Доступность ссылки

Письма крымчан: Некрасивое событие


Чиновницы Керчи раздали пережившим блокаду Ленинграда батоны и медали

В выходные дни керчане играли в рулетку прямо на улицах Керчи. Ставок было две: уволят «шубоносиц» или оставят, опираясь на мнение ветеранов и сетевых спецагентов, во всю топивших за чиновниц, обращавшихся к Сергею Аксенову с просьбой не торопить события, писавших коллективные петиции «главе республики» и снимавших авторские ролики в защиту Маи Хужиной и Ларисы Щербулы.

Кто-то, давая знак «торопыге» Аксенову, выложил фотографию его сестры, поздравлявшей ветеранов в длинной натуральной шубе, тонко намекая, что сам, мол, не без греха. Мнения керчан разделились: пожилые люди уверяли, что никто дам не тронет, потому как не чужие они крымской власти, а она своих не сдает. А горожане средних лет и молодежь были убеждены в обратном, считая, что Аксенов даст публичный урок «чванливым хамоватым барынькам».

Правда, вечером 31 января просочилась информация, что Маю Хужину уволят однозначно, а вот с Ларисой Щербулой ясности нет.

Самая паскудная роль в этом деле досталась заму Владимира КонстантиноваЕфиму Фиксу, который не знал, как красиво выкрутиться из ситуации. С одной стороны, «биг босс» Аксенов, науськанный прямиком из Москвы заместителем главы «Единой России» Александром Хенштейном, велел гнать в три шеи Маю Хужину и Ларису Щербулу, но Константинов, видимо, поручил сохранить многолетнюю и проверенную смотрящую за Керчью всеми правдами и неправдами. Политолог Владимир Джаралла расценил разговор между Аксеновым и Константиновым как спорный конфликт крымских элит, передел сфер влияния между «двуглавыми орлами» полуострова, где каждый населенный пункт имеет свою симферопольскую «крышу».

Так как Хужину частично помиловали, не лишив депутатского мандата и членства в «Единой России», следует думать, что своими моральными качествами она полностью соответствует нравственному убожеству однопартийцев


Керчь – давняя вотчина Константинова, и все, кто окопался в местной власти с 2014 года, были пролоббированы его «смотрящей» Ларисой Щербулой. И глава российской администрации города Сергей Бороздин, и оба его предшественника, Сергей Писарев и Владимир Подлипенцев, и основная часть сотрудников аппарата, и депутаты городского совета и российского парламента Крыма – все они креатуры Щербулы, а значит – и Константинова. Как и Мая Хужина. На поздравление бабушек-блокадниц казна не поскупилась, выделив 2,7 миллиона рублей, из которых старушкам достались буквально крохи с барского стола.

Но дело не только в этом. История вышла за пределы стоимости шуб чиновниц. Она показала, кто чего стоит. Например, чего стоят прикормленные придворные члены совета ветеранов Керчи, топившие за Маю Викентьеву с такой же силой и страстью, как доселе они клялись в любви и верности Олегу Осадчему.

Я прекрасно помню неприглядную историю времен осадчевского правления, когда те же самые ветераны – Георгий Пырков, Михаил Ходаковский, Николай Китиков, Рэм Золотых – доказывали правоту градоначальника в установке мерзкого и уродского памятника десантникам на набережной города, против которого активно выступали керчане.

Теперь именно эти ветераны военной службы и реликт красного директорского корпуса встали на защиту Маи Хужиной. Интересно будет наблюдать, как они в очередной раз переобуются в полете при смене власти и столь же рьяно начнут примазываться и втираться в доверие к новому назначенцу.

Поразили слова Хужиной о том, что ее погибший дед воевал и погиб за то, чтобы она сладко жрала, красиво одевалась и шикарно жила


Меня лично в этой неприглядной картине местной жизни поразила сама Мая Хужина. Нет, не шубами и их количеством, не демонстративным афишированием личного благосостояния, не барским хамством. Меня поразили ее слова о том, что ее погибший дед воевал и погиб за то, чтобы она сладко жрала, красиво одевалась и шикарно жила. И это при том, что всем нам со школьной скамьи внушали, что солдаты четыре года воевали за отечество, за его свободу и независимость от фашизма. Она это говорила не за столом с подружками, не в сауне после рюмки чая, а с трибуны городского совета. И как мерзко было слышать, как она несколько раз акцентировала внимание собравшихся на том, что врученные блокадницам караимские пироги, метко прозванные керчанами «щербулочками», предложили испечь крымские татары.

Представляете, татары-то, оказывается, тоже люди с пониманием, тоже чтят старость и ветеранов настолько, что готовы своими руками приготовить для них вкусное угощение. Будь я крымским татарином, кровно обиделся бы на эти слова, потому что в устах Маи Хужиной это звучало не как одобрение поступка неизвестной мне Заремы, а как оскорбление живущих в Керчи крымских татар. Ну а подаренная блокаднице коляска для людей с инвалидностью, не купленная, а взятая взаймы у похоронивших свою родственницу знакомых, допекла всех горожан окончательно. Какой же циничной нужно быть, чтобы публично гордиться тем, что эта коляска послужит бабушке до ее кончины.

И вот с такой жизненной и профессиональной установкой врач Хужина вновь вернется в местную медицину, чтобы лично помогать старикам умирать с комфортом. Но так как Маю Викентьеву частично помиловали, не лишив депутатского мандата и членства в «Единой России», следует думать, что своими моральными качествами она полностью соответствует нравственному убожеству однопартийцев.

Сейчас в Керчи гадают, кто же займет принудительно освобожденное Маей Хужиной кресло председателя горсовета Керчи, потому что назначенная заместителем Ольга Солодилова, как когда-то Дмитрий Медведев, греет кресло для нового назначенца. А пока суд да дело, в городе попутно обсуждают, удастся ли подкатить его под себя «герою крымской весны» Константину Ерманову, которого прилюдно обвинили в том, что именно он раздул шубную истерию из-за желания стать председателем горсовета.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG