Доступность ссылки

«Пиратская зона» у берегов Крыма: что известно о «серой зоне» в Черном море


В Черном море у берегов Крыма продолжается пожар на газовозе CANDY под флагом Танзании, на танкере MAESTRO, по словам российских спасателей, открытый огонь не наблюдается. В результате аварии 21 января погибли десять человек, двенадцать моряков удалось спасти. Среди членов экипажей были граждане Турции и Индии. В Росморречфлоте утверждают, что в настоящее время танкеры не мешают судоходству. В Министерстве по вопросам временно оккупированных территорий Украины заявили, что газовозы были задействованы в незаконной перевозке сжиженного газа в Сирию.

Российские спасательные буксиры «Меркурий» и «Спасатель Демидов» орошают водой танкеры CANDY и MAESTRO. По словам главного редактора интернет-издания «Морской бюллетень» Михаила Войтенко, в подобных ситуациях это распространенная практика.

«Эти газовозы почтенного возраста, в плохом техническом состоянии. Как минимум, один из них – CANDY – пойдет на гвозди, поэтому чего надрываться? Разлива никакого нет, загрязнения окружающей среды нет, ну и пусть себе выгорает. Его поливают, чтобы более-менее это (горение – КР) контролировать, но надрываться и гнать туда людей, рисковать – зачем?» – рассказал Крым.Реалии редактор интернет-издания, которое освещает морские происшествия и катастрофы.

Спасательное судно орошает водой горящий танкер у берегов Керчи
Спасательное судно орошает водой горящий танкер у берегов Керчи

Когда на танкерах в Черном море начался пожар, морские службы в Крыму официально заявили, что трагедия произошла в нейтральных водах, за пределами двенадцатимильной зоны. По мнению Михаила Войтенко, этот факт имел значение для российской и крымской власти, поскольку указывал на отсутствие ответственности России.

Взрыв и пожар на танкерах MAESTRO и CANDY произошел в нейтральных водах у берегов Крыма
Взрыв и пожар на танкерах MAESTRO и CANDY произошел в нейтральных водах у берегов Крыма

В то же время, по словам Михаила Войтенко, после российской аннексии Крыма ситуация в этих водах ухудшилась, и речь идет не только о безопасности судоходства, но и о появившейся возможности перевалки груза без соответствующего надзора.

Начиная с 2014 года, Керченский пролив и сам Крым быстро стали «серо-черной зоной»

«Начиная с 2014 года, Керченский пролив и сам Крым быстро стали «серо-черной зоной», очень удобной для различных «серо-черных» операций», – говорит Войтенко.

По его словам, в этом отношении Крым не уникален. Везде, где есть двусмысленность положения, международный статус спорный или не определен, возникают «серые зоны», где производят сомнительные операции. В качестве примера эксперт приводит Северный Кипр.

«Отмывание грузов»

«Серые зоны» выгодны судовладельцам, которые имеют дело со странами, находящимися под санкциями, а также продавцам и покупателям таких грузов, поясняет Михаил Войтенко. По его словам, речь идет об «отмывании грузов».

Все знают про «отмывание денег», но мало кто знает про «отмывание грузов». Переход груза с одного судна на другое позволяет уйти от санкций

«Все знают про «отмывание денег», но мало кто знает про «отмывание грузов». В чем оно заключается? В случае танкеров CANDY и MAESTRO не было физической необходимости перегружать газ с одного танкера на другой, чтобы доставить его в Сирию. Но если говорить о юридической стороне, то переход груза с одного судна на другое, оформление документов меняет ситуацию. Где-то отсекаются те, на кого можно выйти: начальные продавцы, производители газа. Так они прикрываются от санкций», – поясняет эксперт.

По его словам, эта ситуация применима к такого рода перевалкам груза не только в Керченском проливе. В то же время об особенностях этой зоны стало известно заинтересованным сторонам.

«Уже давно ползут слухи о том, что там стала такая «пиратская зона»: что операции нелегальные, используют подставные компании», – рассказал Войтенко.

По сообщениям, в последнее время в этом регионе Черного моря используют далеко не новые суда, экипажи которых не соблюдают правила безопасности или действуют с нарушениями. Это привело к резкому увеличению аварий, в том числе масштабных, в районе Керченского пролива.

На вопрос, действительно ли в двадцать первом веке в мире востребованы нелегальные морские грузоперевозки, Михаил Войтенко отвечает, что спрос довольно высок. Подобные «серые зоны» для перевалки грузов существуют в Средиземном море, в районе Северного Кипра, Малайзии, Индонезии, Филиппин.

Если где-то торгуют в обход закона, значит, законы не доработаны. Или законы делают так, что более выгодны противозаконные варианты

Такая деятельность не всегда связана с санкциями, отмечает эксперт. Например, в юго-восточной Азии нелегальные операции позволяют дешевле купить нефтепродукты или рис. Периодически полиция Малайзии и Индонезии сообщает об арестах судов при перегрузке с судна на судно.

«Не думаю, что это вызвано рыночной ситуацией, потому что рынок как раз избегает подобного, он все уравновешивает. Если где-то начинают торговать в обход закона, значит, там законы не доработаны. Или законы делают так, что более выгодны противозаконные варианты. Причем чем крупнее тема, тем больше спрос. Соответственно, будет и предложение. Так было, есть и будет. Никакая прозрачность, автоматическая идентификация судов, спутниковая съемка не помогут», – пояснил Михаил Войтенко.

По его мнению, сейчас в воды Керченского пролива приходят для осуществления операций подобного рода не только суда, связанные с аннексированным Крымом и неподконтрольными Киеву регионами Донбасса. Интерес к этой зоне появился у компаний из других стран, поскольку прибыль от нелегальных операций помогает покрыть затраты, связанные с переходом в «серую зону» у берегов Крыма. Причем время от времени в истории подобных операций, не только в Черном море, фигурируют турецкие порты как пункты назначения или прибытия судов.

«Там и сям я сталкиваюсь с тем, что происходят какие-то аварии в Эгейском или Средиземном море. Начинаешь разбираться, смотреть на историю судна, и натыкаешься на привычное: судно вышло из Стамбула и исчезло. Дальше – как отрезано. Где-то оно было в Черном море – неделю, две. Потом опять в Стамбуле появилось. Такого рода случаев намного больше, чем аварий в Керченском проливе», – отметил Войтенко, добавив, что «серые зоны» становятся источником большого доходя для тех, кто использует подобные схемы.

Суда на рейде в Керченском проливе, иллюстрационное фото
Суда на рейде в Керченском проливе, иллюстрационное фото

«Вакханалия безопасности»

Статус аннексированного Крыма, по словам эксперта, повлиял на ситуацию с безопасностью в Керченском проливе. Трагедия, которая разыгралась на судах CANDY и MAESTRO, стала тому подтверждением, как и реакция на информацию о пожаре в Черном море со стороны ответственных служб России и аннексированного Крыма.

У них полыхает под окнами – они ничего не знают. Узнали, только когда горящий CANDY понесло к Крыму

«Прежде всего это касается крымских властей, Крымской морской администрации. Они первыми начали рассказывать, что никакого отношения к танкерам не имеют, это международные воды, и они знать ничего не знают. У них полыхает под окнами – они ничего не знают. Они узнали, только когда горящий CANDY понесло к Крыму. Сейчас уже очень заволновались. Но вы же власть, морское начальство, вас политика вообще не касается. Вы можете подойти к этим судам и потребовать от них элементарной безопасности», – говорит Михаил Войтенко.

Он подчеркнул, что морские службы могли запрашивать информацию о том, какие грузы перегружают суда, обследовать их, убедиться, имеют ли члены экипажа соответствующую квалификацию.

Ситуация могла ухудшиться, если бы пожар на танкерах в «серой зоне» Черного моря привел к разливу горящей нефти, говорит эксперт, напоминая о подобном случае, произошедшем в Босфоре около двадцати лет назад.

Потекли бы к Крыму тысячи тонн горящей нефти. И что бы они сделали? Подскочили на катере и сказали горящей нефти: здесь 12 миль, вы не имеете права?

«Скажем, потекли бы к Крыму тысячи тонн горящей нефти. И что бы они сделали? Подскочили на катере и сказали горящей нефти: здесь 12 миль, вы не имеете права? Я наслышан про крымские нравы и не удивлюсь, если такая позиция не случайна. Я считаю, что наплевать на всякую политику, но как минимум безопасность можно обеспечить морской администрации. Но никто не занимается в силу каких-то необъяснимых причин», – отмечает эксперт.

По словам Михаила Войтенко, в Керченском проливе сложилась непростая ситуация с судоходством. Это подтверждают сайты, отслеживающие суда в реальном времени, на которых видны большие скопления судов со стороны Черного и Азовского морей в районе Керченского пролива. Среди причин, влияющих на судоходство, эксперт называет и построенный Керченский мост, и повышенные меры безопасности, которые приводят к задержкам и ограничениям.

«Вся эта, я не знаю, как ее назвать, вакханалия безопасности ухудшает не только собственно движение судов. Это негативно сказывается на безопасности. Если на рейдах, причем на открытых с определенных направлений, для определенных ветров и волнения, скапливается такое большое количество судов, то до аварии весьма недалеко. И время от времени они происходят», – отмечает эксперт.

Комментируя участившиеся случаи, когда российская сторона временно закрывает проход по Керчь-Еникальскому каналу, Войтенко подчеркивает: то, что происходит в Керченском проливе, включая строительство Керченского моста и возникшие проблемы с судоходством, является нарушением международного права.

«Россия все это сделала в одностороннем порядке, ни с кем не консультируясь и особенно – с Украиной, наплевав на все ранее заключенные договоры и соглашения», – отмечает эксперт.

В то же время он не считает реалистичным сценарий, по которому мир может применить зеркальные меры к российским судам, запретив им входить в крупные порты других стран или проходить через Босфор.

«Я так не думаю. Запретить прохождение Босфором российским судам или судам, следующим из российских портов, будет еще большим нарушением, чем то, что происходит в Керченском проливе. Никто на это не пойдет. Надо искать какие-то другие пути, другие варианты, но перекрывать Босфор – это не серьезно», – говорит Войтенко.

На момент публикации материала в пресс-службе Росморречфлота сообщили российским СМИ, что на танкере CANDY продолжается открытое горение. На внешних конструкциях газовоза MAESTRO открытый огонь не наблюдается. Российские спасатели продолжают поливать водой конструкции судов, поскольку до сих пор сохраняется вероятность взрыва.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG