Доступность ссылки

Письма крымчан: Растет самосознание?


Антагонизм между керчанами и отдыхающими существовал всегда. Наверное, эти отношения сложились еще в те годы, когда Керчь называли рабочей и трудовой. Когда ранним летним утром жители разъезжались по своим рабочим местам, а курортники, толкаясь с ними в транспорте, спешили занять места под пляжным навесом. И хотя часть горожан зарабатывала на отдыхающих хорошие деньги, сдавая им углы в частном секторе, они тоже смотрели на приезжих как на богатых бездельников. Мол, работы по горло – огород, закатки – а эти лежат пузом вверх целыми днями.

По правде сказать, отдыхающие давали немало поводов для недовольства их поведением. Ничуть не считаясь с особенностями провинциального менталитета, передразнивали южный говор местных, называли их рвачами, спекулянтами, шлялись по городу чуть ли не голышом. Но все же уживались, каждый понимал свое место в этом городе: приезжие, сколь бы столичной спеси в них ни было, признавали главенствующее положение местных как хозяев Керчи.

После оккупации все изменилось. Приехавшие наводят здесь свой «порядок», чувствуют себя хозяевами жизни, положения и города. Поговорите с местными и узнаете, какими соседями стали для них купившие здесь жилье россияне: хуже не бывает. Первое, на что обращают внимание керчане, – не здороваются с ближайшими соседями, не говоря уже о том, чтобы познакомиться или представиться, как это традиционно делается здесь. Об этом говорят и жители многоквартирных домов, и частного сектора. Ремонты в квартирах выполняют, не считаясь с многочисленными соседями и устройством дома, что потом оборачивается протечками воды, отключением света и прочими бытовыми неудобствами. Знаете, куда приезжие предпочитают выбрасывать пищевые отходы? В урны на улицах, не донося до баков, что до крайности удивляет местных, которые не представляют, из какого медвежьего угла надо приехать, чтобы не знать элементарного. А вы попробуйте сделать им замечание – такое о себе узнаете, что родной маме покажитесь подкидышем.

Соседка на днях рассказывала, что в магазине у кассы впереди нее вклинился здоровый обгоревший мужик, которому она сделала замечание: «Знаешь, что он мне сказал? Что рот раскрыла, хохлушка?! Мы вас кормим тут всех! Вы тут никто, под нами живете!» Нечто подобное от местных слышу не в первый раз. На городском пляже две возрастные дамы гадят Керчь: и грязно, и скудно, и дорого, и паршивый южный городишко без цветов. Отдыхавшая по соседству с ними керчанка не выдержала: «Какого черта приехали? Валите в свою Россию!» Женщины поначалу обомлели от такого напора, но быстро нашлись: «А мы у себя дома, в Крыму!»

Сам был свидетелем, как на пятачке у магазина растопырщилась открытыми дверями заезжая иномарка, мешая подъехать местным «жигулям». Когда керченский водитель попросил закрыть двери, чтобы поставить свою машину, приезжий вышел к нему для разговора с битой. Хорошо, вмешались другие автовладельцы и не дали разгореться конфликту. И похожие слова от приезжего: «Теперь мы здесь живем! Да через десять лет здесь ни одного из вас не останется!»

Живут поселившиеся в Керчи россияне так, будто они основали этот город двадцать шесть веков назад, не замечая «пыль под ногами» в лице коренных керчан. Для них возводятся новые дома, для них существует иная система оплаты труда. Спортивная и детская площадки у дома фсбэшников являются собственностью ФСБ России. Когда это в Керчи, где каждый из ее микрорайонов был, по сути, ведомственным, принадлежавшим «Заливу», «Альбатросу», «Керчьметаллургстрою», меткомбинату или ЖРК, запрещался вход на придомовую территорию всем остальным горожанам или детей работников других предприятий выгоняли из песочниц или с качелей?!

Керчанам откровенно указывают на выход

А как вам работа с персоналом на заводе «Залив», ставшем в последние дни новостным хедлайнером Керчи и Крыма? Сюда понаехали из Зеленодольска такие великие специалисты, что у местных крышу рвет. А ведь им завод оплачивает съемное жилье и платит вдвое выше зарплату, чем постоянным сотрудникам. У моей подруги, работающей инженером на «Заливе», которую руководство всячески соблазняло трудоустройством в виду уникальности и нужности ее специальности для предприятия, оклад восемнадцать тысяч рублей в месяц, а у приехавшей из Зеленодольска тетки, недавно освоившей компьютер, – тридцать семь тысяч.

Предполагаю, не за горами то время, когда из Зеленодольска подгонят на «Залив» специалистов для строительства вертолетоносцев, которых призовут учить местных корабелов. А что остается думать, когда керчан вытесняют и теснят самым бесстыдным образом. Когда я вижу, что руководить городским театром поставили даму из Зеленодольска при том, в Керчь вернулся коренной керчанин, имеющий колоссальный опыт руководства культурой Камчатского края, когда куратором социальной сферы поставили приезжего из все той же татарстанской провинции, я серьезно начинаю опасаться, что нам, местным, откровенно указывают на выход.

Эти люди не знают города, его истории, людей, не связаны с ним душевно, не чувствуют специфического менталитета Керчи и ее жителей. Когда им подчиненные пишут подобающие случаю речи для выступления перед высокими гостями, они до нервного срыва боятся, чтобы те не стали нести отсебятину, потому что непременно ляпнут ересь из-за незнания города. Впечатлений от «понаехов» добавляют «братья» «зеленых человечков» из «ДНР» и «ЛНР», которым и гражданство в первую очередь, и трудоустройство без необходимых документов, и помощь Красного креста – как же, войной битые шахтеры.

То, что они устраивают на городских дорогах, не поддается описанию. Для них правила дорожного движения не писаны

В летний сезон напряженности между местными и понаехавшими добавляют автовладельцы из России. Этих керчане откровенно называют безбашенными. То, что они устраивают на городских дорогах, не поддается описанию. Для них правила дорожного движения не писаны. Несутся по встречке, игнорируют светофоры и пешеходные переходы, односторонний проезд, второстепенные дороги, каждая убитая ямами городская магистраль для приезжих – европейский автобан, по которому они несутся вскачь, как слоны на африканском сафари.

В выходной, приехав с приятелями на любимый с детства Старокарантинский пляж, стали свидетелями ДТП, в котором москвич в хлам разбил свою и керчанина машины, посчитав, что пока местный будет ехать по всем правилам по главной дороге, он успеет проскочить по второстепенной. Хорошо, обошлось без человеческих жертв, но домой в столицу курортник явно вернется не автовладельцем.

В социальных сетях нарастает такое яростное недовольство поведением российских водителей, что делается страшно, если эти словесные перепалки, ненависть к приезжим перерастут в конкретные разборки. При этом королями керченских дорог чувствуют себя не только жители крупных российских городов, привыкшие к скорости и хорошим трассам, но и приезжие из таких закутков, где и дорог-то нет вовсе. Но самое примечательное, это реакция местных на те же ДТП. Керчане, традиционно считавшиеся приезжими самыми радушными и доброжелательными крымчанами, теперь озлобились и такие пожелания и проклятия шлют им, что я порой не узнаю своих добросердечных земляков.

Но больше всего меня удивила известная российская шубоносица Мая Хужина, написавшая в комментариях в соцсети, что приезжие из России (на минутку – член провластной партии) «ездят как ишаки, как свора диких собак». Как пелось в одной известной песне, «растет самосознание»!

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG