Доступность ссылки

Письма крымчан: «Украиной чтобы не пахло»


Митридатская лестница, Керчь, архивное фото

Лишенцами бывают не только люди, но и города. Больно и обидно, что в это число попала и Керчь – самый древний город Украины, рыбацкая столица Крыма, его индустриальное сердце. Здесь на виду у всех, включая и новые «власти», хиреют еще недавно бывший бюджетообразующим морской торговый порт, до прошлого года стабильно работающий металлургический завод, до текущего мая – паромная переправа, опустевший с декабря 2014 года железнодорожный вокзал. Вся «индустриальная мощь» была продемонстрирована на выставке «Это делает Керчь», приуроченной ко Дню города, где главными экспонатами, кроме эмалированной посуды и бычков в томате, были туалетная бумага и поделки под хохлому.

Благодаря оккупантам Керчь окончательно и бесповоротно лишилась учебного судна – парусника «Херсонес», который в Европе считался одним из брендов современной Украины. Теперь он встал на стоянку в Севастополе, и керченский вуз, много лет боровшийся за его возвращение в строй учебных судов, теперь молча отправляет кадетов на практику во Владивосток и Калининград. «Херсонес», бывший участником многочисленных европейских парусных регат и имевший заслуженную громкую славу, после аннексии оказался фигурантом уголовного дела: против его капитана возбуждено судебное дело о подлоге. В этом вся Россия, чья мать и отец – коррупция. Двадцать лет на капитанском мостике «Херсонеса» стоял Михаил Сухина, рукопожатный и уважаемый европейскими моряками человек, не замаранный ни служебными подлогами, ни взятками. И вот теперь он – «коррупционер в капитанской фуражке».

Парусник «Херсонес»
Парусник «Херсонес»

Понятное дело, найдутся те, кто поднимет крик, услышав нечто подобное, и станет перечислять достижения новых «владельцев» полуострова. На первое место выйдут, в том нет сомнений, Керченский мост и трасса «Таврида», а потом последует перечень внутригородских керченских позитивов вроде реконструкции парков, ремонта дорог, открытия модульного детсада и наиглавнейшая фишка – начало жилищного строительства.

Недавно с большой помпой была сдана первая девятиэтажка в, как обещают, будущем жилом комплексе. В ее 139-ти квартирах отпраздновали новоселье работники судостроительного завода «Залив». Давайте порадуемся и мы за корабелов, которых на десять-пятнадцать лет фактически сделали рабами завода. Квартиры они получили на правах долгосрочной аренды, и в течение этих долгих лет им ежемесячно предстоит перечислять денежные средства за жилье, оплачивая его полную стоимость, – только после этого они смогут оформить право собственности. Практически та же ипотека, только без банковских процентов, что, конечно, несколько дешевле. Но если взяв ипотеку, человек вправе распоряжаться собой и искать более высокооплачиваемую работу, уйти, к примеру, в море или уехать за границу, то долгосрочная аренда привязывает людей к заводу намертво, зубами не оторвешь. И ведь нет никаких гарантий, что «Залив» будет иметь портфель заказов лет на десять, надежного западного инвестора или государственные заказы, чтобы стабильно загрузить предприятие и работников.

Керченский завод «Залив», архивное фото
Керченский завод «Залив», архивное фото

За четыре года, в течение которых «Заливом» руководят назначенцы с Зеленодольского завода имени Горького, захватившие при поддержке местных предателей с моря и суши керченский судостроительный аккурат в День независимости Украины в 2014 году, не построен ни один корабль даже водоизмещением с корыто. Все годы российской оккупации здесь под фанфары и при участии Сергея Аксенова и Дмитрия Рогозина лишь крепят закладные таблички с указанием номера проекта будущего судна, а самих судов нет и в помине.

Сергей Аксенов на заводе «Залив», 9 декабря 2015 года
Сергей Аксенов на заводе «Залив», 9 декабря 2015 года

​Четыре года назад зеленодольские ставленники грозили возродить полнокомплектное судостроение в пику «продавшимся Западу украинцам», что строили корпуса для европейских верфей, выполняя черновую судостроительную работу, но дальше этих громких слов не продвинулись. Хорошо, коль за те десять-пятнадцать лет, в течение которых нынешние новоселы будут заложниками своего жилья, завод выправится и начнет наконец-таки строить суда. А если ничего путного так и не создадут, если начавшаяся директорская чехарда продолжится – что будет с людьми, которые на протяжении десяти-пятнадцати лет будут вынуждены отдавать половину своего месячного заработка в счет погашения стоимости квартир?

Трубопроводчик Константин, сменивший казавшуюся ему ненадежной «загранку» на показавшийся ему стабильным «Залив», говорит, что, поразмыслив, не стал претендовать на получение жилья в новом доме из-за неопределенности производственных перспектив завода. «Это сегодня у меня иной месяц выходит до пятидесяти тысяч (рублей – авт.), я бы мог влегкую отдавать половину и жить с девушкой на двадцать пять тысяч, но нет уверенности, что так будет через год-два. И что, идти к маме с папой на поклон или бабушку на тот свет поскорее спровадить?!»

Сомнения нет только в том, что Керчь необычайно интересна зеленодольцам. Не зря они первым делом затеяли строительство жилья, а не кораблей. Город буквально наводнили иномарки 16/116 региона из Татарстана, зеленодольцы массово везут в Керчь детей на лето, многие, не дожидаясь строительства нового жилья, приобретают квартиры на вторичном рынке, арендуют, перевозят семьи, учат детей в городских школах и местном морском вузе. Те, у кого связей с зеленодольским начальством и больших денег нет, охотно заселяются в общежитие при заводе, в которое новые хозяева перестроили некогда одно из самых оснащенных медучреждений Керчи – медико-санитарную часть «Залива».

Все для того, чтобы местные поскорее забыли о недавнем своем украинстве

То есть зеленодольцы всячески вживляются в Керчь посредством трудоустройства, невольно, а, скорее всего, преднамеренно создавая предпосылки возможного в будущем межнационального конфликта, поскольку известно, что крымские татары и казанские – дети разных народов, с разным менталитетом, культурой, литературой, языком. И самое основное – разной исторической памятью, где у одних незаживающей раной свербит 18 мая 1944-го, а другим эта дата вряд ли известна и понятна.

После «крымской весны» в города и районы полуострова направляли десанты политиков и ученых из Татарстана, доказывающих и кровное родство, и общность языка, и общую золотоордынскую историю крымских и казанских татар. Но, видимо, никто из них, включая и ученых мужей, не удосужился ознакомиться с книгой под говорящим названием «Татары», изданной еще в 1861 году, где не заангажированные «едросами» ученые опровергают это навязываемое нынче родство.

Однако новые крымские «собственники» не зря отдали «Залив» на откуп выходцам из Татарстана, быстренько перепрофилировали медсанчасть в общежитие, резвыми темпами налаживают жилищное строительство, хотя первоначально речь шла о том, что судостроительное предприятие приедут окучивать корабелы Выборга. Зеленодольский завод, что называется, удачно подвернулся под руку: вроде и представители одной отрасли, и представители одного народа. Под эту марку проще всего вселять в Керчь чужаков, вытеснять под различными предлогами коренных жителей, сталкивать их лбами на бытовой, политической, профессиональной, религиозной почве, приближать одних в пику другим. И все для того, чтобы местные поскорее забыли о недавнем своем украинстве.

Андрей Фурдик, блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG