Доступность ссылки

Письма крымчан: От любви до ненависти – одна автобусная остановка


Меня удивляет название этого праздника – День пожилого человека. Это что, праздник старости? Однако его и вправду отмечают 1 октября, вот в Керчи план мероприятий намечен с непременным торжественным собранием, награждениями и песнями-танцами детворы. Попутно выяснилось, что, оказывается, в городе действуют федеральная целевая программа «Старшее поколение» и национальный проект «Демография», в рамках которого активные пенсионеры занимаются спортом, поют, танцуют и вообще весело живут, особенно те, кому назначили «хорошую» пенсию.

Знакомая родителей на днях рассказывала, какую «сумасшедшую» пенсию назначили мужу ее сестры, – аж 8300 рублей (3090 гривен – авт.). Из трудового стажа небрежно так выкинули двадцать пять лет, потому что по российским законам в него не входит обучение в вузе, так как он не был направлен туда производством. Это минус пять лет, а двадцать скостили, потому что они приходились на работу в Азербайджане по направлению того самого вуза. Выяснилось, что у России нет договора с Азербайджаном о признании трудового стажа при назначении пенсии. У некоторых мужчин, которые строчат жалобы от правительства до Минобороны, при выходе на пенсию изымают время срочной службы, а это два и три года. То есть долг родине они отдать были обязаны, а государство им за это ничего не должно.

Многим приходится доказывать состоятельность своего трудового стажа в суде. Как это случилось с преподавателями школ, в названии которых не было волшебного слова «общеобразовательная», хотя многие учебные заведения давно обозначаются как гимназии и лицеи. Не понаслышке знаю, как несколько лет судились педагоги керченского лицея искусств, который имеет название «учебно-воспитательный комплекс-интернат». Работающая в хлебном ларьке Алла Дмитриевна при выходе на пенсию потеряла восемь лет педагогического стажа, потому что садик, где она работала, носил название реабилитационного центра для дошколят с инвалидностью. Коллега, чья дочь работает в школе, такие истории пересказывает чуть ли не ежедневно. Поэтому чему удивляться, когда пенсионеры держатся за работу, если их там терпят. Каждый день утром и вечером вижу таких заслуженных работников в маршрутках, которые, может быть, и рады бы сидеть дома, да размер пенсии не позволяет расслабляться.

На днях встретил библиотекаря, которая мне, пацану, книжки выдавала. Простите, но еле ноги тянет, идет тяжело. Спросил, как же так, ведь видно, что работа дается ей с трудом. «А что поделаешь? На мне вся семья держится: муж, дочь, двое внуков. Спасибо, не увольняют, потому что устроиться в нашем городе молодым сложно, а уж пенсионерке в шестьдесят шесть тем более». Не будь у нее такого понятливого начальника, пришлось бы заслуженному библиотекарю, как многим ее сверстникам, которым государство назначило скромное вознаграждение за сорок и больше лет трудового стажа, вкалывать на даче, а потом еще выстаивать на рынке, продавая выращенное, убирать дворы или ночами дежурить.

Но это если пожилой человек относительно здоров. Потому что случись заболеть, а тем более чем-то серьезнее насморка, то полный, как говорится, затык. Профессия врача приравнена в Керчи чуть ли не к эксклюзиву. Не то что к узкому специалисту не пробиться – к терапевту не запишешься. Прием больных ведут фельдшеры, а вызовы к пациентам на дом обслуживают исключительно они. Из шести работающих в Керчи окулистов только один врач ведет бесплатный прием в бюджетной поликлинике. Один на весь город бесплатный уролог, гастроэнтеролог, лор, на семи терапевтических участках районной поликлиники работают три врача, из которых один ведет прием 1 час 48 минут в день. Понятно, что запись к таким врачам ведется за несколько месяцев, но если вдруг срочно, то к ним же в частные центры попасть ничуть не проще: соседка в феврале записалась к гастроэнтерологу на июнь.

Но вряд ли в День пожилого человека кто-то из начальства или придворных ветеранов станет говорить об этой стороне жизни пенсионеров. Нет, они непременно вспомнят о бесплатном проезде в городском транспорте. Да еще добавят, что Крым оказался чуть ли не единственным регионом, где все без исключения пенсионеры, а не только ветераны, участники войны и прочие льготники пользуются правом бесплатного проезда. Правда, для этого необходимо получить в департаменте социальной защиты «Удостоверение о праве на меры социальной поддержки». Сейчас с этим, как рассказывают, проще: при выходе на пенсию сразу подаются документы на его выдачу. А когда его вводили, то мои родители, например, ездили с документами на получение этого удостоверения в департамент соцзащиты первым автобусом, чтобы занять очередь. Им еще повезло, что все обошлось одним днем, потому как в маршрутках пенсионеры рассказывали, что приходилось туда ездить по несколько раз.

Однако счастье обладания этим заветным куском ламинированного картона относительное. Водители буквально звереют при виде пассажиров с заветной пенсионерской бумажкой. Видя их на остановках, в наглую не останавливаются, перед подбегающими демонстративно закрывают двери, при посадке могут сказать, что для тебя, дед-бабка, есть автобусы «Нефаз», а маршрутки только для оплачивающих свой проезд пассажиров. Без стеснения говорят в глаза пенсионерам, что они занимают места молодых, мешают им ехать. И хорошо еще, если открыто не оскорбляют и не требуют оплату за проезд, плюя на все распоряжения и указания властей. Пожилые керчане постоянно жалуются на водителей маршруток не только местным чиновникам, но и во время каждого приезда в Керчь Сергея Аксенова поднимается этот вопрос. Он уже и сотрудников своего ведомства запускает в поездки по Керчи на маршрутках, и перевозчикам обещает кары в виде невыплаты компенсации из бюджета, но жалоб меньше не становится. Отдел транспорта администрации Керчи, как и сам ее глава, ничего с водителями сделать не могут, и те безнаказанно продолжают бурчать на пенсионеров, оскорблять на весь салон, закрывать перед носом двери, а водители «Нефазов», которые вроде как вообще закупили исключительно для пенсионеров и льготников, не допускают в салон, если вдруг пожилой человек забыл удостоверение или у молодого пенсионера отсутствует паспорт, который обязательно предъявляется водителю вместе со справкой из пенсионного фонда, пока делается удостоверение.

Украинские пенсионные удостоверения силу утратили в транспорте полностью с апреля нынешнего года, о чем извещают объявления в автобусах и маршрутках. А до того весь город наблюдал, как водители маршруток вырывали их из рук пенсионеров, словно заразу, и закрывали двери на выходе перед пожилыми пассажирами, если при наличии украинского пенсионного они отказывались платить за проезд. Такие скандалы случались постоянно, и никакие доводы силы не имели, случалось и мне платить за пожилого человека, если он принципиально отказывался рассчитываться за проезд, а водитель держал его и всех остальных пассажиров в душном и тесном салоне, не отъезжая от остановки.

Такова реальность любви власти к пенсионерам и ненависти водителей, которые уверены, что пожилые люди нагло стригут с них шерсть вместе с властью, повернувшейся к одним лицом, а к другим задом.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG