Доступность ссылки

Письма крымчан: На границе замочки висят


КПВВ «Каланчак» на административной границе между Крымом и Херсонской областью, 19 марта 2020 года (иллюстрационное фото)

Пандемия, закрывшая государственные границы, сама того не ведая, внесла свою лепту в начатое Путиным черное дело разрыва родственных связей между крымчанами и их живущими на материковой части Украины родственниками. Эта, возможно, и спорная для кого-то мысль посетила меня на кладбище, где мы с коллегами помогали сотруднице в похоронах ее матери. Такое я видел впервые: супруг нашей сотрудницы снимал на видео похороны для ее живущего в Харькове брата, не решившегося приехать в Керчь. Запечатлел он и полицейских, следящих за тем, чтобы родственники усопших не устраивали возле мест упокоения импровизированные поминки и раздачу приготовленных загодя пакетов с водкой, вином и закуской для поминания умершей.

Слышал слова осуждения в адрес не приехавшего проститься с матерью сына, но это явно от непонимания нынешней ситуации. Первым его порывом после известия о кончине матери было решение ехать, но здраво поразмыслив, он оставил эту идею, потому что вместо похорон вполне мог оказаться прямо на админгранице засунутым на две недели в обсерватор, а потом на такое же время – на карантин у себя дома. К счастью, он успел застать мать живой буквально накануне объявленной изоляции, когда после известия о случившемся инсульте срочно приехал в Керчь, купил специализированную кровать, гору лекарств, памперсов, оплатил на месяц услуги сиделки и оставил деньги родным на последующие расходы. Так что он был хорошим сыном, просто действующим продуманно. Осознавать заочное прощание больно.

Вот уже почти два месяца свидания с родными с материковой части Украины у крымчан виртуальные. Но вот помочь материально в виртуальном режиме никак нельзя. Из Керчи перевозчики на материк не ездят – так пояснила диспетчер одной из компаний-перевозчиков, транспорт на административную границу идет только из Симферополя. Однако это не означает, что крымчанин гарантированно попадет на территорию материковой Украины. По словам диспетчера, если на подконтрольной России части админграницы жителя полуострова могут и пропустить, то дальше без прописки на материковой Украине попасть удается не всегда, бывали случаи, что даже на похороны по каким-то причинам не пропускали. Поэтому трудно даже представить, как сегодня передать родным из Киева или Харькова деньги.

Над этим уже второй месяц ломают голову супруги Вероника Андреевна и Игорь Михайлович. Их близнецы Арина и Артем после окончания вуза живут в Харькове и буквально в феврале наконец-таки осуществили свою давнюю задумку – открыли с друзьями магазин. Поработать до карантина успели буквально два дня, то есть речь не идет не то что о прибыли, а и о минимальном заработке. Живут на съемной квартире, деньги вложили в аренду помещения, закупку товара и рекламу, так что остались практически на бобах. Родители имеют финансовую возможность помочь им, потому что отец многие годы ходит в море, но как осуществить это – придумать не могут. Стоять на админгранице в ожидании едущего в Харьков и передавать крупную сумму в валюте через незнакомого человека в расчете на его честное слово – как-то боязно, а другого выхода они не находят. У Любови Владимировны другая проблема. Она успела проехать во Львов к дочери и внучке с деньгами, которые собирает для них, сдавая оставшуюся от родителей квартиру в Керчи. Деньги пришлись кстати, потому что дочь-риелтор сейчас без работы. Но вот сама выехать из Львова Любовь Владимировна не может: межобластное сообщение в Украине пока закрыто, а ей надо добраться до Новоалексеевки, чтобы оттуда доехать хотя бы до административной границы между Крымом и Херсонщиной. Вот и сидит она уже второй месяц с детьми, проедая вместе с ними те деньги, которыми рассчитывала их поддержать.

У пенсионерки Ирины Леонидовны трудность иная, но тоже финансовая. Она обычно по полгода живет у дочери в Киеве, сохраняя нетронутой свою пенсию в Керчи. Да и так дочь не забывает при любой возможности передавать матери деньги. Сейчас сделать это она не может и прекрасно понимает, что на свои девять с половиной тысяч рублей матери, привыкшей первым делом оплачивать коммуналку, долго не продержаться, занять деньги не у кого, родни в Керчи и поблизости у них нет. Татьяна Павловна многие годы ездит к детям в Киевскую область на майские праздники, тем более повод для встреч отличный: ее день рождения. Они обычно отправлялись в путешествия, в прошлом году объездили всю Польшу. Впервые за много лет отмечать свой день рождения ей придется в изоляции, принимая виртуальные поздравления. Она с нетерпением ждет отмены карантина, чтобы дети, работающие дистанционно, приехали с внучкой в Керчь, где можно будет совмещать трудовые будни с отличным отдыхом у моря.

Но все эти проблемы – мелочи по сравнению с тем, в каком почти безысходном положении оказалась днепрянка Евгения Федосеевна. Пять лет назад из-за болезни матери ей пришлось оформить в Керчи вид на жительство, а еще через год у нее самой диагностировали онкологию. Пришлось ехать в Днепр, делать операцию, химиотерапию, а через четыре месяца вновь возвращаться в Керчь. Каждые полгода, оставляя мать на соседку, она ездила в Днепр для продолжения лечения, после последнего курса химиотерапии вернулась в Керчь 3 марта. И тут окончательно после инсульта слегла мать, самой же Евгении Федосеевне после последнего курса химии стало хуже, она похудела, ослабла, с трудом ходит, но от того, что они с матерью привыкли жить закрыто, она даже отказалась от услуг соцработника и помощи волонтеров. Дочь приехать к ней из Днепра не может, у нее на руках грудной малыш, да и что толку ей ехать в Керчь, когда Евгении Федосеевне нужна не столько помощь в уходе за матерью, сколько, скорее всего, смена назначенного курса химиотерапии. В другое время за ней бы запросто приехал зять и перевез в Днепр на лечение, а сейчас сделать это нереально, и когда ей удастся выехать на лечение, а дочери в Керчь, чтобы взять на себя заботу о бабушке, – неизвестно. Казалось бы, все боятся подхватить коронавирусную инфекцию, а на самом деле она может оказаться не такой страшной, как ее внебольничные последствия.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Коронавирусная инфекция COVID-19

Коронавирус SARS-CoV-2, ранее известный как 2019-nCoV, обнаружили в Китае в конце 2019 года.

Он вызывает заболевания COVID-19. В некоторых случаях течение болезни легкое, в других – с симптомами простуды и гриппа, в том числе с высокой температурой и кашлем. Это может перерасти в пневмонию, которая может быть смертельной. Большинство больных выздоравливает; умирают преимущественно люди с ослабленной иммунной системой, в частности пожилые.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала вспышку заболевания, вызываемого новым коронавирусом, пандемией.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG