Доступность ссылки

Письма крымчан: Русофилы и им подобные


Открытие памятника князю Глебу и игумену Никону в Керчи

В выходные в Керчи открыли новый, а точнее, очередной памятник в честь исторического события, еще теснее и настойчивее прижимающего наш древний город к России.

На относительно небольшом пространстве от бывшего универмага «Чайка» до судоремонтного завода российская история запечатлена в памятнике святителю Луке Войно-Ясенецкому, камне с портретом Петра I, бюсте флотоводцу Федору Ушакову, Поклонном кресте, а теперь еще и шестиметровом изваянии преподобного Никона Печерского и князя Глеба Святославовича Тмутараканского.

Памятник Федору Ушакову в Керчи
Памятник Федору Ушакову в Керчи
Поклонный крест в Керчи
Поклонный крест в Керчи
Памятник князю Глебу и игумену Никону в Керчи
Памятник князю Глебу и игумену Никону в Керчи

Никоим образом не причисляю себя к знатокам истории родного города, однако берусь утверждать, что имена этих господ до озвучивания идеи установки им памятника были известны лишь узкому кругу специалистов, да и вряд ли угнездятся в умах керчан с его появлением. Горожане, в том числе изображающие из себя приверженцев русскости Керчи, слыхом не слыхивали о том, что более двухсот лет в Эрмитаже хранится древний мраморный камень с высеченной надписью «В лето 6576 индикта 6 (1068 год – по современному летоисчислению - авт.) Глеб князь мерил море по леду от Тмутороканя до Корчева 14000 сажен». Вот про то, что найденные при раскопках в Керчи золотые изделия и украшения Боспорского царства составляют львиную часть античной коллекции Эрмитажа, знает в нашем городе каждый ребенок, а об этом артефакте до прошлой недели никто и понятия не имел.

Так мало того! О «Повести временных лет» известно каждому слегка образованному человеку, но никогда прежде в Керчи не гордились тем, что основатель Тмутараканского монастыря Никон, ставший позднее игуменом Киево-Печерской монашеской обители, был первым систематизатором истории русского народа в самом известном летописном своде и учителем Нестора-летописца.

Все не мог понять, почему местные краеведы, безбоязненно открывавшие в Керчи памятные доски известным деятелям Российского государства, оставившие свой неизгладимый след в истории и развитии города – графу Воронцову, градоначальникам Стемпковскому и Херхеулидзе – не афишировали такой многозначительный факт. Ответ дал один из инициаторов создания памятника, считающий, что мать городов русских, «наша древнепрестольная столица оккупирована украинствующими сепаратистами, но история всё вернет на круги своя». Видимо, дождавшись воцарения России в Крыму теперь во всеуслышание заявляют, что «новый памятник символизирует единство Крыма с Россией».

Памятник Никону Печерскому и князю Глебу в Керчи, вид сзади
Памятник Никону Печерскому и князю Глебу в Керчи, вид сзади

На мой взгляд, примечательны в новом памятнике не столько монументальные фигуры Никона и Глеба, а надпись на тыльной стороне. Здесь указаны авторы его концепции, его главные идеологи, люди, чьими усилиями, а порой и личными средствами в Керчи установлен не только этот памятник, а и все остальные, включая первый в России монумент барону Врангелю, а также многочисленные мемориальные доски. Это братья Константин (чьи слова о «древнепрестольной столице» процитированы выше) и Владимир Ходаковские и Геннадий Борисович Григорьев, прежде возглавлявший в Керчи общество монархистов.

Надпись в честь инициаторов установки памятника
Надпись в честь инициаторов установки памятника

Эти люди всегда были ярыми русофилами, никогда не скрывали своих пророссийских взглядов, верно и преданно служили идее русского Крыма в украинской Керчи. И местные власти, может быть, и нехотя, но явно не противились их намерениям устанавливать памятные доски деятелям Российского государства, иначе бы в центре города, включая ее главную улицу, ни появились бы примечательные знаки исторического прошлого.

Ни с кем из этого трио краеведов-русофилов я не лично не знаком, но и как человек, имеющий проукраинскую позицию в вопросе принадлежности Керчи и Крыма, все же не могу не уважать людей, наделенных твердыми убеждениями, стойкой верой и неизменными принципами, которые не могли поколебать все происходящие в современной истории изменения. При том, что Геннадий Григорьев человек солидного возраста, а братья Ходаковские люди с инвалидностью, у них находится неуемная энергия, бешеная активность и пробивные способности осуществлять задуманное.

Но если с этими стойких взглядов и убеждений людьми все понятно, то с теми, кто набежал на открытие памятника, все совсем иначе. Местная власть, подобострастно ломавшая шапку перед Никоном и Глебом, долго и упорно противилась установке памятника им, но под давлением значимых московских фигур сдалась, и на открытии изображала полное удовольствие своим барским жестом.

Местная власть долго и упорно противилась установке памятника, но под давлением московских фигур сдалась и на открытии изображала полное удовольствие

Почтила открытие своим присутствием генеральный директор Восточно-Крымского историко-культурного заповедника Татьяна Умрихина, до 2014 года никоим образом не поддерживавшая усилия краеведов-русофилов. И это при том, что в украинском Крыму была председателем постоянной комиссии Верховного Совета АРК по вопросам культуры, первым зампредом совмина автономии, а затем и министром культуры автономии. То есть имела государственный вес и немало возможностей проталкивать к реализации русофильские идеи, коль сама бы имела подобные взгляды, керченских краеведов. Однако в те годы она была преданным украинским деятелем и чиновником, членом Партии регионов, и, конечно, никак не могла способствовать проникновению идей чужой страны даже в виде мемориальных досок. Но после оккупации Татьяна Викторовна, как Афродита, вышла из пены морской преображенной в русофилку, общается накоротке с Путиным и уже не вспоминает, что воцарилась она на музейном троне стараниями украинского чиновничества.

Митрополит Феодосийский и Керченский Платон
Митрополит Феодосийский и Керченский Платон

Благословил строительство памятника никто иной, как митрополит Феодосийский и Керченский Платон, занесенный в украинский Крым из зарубежной церкви в Аргентине. Его обрамляла огромная поповская свита, включавшая в свой состав небезызвестного священника Николая Зинькова, скрывавшего в своем храме кубанских казачков в начале оккупации полуострова.

Плита с упоминанием о благословении митрополита Платона
Плита с упоминанием о благословении митрополита Платона

Невиданно много присутствовало и ряженых, которые теперь стали неотъемлемой частью любой керченской массовки. Неужто тренируются перед открытием очередного пророссийского мемориала – часовни в честь кубанских казаков – захватчиков Крыма, что надумал строить отец Николай?

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG