Доступность ссылки

Письма крымчан: Еще один «Дозор» на боли родных и пострадавших


Церемония прощания с погибшими в Керченском политехническом колледже

Крымские власти, видимо, решили странным образом отметить полугодие со дня трагедии в Керченском колледже. Накануне того дня, когда родственники трагически погибших детей, преподаватели, сотрудники и студенты этого учебного заведения готовились зажечь поминальные свечи в церкви и на кладбище, город взбудоражила новость о назначении экс-директора Керченского политехнического колледжа Ольги Гребенниковой руководителем Керченской специализированной школы-интерната.

Сказать, что коллектив коррекционной школы и родители воспитанников пребывают в шоке – значит, не сказать ничего. Как рассказывают сотрудники, до них после трагедии дошел слух о закрытом совещании на высшем крымском уровне, где якобы было озвучено устное распоряжение президента России главе Крыма Сергею Аксенову о тихой отставке директора колледжа, чтобы впредь ее фамилия нигде не всплывала и не вызывала негативной реакции ни родственников погибших, ни горожан.

Но даже если это только слухи, даже учитывая, что коррекционная школа, в отличие от других учебных заведений, не является публичной, даже при том, что это назначение не идет ни в какое сравнение с выдвижением на должность руководителя города, все равно это пренебрежение к родным погибших и пострадавшим, у которых фамилия экс-директора колледжа всегда будет ассоциироваться с семейной трагедией.

Остается загадкой, почему крымские чиновники позволили себе кадровый демарш. Если назначение вступит в силу официально, то «благодаря» такому заступничеству, первым встречать новую директрису в коррекционном интернате придется отцу одной из погибших в колледже девочек, работающему охранником на входе в административную часть здания, а исполнять ее поручения – занимающей должность секретаря женщине, чья падчерица также стала жертвой массового убийства в колледже.

В конце концов, сотрудники могут уволиться, как намерен сделать тот же охранник, которому будет морально тяжело видеть каждый день человека, по одной из гуляющих по городу версий, бывшей на самом деле целью стрелка. Но вот куда деться родителям детей с инвалидностью, нуждающихся в коммуникации, социализации, особой обучающей программе, требующей, к тому же, от педагогов специального образования – дефектолога, логопеда, психолога, социолога, индивидуальных методов подхода к ребенку?

Здесь явно не прокатит один из методов работы Гребенниковой с трудными подростками, известный в Керчи как «стул позора», когда в кабинет вызывался провинившийся, усаживался на стул и терпел «полоскание мозга».

Несмотря на то, что Керчь стряхнула с себя страх и ужас кровавой трагедии, в социальных сетях не прекращаются обсуждения произошедшего. Многие так и не поверили в гладкую версию об убийце-одиночке и не перестают строить предположения, детально всматриваться в выложенные в открытый доступ видео, в том числе и то, где Ольга Гребенникова сравнила кровавую бойню в колледже с терактом в Беслане.

Плохо представляю, чтобы матери, потерявшие своих детей, хотели сделать из их короткой жизни и страшной смерти кино

Тут же в сети можно отыскать видео, где знавшие Владислава Рослякова сверстники вспоминают о нем и высказывают мысль о том, что он оказался такой же жертвой трагедии, как и погибшие студенты.

В социальных сетях до сих пор бытует версия, что керчанам всей правды так и не открыли. Вряд ли ее раскроет и фильм, который готовятся снимать на студии Тимура Бекмамбетова. По словам режиссера, он намерен разобраться в причинах трагедии, проблемах безопасности, рассказать истории Владислава Рослякова, погибших и выживших студентов, преподавателей и сотрудников. В общем, снять еще один «Дозор» на острие болезненной темы, не зажившей ране и боли родных и пострадавших. Я, честно сказать, плохо представляю, чтобы матери, потерявшие своих детей, хотели сделать из их короткой жизни и страшной смерти кино.

После долгих месяцев в больнице, у девочки – инвалидность и страх чужих людей

Семья одной из погибших девочек уже полгода не живет в квартире, откуда дочь ушла живой и красивой, потому что, зайдя после посещения морга в ее комнату, чтобы выбрать платье, мать упала без сознания. Мать другой девочки, вернувшейся домой из московской больницы в январе, когда ее искренне сочувствующие и тупо любопытствующие спрашивают о состоянии дочери, не хочет вспоминать о пережитом, и на дне рождения дочки, которой только-только исполнилось шестнадцать лет, попросила ее радоваться жизни и о случившемся стараться забыть. Но как это сделать, и сама не знает, потому что после реанимации, нескольких операций, долгих месяцев в больнице, у девочки – инвалидность и страх чужих людей.

Еще одна девочка, которой несколько дней назад исполнилось семнадцать лет, остается в московской больнице последней из пострадавших в колледже. Ей уже сделали с десяток операций, а сколько предстоит – неизвестно. Отчего-то не заживает частично ампутированная нога, поэтому никто не может предположить, сколько времени ей еще оставаться в больнице, когда будет делаться протез. С ней в Москве по-прежнему остается отец, один, без матери, вырастивший дочку. За полмиллиона рублей, которые ему вовремя не перечислили за тяжелейшее ранение дочери, на него вылили ушат грязи, выставили алкоголиком, наживающимся на трагедии, а сейчас о нем судачат, как ни странно, родители тех детей, кто находился с его дочерью на лечении в Москве.

На днях высиживал длинную очередь в нудной конторе и разговорился с незнакомой женщиной. Оказалось, ее дочка лечилась в московской больнице, так она просто завистливой слюной исходила, рассказывая, как отец последней остающейся на лечении девочки ради денег раздает интервью столичным журналистам, хотя уже получил и деньги от неравнодушных людей, и подарки для дочери. Якобы после его встреч с прессой начинают шевелиться благотворительные фонды, волонтеры – носить подарки, добровольные жертвователи – перечислять деньги.

Не могу судить ее, потому что ей пришлось и еще придется в жизни много пережить с дочерью, получившей инвалидность, хотя завидовать деньгам и подаркам в его ситуации вряд ли стоит. Наверное, и сам мужчина, и его пока еще прикованная к кровати дочь, предпочли бы жить на его скромные доходы, но иметь здоровье.

Местная власть полностью устранилась от горькой даты трагедии. У нее начался сезон автопробегов, мостов дружбы, шествий

Как по мне, так надо чаще вспоминать о пострадавших детях. Вот как сделали керчане, разместившие и распространившие в социальной сети последнее интервью отца девочки, остающейся в московской больнице, номера его телефона и банковской карты. На него откликнулись многие горожане, звонившие ему и поздравлявшие девочку с семнадцатилетием, а живущие в Москве земляки поспешили прийти в больницу, принести подарки и сладости. Поздравили ее студенты и преподаватели колледжа, по их меткому замечанию, кайфующие от тишины и душевного покоя без своего экс-директора.

Правда, местная власть полностью устранилась от горькой даты трагедии. У нее начался сезон предпраздничных автопробегов, мостов дружбы, шествий, митингов. А если еще Бекмамбетов подъедет в Керчь на съемки фильма, то можно будет опять зарабатывать себе очки накануне сентябрьских выборов.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG