Доступность ссылки

Письма крымчан: Керчь. Чисто Беслан


У здания Керченского политехнического колледжа, где произошел взрыв. 17 октября 2018 года

Как узнать, какие истинные чувства испытывают после случившегося в городе теракта сограждане, радостно заплывшие в «родную гавань»? Гордятся, что директор политехнического колледжа города сравнила кровавую бойню в учебном заведении с событиями в Беслане? Чем и по какому месту бьют себя от того, что наконец-таки сделались полноправными гражданами России, где теракт – такое же обыденное дело, как проверка документов Росгвардией или посадки за лайки в соцсетях?

Город стоит на ушах, по улицам несутся оголтелые от воя собственных сирен машины «скорой», МЧС, полиции. Родители, побросав все дела, сломя голову бегут забирать детей из школ и садиков, в тысячный раз предупреждают вернувшихся домой никому не открывать двери, народ ломанулся сдавать кровь пострадавшим, медики ошалели от невиданных прежде травм. Телефоны звонят, не переставая, соцсети взбухли от слез и слухов. Буквально пару минут назад позвонил приятель из Таганрога, не успел отключиться – родственники, только распрощался с ними – звонок знакомых: рассказывают, будто еще один теракт в районе около моста.

Российская действительность пришла в мой дом смертью подростков, которым еще вечером хотелось надрать уши за устроенный ночью тарарам

У страха, как известно, глаза велики, а страшно по-настоящему. Российская действительность пришла в мой дом смертью подростков, которым еще вечером хотелось надрать уши за устроенный ночью тарарам. Сейчас страх местного населения гасят приездом Аксенова, прилетом спецбортов с медицинской аппаратурой, открытием уголовного дела, переданного в Следком России, приездом криминалистов, имеющих опыт расследования терактов. Говорящая голова Путина «порадовала» известием, что президент в курсе. Больше всего меня поразила сокурсница, позвонившая узнать, все ли со мной в порядке. Узнав, что я жив и здоров, сразу начала убеждать, что это еще ничего, вот если бы в 2014 году Россия не забрала Крым, то «Свобода» и «Правый сектор» вырезали бы нас подчистую. В момент, когда в мирное вроде как время погибли совершенно безвинные люди, находятся пламенные патриоты, готовые жертвовать чужими жизнями ради торжества российской «справедливости».

Вот и юный «террорист», вернее, назначенный террористом российскими силовиками, видимо, слушал и смотрел с моей сокурсницей одни и те же передачи, потому что в социальной сети позиционировал себя фанатом «русского мира» и Новороссии. Не соглашусь с Аркадием Бабченко, утверждающим, что он считал своих однокашников бандеровцами. Нет, политической мотивацией здесь не пахнет, парень просто поступил как истинный фанат этих «трактористов»: взял оружие в руки и пошел расправляться с директрисой, с которой находился в конфликте. К счастью для директрисы, она успела отъехать из колледжа, поэтому под руки подвернулись его сотрудники и студенты.

В момент, когда в мирное вроде как время погибли безвинные люди, находятся пламенные патриоты, готовые жертвовать чужими жизнями ради торжества российской «справедливости»

Видимо, эта версия вскоре станет приоритетной, хотя кто-то предполагает неразделенную любовь, а кто-то – влияние западных кинофильмов. Но откат назад уже идет: и статья не за терроризм, и взрыва не было, и оружие было не боевым. Но как бы ни квалифицировали кровавую расправу в политехническом колледже Керчи – как теракт, хулиганство или месть – такое никогда не случилось бы прежде. И ответственность за бойню лежит на стране, раскручивающей агрессию на государственном уровне. Российские СМИ взахлеб рассказывают о бойнях в школах, кровавых разборках с учителями и одноклассниками, а подростки, как губка, впитывают, примеряют на свои жизненные обстоятельства.

Ответственность за бойню лежит на стране, раскручивающей агрессию на государственном уровне

И еще факт, на который нельзя не обратить внимание. Никогда в Керчи так не обеспечивали безопасность, как с «приходом» России. В каждом бюджетном учреждении – школа, колледж, вуз, больница – зам по безопасности. На входе рамки, огородили заборами каждый проход, совещания по безопасности проводят каждую неделю, на входе только что не обнюхивают – а вот пропустили же студента колледжа с оружием. А ведь буквально пару недель назад Керчь потрясла новость, что в одну из городских школ зашел незнакомый мужчина, пришлось вызывать полицию, проводить очередное предупредительное совещание. И вот результат бдительности по-российски: уже не менее восемнадцати погибших.

И мало кто вспомнит, что в украинской Керчи о подобном нельзя было даже помыслить. Хорошо теперь понимаю стариков, переживших войну, когда они говорили, что пусть бедненько и голодновато в Украине, зато нет войны, как в России. Нет Чечни, нет Беслана, нет «Норд-Оста», нет взрывов домов, и никто не гибнет в метро. Теперь все это пришло в мой Крым, в мою Керчь. Сегодня кое-кто посмеялся над тем, что теракт случился именно после поездки главы администрации Керчи в Грозный и Аксенова в Сирию. Кто знает, что в городе случится после трехдневного траура, на время которого школы приостановили работу. Кого еще из детей и подростков поманит романтика «справедливой» расправы…

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG