Доступность ссылки

Письма крымчан: Эйфория уходит, реальность настигает


Иллюстрация

Была у меня мечта накануне второго тура украинских президентских выборов, когда уже всем стало ясно, что победу вопреки логике и здравому смыслу одержит Владимир Зеленский. Такая простенькая и незамысловатая: увидеть, как по Москве рассекает главный редактор телеканала Russia Today Маргарита Симоньян, выставив в окно своего автомобиля украинский флаг, а в Государственной Думе России под идейным руководством Владимира Жириновского хлопают пробки от шампанского, салютуя о победе Владимира Александровича. Именно так эти двое отмечали триумф Дональда Трампа, считавшегося креатурой Кремля.

Однако не случилось, хотя под руководством российского телевизора все остальные СМИ «мочили» Петра Порошенко столь откровенно, нагло и порой похабно, что не оставалось никаких сомнений, за кого голосует Владимир Путин. Но, узнав о победе Зеленского, российский президент в отличии от лидеров США, Европы и СНГ с поздравлениями не торопится. Оказалось, несмотря на очевидность выбора украинского народа, которую трудно не признать при таком-то счете, легитимность результата сомнительна, поскольку «не была предоставлена возможность голосовать трем миллионам граждан Украины, которые проживают в России».

Жаль, не нас, крымчан, Путин имел в виду, хотя ему прекрасно известно, что подавляющее большинство живущих на полуострове сохранили свои украинские паспорта, включая и ту активную «вату», что первой покатила за получением украинской биометрики. Несмотря на то, что выборы в Украине проходили в Вербное воскресенье, многие керчане обсуждали в разговорах именно их. Все же интересно было посмотреть хотя бы по телевизору настоящие выборы, когда имеющий полный комплект административного ресурса действующий президент набирает втрое меньше голосов, чем молодой человек, начавший играть в политику по КВНовским правилам.

Интересно было посмотреть настоящие выборы, когда имеющий админресурс действующий президент набирает втрое меньше голосов, чем молодой человек, начавший играть в политику по КВНовским правилам

Думаю, Владимир Зеленский и в Крыму бы одержал победу, хотя многие и опасаются его непредсказуемости. «А вдруг Вова что-то ляпнет такое, что не придется по нраву Путину, и он со злости устроит завертки крымчанам?». Этого боятся больше всего, потому что за пять лет уже притерлись сидеть задами на двух чемоданах и ощущать себя то украинцами, то россиянами в зависимости от ситуации. Пять лет назад Россия банально «купила» крымчан. Она впендюрила сюда такие деньжищи, что многим, прежде всего людям старшего поколения, показалось, что они увидели небо в алмазах. При сохранявшихся некоторое время украинских ценах на продукты российские пенсии выглядели целым состоянием, местные больницы в одночасье превратились в подобие санаториев, куда не нужно было тащить с собой постельное белье, еду и медикаменты, путевки в крымские здравницы раздавали, как бесплатные блины с лопаты. Ветеранов, благо «крымская весна» случилась накануне празднования освобождения полуострова, его городов и Дня победы, завалили щедрыми подарками.

Прошло пять лет и куда все делось? Даже настроение старшего поколения изменилось. Нет, конечно, многие по-прежнему считают, что Тягнибок шел на Крым войной, Порошенко – американский ставленник, а на материковой Украине такие цены и тарифы, что все они давно бы очутились на кладбище.

Но сама Россия нет-нет да и включает дедам мозги. Прежде всего, тем, чем купила их пять лет назад. В выходной собрались компанией на шашлыки у приятеля на даче. Разговоры, конечно, об украинских выборах. Тут из церкви возвращается его мать, которая почти постоянно живет на этой даче, слушает и неожиданно для всех нас говорит: «А вот сейчас бы на референдум многие не пошли бы или против проголосовали!». Мы прямо остолбенели: такая пророссийская тетка, так радовалась, что наконец-то слетала на родину в Сибирь, когда в 2014 году билет на самолет до Томска ей стоил чуть дороже, чем сейчас автобус до Ростова-на-Дону, и на тебе, здрасьте…

Молодой офицер тихонько объяснил, что не стоит заниматься бессмысленным делом, потому что инвалидности лишают сейчас всех крымчан, включая перешедших из СБУ на службу в ФСБ

Оказалось, у нее набралось немало негативных примеров отношения нынешней власти к пенсионерам. «Вы что, собираете их?» – изумились мы. «Просто уши есть!» – ответила она нам. Больше всего ее возмутил случай с соседом – пенсионером, которому не платят обещанные российским Пенсионным фондом пять тысяч по исполнении восьмидесяти лет. Жена его оббегала все кабинеты, добралась до самого большого местного начальника керченских пенсионеров и выяснила, что у него и без того большая пенсия, восемнадцать тысяч, поэтому пусть утрется. А то, что он всю жизнь проработал в малярке, выработал три вредных стажа – мелочи жизни. Она уже писала и Путину, и Медведеву, и прочим высоким начальникам в Москву, наконец местному руководству фонда пришло указание пересчитать деду пенсию. Заставив побегать пожилую женщину за новыми справками о старой зарплате, добавили деду аж две тысячи. А положенные пять тысяч по возрасту так и замылили. Еще приведенный ею пример. Женщине, работавшей в воинской части вольнонаемной, при выходе на пенсию полагалась инвалидность. В 1986 году ее муж, офицер, служил в Припяти, она в той же части работала медсестрой и находилась на пятом месяце беременности. Девочка родилась уже в Крыму, куда она приехала к свекрови. У девочки инвалидность с детства, у самой женщины букет болячек, дающий право на получение инвалидности. Но, отлежав месяц в госпитале, ни одного из заболеваний ей не подтвердили, несмотря на пухлые амбулаторные карты. Куда она только ни писала, куда только ни обращалась – один ответ «не положено». Решила подавать в суд. Но для начала обратилась в военную прокуратуру, и молодой офицер тихонько объяснил ей, что не стоит заниматься бессмысленным делом, потому что инвалидности лишают сейчас всех крымчан, включая перешедших из СБУ на службу в ФСБ. А ее вышедший в отставку до аннексии Крыма муж получил все причитавшиеся ему как чернобыльцу выплаты, повышенную пенсию, льготы и инвалидность.

Жизнь «российская» потихонечку переосмысливается, угара радости уже нет, потому что власти на местах зажрались, ведут себя хамски, зная, что никто из рядовых крымчан им пилюлю, как до аннексии, не вставит никаким протестным митингом, никакой публичной критикой

Однако и без таких примеров понятно, что жизнь «российская» потихонечку переосмысливается, угара радости уже нет, потому что власти на местах зажрались, ведут себя хамски, зная, что никто из рядовых крымчан им пилюлю, как до аннексии, не вставит никаким протестным митингом, никакой публичной критикой. Многим не нравится, что на местах разрослось племя понаехавших, которые занимают все мало-мальски значимые должности, словно крымчане дураки и сами не способны руководить. Работников завода «Залив» несказанно обижает тот факт, что их предприятие, звучавшее гордо и значительно, превратилось в филиал маломощного Зеленодольского заводишки, когда-то представленного на керченском судостроительном скромной базой. Предприятием руководит уже второй присланный директор, который имеет такое же отношение к судостроению, как кортик к авиации. Несмотря на свое прошлое на Российских железных дорогах, он считает, что ему приходится работать с непрофессионалами, и лихо рубит головы местным кадрам. При этом практика работы засланцев из соседней России вызывает смех и негодование не только инженеров, но и опытных рабочих.

Медицина, которой пользуются все, и стар, и млад, быстро утратила российские преимущества первых месяцев «крымской весны». Почти повсеместно стала платной и, при зарплате в 15-20 тысяч рублей и пенсии в восемь с копейками, практически недоступной. Врачи разбежались по частным медцентрам, педагоги не столько учат, сколько пишут отчеты. Цены на продукты день ото дня становятся все недоступнее, некоторые семьи жалуются, что по уровню достатка постепенно скатываются в девяностые годы, когда конфеты и печенье детям покупали поштучно. Вновь ожили барахолки, куда выносят все, что недопродали в «девяностые», и товар бабушек становится все востребованнее.

Некоторые семьи жалуются, что по уровню достатка постепенно скатываются в девяностые годы, когда конфеты и печенье детям покупали поштучно

Видимо, не в последнюю очередь по этой причине, многие надеются, что Зеленский снимет блокаду с Крыма. Уже на открытие Северо-Крымского канала не рассчитывают, мечтают только о снятии продуктовой блокады, чтобы на прилавках появились хотя бы овощи и фрукты с Херсонщины. А пока «приближают Украину», как могут: вот открыли автобусный спецрейс на Херсон, куда за 2,5 тысячи рублей везут крымчан за биометрическими паспортами. И желающих меньше не становится. Наверное, права мать приятеля, говоря, что эйфория уходит, а реальность настигает.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG