обеспечения сопровождения судов, – все это является незаконной деятельностью», – указывает первый заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий Юсуф Куркчи.

Тем не менее ходившие в Крым суда теперь изменили прописку и спокойно работают за рубежом в обход санкций.

В украинском МИДе заявляют, что о нарушителях знают, а судовладельцев требуют наказать через правительства стран-фигурантов.

«Если нам становится известно о факте захода какого-то судна или использования его для перевозки грузов, мы немедленно реагируем. Обращаемся к правительствам тех стран, которые затем через соответствующие органы – или судебные, или государственные – напрямую обращаются к судовладельцу: «Ты заходил, не заходил? Давайте проверять!» – поясняет заместитель министра иностранных дел Украины Василий Боднарь.

Но судовладельцы стали хитрее, отмечают в МИДе, и, чтобы избежать ответственности, суда перерегистрируют на фиктивные фирмы или при подходе к Крыму отключают навигацию.

Заметая следы

Анализ деятельности полутора десятков паромов, которые с 2014 года и по сей день ходят по Керченскому проливу, выявил ряд интересных фактов.

К примеру, паром Sevastopol в Крым попал из Новороссийска еще в 2015 году и работал до 2018 года. Теперь у него имя Beyazid Bestami и прописка Коморских островов. Сейчас же он пришвартован неподалеку от Стамбула.

Beyazid Bestami
Beyazid Bestami

Вот еще Major Chapicev – до 2015 года был под греческим флагом и носил имя Glykofilousa II, активно работал в Керченском проливе до октября 2018 года. Теперь это судно снова в Мраморном море, только уже под флагом республики Палау – это островное государство с населением в 20 тысяч человек.

Еще, к примеру, двойники под названием Elena. Под одним и тем же именем и идентичными серийными номерами значатся сразу два парома. Однако одна Elena – под российским флагом, а другая – под флагом Палау. Оба судна бывали в Крыму: сейчас одно стоит в Керчи, а другое работает у турецких берегов.

Эксперт по морскому праву Артем Волков убежден, что этих судовладельцев можно было бы наказать, но за границей о нарушителях не знают. По его словам, СНБО не подал эти суда даже в украинские санкционные списки.

Нужно на национальном уровне ввести санкции, а после этого задавать вопросы партнерам среди других стран
Артем Волков

«Я проверил, внесены ли владельцы этих паромов в украинские санкционные списки. Так вот, могу вам сообщить, что они не внесены туда. Сначала, пожалуй, нужно на национальном уровне ввести определенные ограничения, определенные санкции, а после этого задавать такие вопросы партнерам Украины среди других стран», – настаивает руководитель практики морского права, адвокат юридической фирмы «АНК» Артем Волков.

Major Chapicev
Major Chapicev

К тому же островные государства, на которые перерегистрированы паромы, – это так называемые «серые зоны». Эти страны не являются членами ООН и, соответственно, санкционные списки не подписывали.

«Не факт, что паромы, которые работали в (Керченском – КР) проливе, можно будет привлечь под санкции, потому что они не работали на территории Крыма. Такая же ситуация с некоторыми компаниями, которые задействовались на строительстве Керченского моста – доказать их работу в Крыму было невозможно, поскольку они работали в проливе», – отмечает заместитель министра инфраструктуры Украины (2014-2015) Александр Кава.

Россия уже запустила автомобильную часть Керченского моста, в этом году ожидается запуск и железнодорожного сообщения. Следовательно, потребность в паромах отпадает, поэтому ходившие здесь суда или уже начали продавать, или использовать в других, более прибыльных местах.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG