Доступность ссылки

Письма крымчан: Эпоха президента


В Крыму 2 октября похоронили первого и единственного президента Крыма Юрия Мешкова. В эти дни появилось много публикаций, посвященных личности Мешкова и его роли в новейшей истории Крыма. Пару дней назад и ко мне обратились коллеги-журналисты с просьбой вспомнить что-нибудь про Юрия Александровича, описать какие-нибудь яркие и запоминающиеся моменты, связанные с его коротким президентством.

А я, вот незадача, совсем ничего про президента Мешкова вспомнить не смог, сколько не скреб по сусекам своей памяти. Нет, конечно, я знаю, что был в Крыму такой период, и имя Юрия Мешкова мне знакомо, но, как говорится, ничего конкретного. Разве что только имя Евгения Сабурова, приглашенного Мешковым из Москвы на должность вице-премьера Совмина Крыма, в голове отложилась, да и то потому, что Сабуров был известен мне больше как поэт.

Почему так вышло, откуда этот провал в памяти? Ведь личность, про которую я пытался хоть что-то вспомнить, судя по нынешним публикациям, уже тогда была эпохальной и каждый крымчанин в 1994 году, едва открыв утром глаза, должен был бы задаваться вопросом: «А как там наша крымская государственность, «русская идея» и что нового сказал наш президент?». Но в моей голове по этому поводу пусто. Может, это только я ничего подобного не помню?

Тогда я начал раскручивать в памяти ту эпоху, начало девяностых. Время, когда я, как и подавляющее большинство крымчан, элементарно пытались выжить. Время, когда мировые цены на нефть, танковый обстрел Белого дома в Москве, ураган в Индонезии и очередной указ президента Крыма были для меня одинаково инопланетны. Время, когда курс доллара на обменнике был первым, на что я смотрел, выбираясь на улицу.

Время, когда я совершенно не интересовался политикой, не ходил на многочисленные, но немноголюдные митинги (хотя газеты по еще советской привычке читал много и ежедневно), зато регулярно ходил на Центральный рынок в Симферополе, сжимая в кармане бумажку в один доллар. Да-да, именно один доллар! Который я менял в обменнике на купоны и покупал на неделю еды. И тот доллар был одолженный, потому что месячная зарплата в школе порой не вытягивала и на пятьдесят центов.

Время, когда бандитская разборка в баре через дорогу была для меня куда как актуальнее всех деклараций о независимости Крыма вместе взятых

Время, когда бандитская разборка в баре через дорогу была для меня куда как актуальнее всех деклараций о независимости Крыма вместе взятых. Потому что взрывом заложенной под дверь бара бомбы мне на рассвете выбивало оконные рамы, а вся политическая деятельность новоявленных «отцов Крыма» ограничивалась возней внутри периметра «Пентагона» (так за похожую конструкцию прозвали симферопольцы здание Крымского обкома КПСС, впоследствии Верховной Рады Крыма). Периметра, тщательно охраняемого, в отличие от моего дома, милицией.

Время, которое стоит изучать не по мемуарам крымских политиков, а по криминальной хронике тех дней.

В которой оказались героями одного ряда и политики старой, коммунистической закалки, породнившиеся с откровенными бандитами, и сами бандиты (в прямом смысле этого слова), ставшие политиками. И после прочтения которой остается стойкое ощущение крысиной возни в коридорах молодой крымской власти. А усиливают это ощущение редкие фотографии на память, сделанные в коридорах «Пентагона», на которых отличить бывшего секретаря горкома от убийцы-рецидивиста можно порой только по подписи.

Но вместо моих воспоминаний, которые, как и все воспоминания, слишком личностны, для характеристики той эпохи я лучше приведу конкретные факты, ныне почти позабытые. И тогда даже молодому читателю, не заставшему начало девяностых в Крыму, возможно, станет понятнее историческая роль и президента Мешкова, и политических сил, пытающихся сегодня взять на себя роль властителей дум и рулевых исторических процессов в Крыму тех лет.

Итак, даты президентства Юрия Мешкова: 4 февраля 1994 года – 17 марта 1995 года

Для начала: инфляция в Украине в 1994 году составила 10 256%.

То есть, за месяц деньги обесценивались более чем в восемь раз.

В 1994 году 1 доллар США стоил 31 700 купоно-карбованцев, динамика же была такая: в 1992 – 208, в 1993 – 4 539, в 1994 – 31 700, в 1995 – 147 463.

Рубль дешевел медленнее. Среднегодовой курс Центробанка в 1994 году был 4,18 рубля за 100 украинских гривен, то есть украинская валюта стоила всего в 25 раз дешевле российской. Примерно как сейчас гривна относится к доллару США.

Ко всему этому, конечно, президент Мешков не имел ни малейшего отношения, но ответ на вопрос, что волновало жителей Крыма в 1994 году в первую очередь, думаю, очевиден.

Немного криминальной хроники

21 июля 1994 года в Симферополе убит лидер организованной преступной группировки «Башмаки» Виктор Башмаков.

В возникшей после выстрелов в Поданева перестрелке около ресторана было убито пять человек, четверо ранено, в числе раненых оказался девятилетний мальчик

29 июля 1994 года, во время поминок по Виктору Башмакову в ресторане «Калинка» в пригороде Симферополя, киллером убит севастопольский криминальный авторитет Евгений Поданев, создатель Христианско-либеральной партии Крыма (ХЛПК), которая насчитывала на полуострове, по словам организаторов, 168 тысяч членов. Партия имела все шансы пройти в выборные органы власти.

В возникшей после выстрелов в Поданева перестрелке около ресторана было убито пять человек, четверо ранено, в числе раненых оказался девятилетний мальчик.

И это только два из ряда подобных преступлений в Крыму в 1994-1995 годах.

А вот к этим событиям Юрий Мешков уже имел непосредственное отношение, хотя бы потому, что и с заказчиками подобных преступлений, и с жертвами он имел непосредственные отношения – все они были так или иначе связаны с властными структурами, а порой и сами входили в состав выборных и исполнительных органов крымской власти. Тот же Владимир Шевьев, один из лидеров печально известной ОПГ «Сейлем», весной 1994 года вполне легально был избран в Верховный Совет АРК.

В местные же Советы всех уровней в Крыму в том году попали совсем уж одиозные типажи, типа криминального авторитета Сергея Воронкова.

Но ни предотвратить подобные (а я описал далеко не единственный случай) кровавые преступления, ни расследовать их крымская власть, руководимая Мешковым, оказалась не в состоянии.

Ну и стоит вспомнить о событии, которое в тот год сильно повлияло на восприятие не только крымчанами, но и всем миром образа России и, соответственно, всей «русской» идеи.

11 декабря исполняющий обязанности Президента Российской Федерации Борис Ельцин подписал Указ № 2169 «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики».

Российские войска вошли в Грозный. Началась Первая чеченская война.

И в те дни не только я начал относиться к «русским» митингам, флагам и всей этой толкотне с пророссийскими лозунгами уже не равнодушно, а с опаской.

То, что по-прежнему выглядело игрой, этакими забавами российских «реконструкторов», на самом деле оказалось репетицией чего-то более серьезного

Игры в «русский мир» закончились.

То, что по-прежнему выглядело игрой, этакими забавами российских «реконструкторов», на самом деле оказалось репетицией чего-то более серьезного.

Но это просматривается уже с позиций сегодняшнего дня.

А теплой осенью 1994 года я, идя на рынок, обходил толпу человек в семьдесят с российскими флагами под памятником Ленину и шел дальше по проспекту Кирова, вглядываясь в цифры на обменниках и совершенно не думая, кто там у нас в Крыму нынче в президентах.

Вот, пожалуй, и все, чем мне запомнилась «эпоха» президента Мешкова.

Максим Кобза, крымчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG