Доступность ссылки

Письма крымчан: А я на море с ковидом


Коллаж на тему «Крымчане боятся туристов»

Сергей Аксенов, как добрый доктор Айболит, объявил полуостров открытым для туристов. Приезжим достаточно подставить лбы для термометрии на мосту, железнодорожных вокзалах и аэропорту и можно без справок об отрицательном тесте на ковид и карантинной выдержки размещаться в отелях, гостиницах, пансионатах. Исключение действует лишь для отдыхающих в санаториях, которых не принимают на лечение без справок об эпидокружении, отрицательном ПЦР-тесте либо сертификате о вакцинации.

Курортные города Крыма хотя бы частично защищены от приезда инфицированных, а вот Керчь оказалась распахнута настежь: ее побережье утыкано пансионатами, мини-отелями, гостевыми домами, куда принимают всех без разбора и проверки. А если прибавить к этим отдыхающим родственников коренных керчан и гостей-«понаехов», то и удивляться нечего, что за последние две недели в городе вдвое выросло число заболевших ковидом и внебольничной пневмонией. Лето еще не достигло своего пика, а на полуостров завезены самые опасные штаммы ковида – британский и индийский. Это «взнос» прежде всего москвичей и питерцев, первыми бросившимися вон из насквозь зараженных столиц.

Автомобили с номерами материковых регионов все прибывают и прибывают в Керчь, городской транспорт забит отдыхающими с детьми, на рынках и в магазинах слышна несвойственная южанам речь. Несмотря на запрет купания после наводнения на официальных пляжах, на керченском побережье более чем достаточно лазеек для желающих окунуться в море.

Помимо пансионатов и прочих мест отдыха предостаточно вымаханных в размер хорошей виллы лодочных гаражей, что арендуют приезжие. Подобраться к ним с проверкой состояния их здоровья, понятное дело, нереально, поэтому они абсолютно бесконтрольны ровно до той поры, пока не заболеют. При уровне нашей медицины это убийственный факт, особенно если, пройдя по Керчи, увидеть беспечность и горожан, и особенно приезжих, плюющих на местных с высокой сосны.

К нашим соседям приехали московские гости, и за те две недели, что они здесь отдыхали, никто не видел их в маске и перчатках, как того требуют от них в российской столице.

«Мы приехали отдохнуть от намордников и запретов, – отмахнулись от сделавшей им замечание живущей на одной лестничной клетке молодой женщины с двумя маленькими детьми. – Не нравится – не выходите из квартиры в одно время с нами».

Это все гости Крыма, которым Аксенов позволил отдыхать без справок, тестов, карантина, прививок. Это свои обязаны дважды сдать тест по возвращении из Украины

В девятиэтажке по соседству аншлаг. Машины с тульскими, московскими, питерскими, архангельскими, саратовскими, мурманскими, нижегородскими номерами, автомобили из Татарстана, республики Коми вытеснили с привычных мест стоянки личный транспорт постоянных жильцов. «Захожу в лифт – и ни одного знакомого лица!» – жалуется живущая в этом доме женщина. Это все гости Крыма, которым Аксенов позволил отдыхать без справок, тестов, карантина, прививок. Это свои обязаны дважды сдать тест по возвращении из Украины, где ситуация с коронавирусом, несмотря на отсутствие собственной вакцины, благополучнее, чем в России с ее ударными «Спутниками».

Из местных самыми добросовестными и исполнительными слыли пожилые керчане, но после вакцинации расслабились и они. Да, в сетевые магазины вы не пройдете без маски, но уже в торговом зале народ бродит в лучшем случае, опустив ее на подбородок. Сами продавцы тоже не показывают пример исполнительности, даже кассиры, которым категорически запрещено обслуживать покупателей без масок. На рынках и того хлеще. Разве что на ушах штатных продавцов вы заметите маски, а те, кто приходит торговать своим выращенным урожаем, имели в виду все распоряжения и указания, тем более, когда никто их не контролирует.

Беспечность и наплевательское отношение одних соседствует с очередями на вакцинацию других

В городском транспорте вообще все чихать хотели на обязательный масочный режим, несмотря на объявления на входе в автобусы. Никаких дополнительных реклам в транспорте, никаких голосовых сообщений от водителя, никакой системности в проведении рейдов.

Беспечность и наплевательское отношение одних соседствует с очередями на вакцинацию других. Большинство ожидающих прививки – люди в возрасте. Самым молодым, которых мне удалось увидеть в очереди в процедурный кабинет, явно за тридцать. Это или моряки загранплавания, или работающие в сфере транспортных и туристических услуг, которых Аксенов «наклонил» по примеру столичных градоначальников. Прошли вакцинацию педагоги. Директора школ накануне ухода в отпуск получили директиву не допускать к работе непривитых 1 сентября.

Медики, многие из которых переболели еще в первую волну, относятся к требованию вакцинации двояко: одни, переболев по второму разу, решаются на этот шаг. А молодые, как рассказывает мне моя ставшая врачом двоюродная сестра, не торопятся: говорят, пусть хотя бы годик пройдет после начала вакцинации, потому что нет достоверной картины иммунных последствий. Она вылечила от ковида своих родителей и сестру с мужем, но ни сама с супругом, ни бабушка с дедушкой прививку пока не сделали.

Вызванный фельдшер объяснил, что для прививки на дому нет ни персонала, ни условий

Наша же одинокая соседка, напротив, переживает, что ей никак не удается вакцинироваться. Сама она не в состоянии дойти до поликлиники, дети живут далеко, лишних денег на такси нет, а вызванный фельдшер объяснил, что для прививки на дому нет ни персонала, ни условий. По словам медработника, после прививки человек остается под наблюдением медиков не менее получаса. Да, по протоколу так и должно быть, но в прививочном кабинете, как я убедился, нет условий для наблюдения за пациентами, нет и дополнительных медсестер для этого. Из кабинета только и слышно «Кто на первую прививку, кто на повторную?» Дело поставлено на бесконтрольный поток.

Контроль и системность – это вообще слабое место новорусской крымской власти. Приведу лишь пример из последних распоряжений. В Керчи из-за ковида ограничили работу многофункционального центра, личный прием посетителей в нем закрыт. Но третья волна пандемии не помешала проведению первого тура международного фестиваля-конкурса национальной патриотической песни «Красная гвоздика» имени Иосифа Кобзона. Как иронично замечают российские либералы, вирус в условиях патриотизма не распространяется. Украинская Керчь была летом увешана бигбордами с надписью «А я на море!». Сейчас этот рекламный слоган мог бы иметь вполне реальное продолжение «А я на море с ковидом!».

Коронавирусная инфекция COVID-19

Коронавирус SARS-CoV-2, ранее известный как 2019-nCoV, обнаружили в Китае в конце 2019 года.

Он вызывает заболевания COVID-19. В некоторых случаях течение болезни легкое, в других – с симптомами простуды и гриппа, в том числе с высокой температурой и кашлем. Это может перерасти в пневмонию, которая может быть смертельной. Большинство больных выздоравливает; умирают преимущественно люди с ослабленной иммунной системой, в частности пожилые.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала вспышку заболевания, вызываемого новым коронавирусом, пандемией.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG