Доступность ссылки

Перемирие в Йемене: 22 миллиона на грани голодной смерти


Боец армии президента Абд-Раббу Мансура Хади, во время боев за город Тайс, осень 2018 года

В портовом городе Ходейда на западе Йемена уже более суток длится перемирие между отрядами международно признанного правительства, которое поддерживают воинские контингенты ОАЭ, Саудовской Аравии и Судана, и бойцами мятежного хуситского движения "Ансар Алла". Соглашение о прекращении огня с хуситами, первое в запутанной истории гражданской войны в Йемене, унесшей уже жизни сотен тысяч мирных жителей, стало результатом переговоров, состоявшихся в декабре в Швеции по инициативе ООН.

Война в Йемене и, в частности, блокада порта Ходейда, который удерживается хуситами, привели к тому, что большая часть мирных жителей этого беднейшего на Аравийском полуострове государства оказалась на грани смерти от голода. Официальные представители США и ООН говорят, что в срочной помощи сейчас нуждаются 22 миллиона из 29 миллионов всего населения Йемена.

Стратегически важный порт Ходейда на Красном море, кварталы которого несколько раз переходили из рук в руки, до последнего момента сотрясали интенсивные бои с применением артиллерии и ракет. Пока все участники конфликта обещают соблюдать перемирие в Ходейде, через которую в Йемен поступает 70 процентов всего импорта. В соответствии с соглашением, за прекращением огня, обменом пленными и отводом в течение нескольких недель (ориентировочно от 21 до 45 дней) сил воюющих сторон будет наблюдать специальный комитет, возглавляемый ооновскими офицерами во главе с отставным нидерландским генералом Патриком Каммаэртом. Временно управлять городом и тремя его портами будут местные чиновники и полиция под надзором ООН.

Прекращение боевых действий в Ходейде должно помочь избежать значительного роста числа жертв среди гражданского населения, который в ином случае был бы неизбежен. Хуситы, несмотря на поражения последних месяцев, в течение нескольких недель жестоких уличных боев в густонаселенных районах продемонстрировали удивительную боеспособность, хотя они противостояли правительственным войскам, поддерживаемым авиацией и техникой иностранных союзников официального президента страны Абд-Раббу Мансура Хади, изгнанного бойцами "Ансар Алла" из столицы Саны в 2014 году.

Ребенок в иностранной больнице в столице Йемена Сане. Октябрь 2018 года
Ребенок в иностранной больнице в столице Йемена Сане. Октябрь 2018 года

На прошлой неделе международная группа, отслеживающая ситуацию в Йемене, сообщила, что в результате конфликта с 2015 года от голода и болезней умерло до 85 тысяч йеменских детей. Только за 11 месяцев этого года в боях непосредственно были убиты около 30 тысяч человек, как комбатантов, так и гражданских лиц, причем 37 процентов из них погибли в Ходейде.

Стоящие за йеменским президентом Хади Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия, лидеры союзной ему коалиции, в последнее время оказались под жестким давлением западных стран, в первую очередь США и Великобритании, так как именно организованная ими блокада Ходейды, по общему мнению, и стала причиной гуманитарной катастрофы. При этом Эр-Рияд сейчас находится под пристальным вниманием мирового сообщества еще и в связи со скандальным зверским убийством в саудовском консульстве в Стамбуле оппозиционного журналиста Джамаля Хашукджи (Хашогги). На сегодня, к моменту начала действия перемирия, суннитская коалиция держит под контролем южную столицу страны, город и порт Аден (еще с 2015 года) и еще ряд портов на западном побережье, в то время как хуситы удерживают большинство других городов в густонаселенных районах в центре и на гористом севере, включая Ходейду и Сану.

О последних событиях в Йемене и их возможных последствиях в интервью Радио Свобода рассуждает политолог-арабист Кирилл Семенов:

– Говорить о твердом перемирии в Ходейде вообще рано, так как оно действует очень недолго. Из города должны быть выведены силы коалиции, военнослужащие ОАЭ, Саудовской Аравии, суданцы и йеменцы Хади. В данном случае можно считать это все некоторым успехом хуситов, ведь город не переходит полностью под контроль коалиции, а должен теперь находиться под контролем ООН. Хуситов это устроило. Неизвестно, как дальше станут действовать эмиратцы и саудовцы, возможно, у них есть новые планы, например, что через какое-то время туда войдут представители некоей новой третьей силы, которые будут в большей степени лояльны Абу-Даби и Эр-Рияду. Пока в Ходейде пусть хотя бы установится режим прекращения огня и, во-вторых, появится буферная демилитаризованная зона по 500 метров с обеих сторон, то есть всего шириной в километр. И только после этого начнется вывод всех сил, возможно, очень долгий, в течение 45 суток.

– Какие важные события, повлиявшие на ход этой войны в уходящем году, вы бы отметили?

Бойцы-хуситы в Сане. Ноябрь 2018 года
Бойцы-хуситы в Сане. Ноябрь 2018 года

– Коалиция, прежде всего ОАЭ и их союзники из Южного Йемена, добились успехов, попытавшись отсечь хуситов от побережья Красного моря и Баб-эль-Мандебского пролива, что им постепенно удавалось. Они более года назад провели операцию по захвату порта Моха, сейчас вошли в Ходейду. Это единственный крупный порт, оставшийся у хуситов, через который к ним поступают не столько даже вооружения (для этих поставок есть и иные возможные пути, и вообще они невелики сейчас), сколько важнейшие грузы с гуманитарной помощью, которые хоть как-то позволяли выживать йеменцам, оказавшимся на подконтрольной хуситам территории. Если поставки продовольствия через этот порт были бы прекращены, то ситуация стала бы вообще кошмарной. Поэтому, так или иначе, все стороны вынуждены сегодня идти на определенные уступки. Это понимают и хуситы, и коалиция – но последняя под давлением, прежде всего, мирового сообщества, которое уже не может игнорировать катастрофическую гуманитарную ситуацию в Йемене.

– ООН и международное сообщество в целом с каждым днем все больше говорят о гуманитарной трагедии в Йемене, о том, как эта война влияет на весь Большой Ближний Восток. А ООН и международные организации способны ли изменить ситуацию, как-то вмешавшись?

– Нет, как почти всегда в последнее время, они лишь могут выполнять некоторую посредническую задачу. Такое их вмешательство, которое способно было бы изменить саму сущность этого конфликта или привести его к урегулированию, вряд ли возможно. Главные роли играют именно позиции противоборствующих сторон. Если бы у ОАЭ и Саудовской Аравии были бы возможности решить все грубой силой, они бы так и сделали. И если бы хуситы могли нанести серьезное поражение этой коалиции и заставить ее пойти на переговоры на выгодных для себя условиях, то руководство повстанцев, естественно, на этот шаг бы пошло. А роль международных организаций здесь исключительно гуманитарно-посредническая.

– Когда мы говорим о коалиции, борющейся с хуситами, мы подразумеваем некую монолитную, единую силу? Или внутри нее есть свои противоречия?

– Сегодня более правильно говорить, во-первых, что это коалиция не во главе с Саудовской Аравией, а во главе с Объединенными Арабскими Эмиратами. Так как в последнее время именно Абу-Даби играет главную роль в боевых операциях в Йемене, то есть командование эмиратской армии. И все успехи, которых там добилась коалиция, были связаны исключительно с прямым вмешательством в войну ОАЭ. Это и взятие Адена еще в 2015 году, и операция в Эль-Мукалле, и наступление на Таиз, и все последние действия на побережье Красного моря. А армия Саудовской Аравии в принципе не может похвастаться чем-то в Йемене.

Истребитель-бомбардировщик F-16 ВВС ОАЭ в Йемене. Ноябрь 2018 года
Истребитель-бомбардировщик F-16 ВВС ОАЭ в Йемене. Ноябрь 2018 года

Конечно, никакого сплоченного единства между ними нет. Наоборот, между Саудовской Аравией и ОАЭ есть определенные противоречия, хотя они не кардинальны и не способны привести к конфликту. Эмиратцы поддерживают, прежде всего, разные сепаратистские формирования и структуры южного Йемена, те силы, которые бы там действовали исключительно в интересах Абу-Даби. А Саудовская Аравия хочет распространить свое влияние на весь Йемен, сохранив его полную целостность.

– А какие интересы у ОАЭ в Йемене, почему так активно это государство стало участвовать в этой войне? Чего Объединенные Арабские Эмираты хотят там добиться?

– ОАЭ сегодня проводят собственную неоколониальную политику, можно так даже назвать происходящее, в том числе создавая в регионе сеть своих военных баз. Они уже построили такие базы в Сомали, в городе Бербера, и в Эритрее, в городе Асэб. Сейчас они создали базы в Адене, в Эль-Мукалле и на стратегическом йеменском острове Сокотра в Аравийском море. Плюс появилась еще и военная база ОАЭ в Ливии, это особо следует отметить. И когда, так или иначе, будет решен вопрос с будущим Ходейды, где-то в этом районе тоже у них, наверняка, будет своя база. ОАЭ таким образом пытаются выстроить свое многоэшелонированное присутствие на всем важнейшем транзитном пути углеводородного сырья из Персидского залива в Европу и в Америку, от Аденского залива через Красное море, опутав прибрежные территории сетью своих баз. Объединенные Арабские Эмираты давно уже стремятся играть роль нового регионального лидера, не боясь даже постепенно оттеснять Саудовскую Аравию. И интересно, что Саудовская Аравия в некотором смысле с такой ситуацией вынуждена мириться, так как у ОАЭ на данный момент имеется больше свободных ресурсов для проведения такой политики.

– Мне кажется, что мир до сих пор не очень четко понимает, на самом деле, кто такие хуситы, вернее, эта их организация "Ансар Алла". Которая сражается, на первый взгляд, в одиночку против коалиции мощных арабских государств региона. С одной стороны, они вроде бы вызывают симпатию просто потому, что выглядят этаким Давидом, вступившим в схватку с Голиафом. А с другой, если вникнуть в их лозунги, даже в покровительствующем им Тегеране выступления политического руководства звучат мягче. У хуситов имеется и призыв "Смерть Израилю", и "Смерть США", и идеи джихада против "неверных", и так далее. Они террористы, в западном понимании?

Склад гуманитарной помощи ООН в порту Ходейды после авианалета сил суннитской коалиции. Лето 2018 года
Склад гуманитарной помощи ООН в порту Ходейды после авианалета сил суннитской коалиции. Лето 2018 года

– Да, с точки зрения Запада, это движение того же спектра, что и "Хезболла", и во многом – ХАМАС. На первый взгляд – да, исламское революционное движение, антисионистское, антиамериканское. Но в действительности все эти лозунги звучат лишь для внешнего потребителя, для того чтобы популяризировать хуситское сопротивление в мусульманском мире и как-то привязать его к так называемой "иранской оси". А в действительности, конечно, это сугубо йеменское зейдитское движение, основанное на своеобразных внутренних йеменских традициях. Которое в действительности имеет мало общего с той же "Хезболлой" и другими проиранскими группировками. Главное – они являются именно убежденными зейдитами, несмотря на некоторый свой "политический хомейнизм", то есть "Ансар Алла" даже в религиозном смысле отличается от остальных шиитских проиранских группировок Ближнего Востока.

С точки зрения Запада, это движение того же спектра, что и "Хезболла", и во многом – ХАМАС

Хуситы – чисто йеменское движение, выступающее с патриотических позиций, например, против усиления роли салафитов в стране. Но при этом под "салафитским" подразумевается прежде всего саудовское влияние, а не весь салафизм как разновидность одного из учений в исламе. И еще хуситы выступают против присутствия в Йемене "Братьев-мусульман", видя в них проводников влияния Катара. Они хотели бы возродить зейдизм, ветвь шиизма, как основополагающую религиозную доктрину и вернуть Йемен к временам имамата, который пал в начале 60-х годов в результате революции, построить некое новое теократическое патриархальное государство. При этом они, на самом деле, ни в коем случае не выступают за какой-либо экспорт этой йеменской революции и ни за какой мировой джихад.

– Почему до сих пор хуситов не удалось одолеть, попросту говоря? За счет каких ресурсов они смогли так долго удерживать свои позиции? Неужели за счет одной лишь поддержки со стороны Ирана?

– Нет, конечно, у них имеется, прежде всего, внутрийеменская поддержка. Как я отметил, они обращаются к возрождению идей зейдизма как главной религиозной доктрины, и это находит поддержку многих йеменцев, которые в течение длительного времени, будучи в массе зейдитами, считали себя во многом ущемленными. Хотя те, кто правил страной ранее, были вроде бы как тоже зейдитами, они всячески выводили это ответвление шиизма из религиозного поля, формируя некую собственную религию. Так поступал покойный Али Абдалла Салех – он даже пытался и салафизм в стране распространить, хотя сам был зейдитом. Он фактически проводил реформу зейдизма, что, естественно, вызывало большое недовольство йеменцев.

Интересно, что именно недавний союз с Салехом, потом разорванный, в результате чего бывший президент и был убит, позволил хуситам обрести серьезную поддержку офицерских кадров бывшей йеменской армии. Так как большая часть ее осталась верна Салеху и, соответственно, в свое время перешла на сторону хуситов. Они получили все арсеналы вооружений, еще советского производства и российского: и танки, и артиллерию, и зенитные комплексы. Которые, правда, были слишком старыми, так что хуситы их переделывают в ракеты "земля – земля". Тем не менее они нашли свое применение в нынешней войне. Все это досталось хуситам благодаря союзу с Салехом.

Хуситы контролируют наиболее густонаселенные районы Йемена

Что касается иранской помощи, то ее объемы нельзя преувеличивать и она не способна изменить ситуацию. Хотя какие-то поставки из Тегерана, конечно же, идут, но они, скорее, очень единовременные. Но хуситы вообще особо не применяют танки и другую тяжелую технику в боях, и при рациональном использовании имеющихся ресурсов им их еще хватит надолго. Так же, как и ресурсов в виде живой силы. Хуситы контролируют наиболее густонаселенные районы Йемена, северные провинции, где проживает большинство населения, так как юг страны вообще мало заселен. Они вернулись, говоря откровенно, в свое естественное, архаичное, природное состояние, живя вновь племенами и общинами. Для большинства йеменцев, в принципе, несложно быстро самоорганизовываться в таких условиях и находить средства к существованию.

Но, как мы видим, не все у них получается. Население в горных областях увеличилось, и теперь без внешней поддержки, без импорта продовольствия происходит гуманитарная катастрофа. И вот это – главная проблема хуситов, а не необходимость думать о том, где достать патроны, снаряды и какие-либо виды оружия. Конечно, винить здесь, прежде всего, приходится именно начавшую войну против них первой Саудовскую Аравию и суннитскую коалицию. Так как, не будь морской и воздушной блокады йеменских портов, не было бы этих проблем.

– Из-за всех этих событий, блокады Ходейды, разрыва с Катаром, сближения с Израилем, убийства Хашукджи (Хашогги), репутация Саудовской Аравии, первой из иностранных государств прямо вмешавшейся в войну в Йемене, в исламском мире сильно сейчас подорвана?

Мухаммед бин Салман
Мухаммед бин Салман

– Конечно, да! Сейчас Эр-Рияд мусульмане мира воспринимают очень неоднозначно, ведь Саудовская Аравия смогла испортить свой имидж как в глазах традиционно настроенных, консервативных мусульман, так и, наоборот, в либеральных исламских кругах. Саудовские операции в Йемене сейчас вызывают, например, огромный гнев Турции, которая ведь сперва поддерживала действия Саудовской Аравии и ОАЭ против хуситов, считая все это войной суннитов против проиранских шиитов. Но в итоге, когда появились столь массовые и страшные жертвы, взгляды Анкары изменились, причем в сторону поддержки уже даже хуситского движения. А в это время наследный принц Мухаммед бин Салман приказывает убивать, как мы видим, критикующих его журналистов – в консульстве собственной страны в Турции!

Сейчас Эр-Рияд мусульмане мира воспринимают очень неоднозначно

И одновременно клерикальные круги, все те, кто выступает за сохранение старинных исламских ценностей, резко не приемлют его реформы. Показные, скажем откровенно, поверхностные, которые не затрагивают сути, как, например, разрешение женщинам водить автомобили или приглашения в страну западных звезд поп-музыки. Это бесит ортодоксов. А либералов – нежелание прекратить политические преследования инакомыслящих. В Саудовской Аравии человек в частном разговоре может какие-то критические фразы произнести в адрес Мухаммеда бин Салмана – и за это быстро оказаться в тюрьме. Саудовский наследный принц явно запутался в проведении своих реформ, пока лишь нажив себе врагов со всех сторон, – подчеркивает Кирилл Семенов.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG