Доступность ссылки

Письма крымчан: Утопающие спасаются за свой счет


Когда появилось сообщение о возобновлении работы в Керчи металлургического завода, то под эту новость крымские власти подвели аргументированную базу: необходимость выполнения «государственного заказа по выпуску стрелочных переводов». Когда запускали судостроительный завод «Залив», в качестве обоснования выдали тезис о принадлежности предприятия к военно-промышленному комплексу.

И эти доводы, будь они трижды лживые и заведомо пролоббированные, были восприняты керчанами позитивно, с пониманием, радостью или завистью, что кому-то повезло с работой в это сложное время. Когда предприниматели сферы услуг дружно встают на уши, умоляя об открытии парикмахерских, барбершопов, косметических салонов – это тоже находит отклик у горожан, которым осточертело видеть себя в зеркале чучелками. И хоровая акция, похоже, удалась: с 1 мая обещают возобновить работу парикмахерских и косметических салонов, мастерских по ремонту компьютеров, бытовой техники, обуви, химчистки, магазинов стройматериалов и сантехники, автомобильных запчастей.

К обычной работе среди действительно важных производств приступили ломбарды и микрофинансовые организации

Но пока аксеновская компания глубокомысленно чешет репу, решая мудреную задачу с кучей требований к сфере услуг, к обычной работе среди действительно важных производств приступили ломбарды и микрофинансовые организации. Их по-тихому внесли в список бесперебойно работающих, видимо, как бюджетообразующих чей-то карман организаций.

Мне не известно, кому принадлежат в Крыму многочисленные сети ломбардов и микрокредитных конторок, наверное, все же не рядовому дяде Ване, даже если он и числится зиц-председателем. Вижу только, и не я один, как растет очередь у дверей этих заведений. И не только по причине, что внутрь помещений впускают по одному человеку, а потому, что по прошествии менее месяца со дня карантина некоторые горожане стали нащупывать в своих кармане и кошельке одну лишь подкладку.

Вскоре в витринах ломбардов появится все то, что еще с советских времен производили ювелирная и часовая промышленность

Те, кто пролоббировал открытие этих ростовщических заведений, видимо, рассчитывает выудить у населения последние запасы, каким-то образом или сохраненные в девяностые годы, или заработанные в начале тучных двухтысячных. И хотя, по рассказам людей старшего возраста, в Керчи не было в то время ни ломбардов, ни микрокредитных офисов, из дома для прокорма тащили на рынки все, что имело хоть какую-то цену, от эмалированных наборов местного металлургического комбината, бережно хранимого в приданное детям хрусталя, сервизов «Мадонна» и подписных изданий до видеомагнитофонов и ювелирных украшений.

Говорят, попадались вещи действительно редкие: червонцы царской чеканки, прабабушкины камеи, золотые портсигары, дореволюционные издания. Сейчас, наверное, такого уже не увидеть, но определенно можно сказать, что вскоре в витринах ломбардов появится все то, что еще с советских времен производили ювелирная и часовая промышленность, автозапчасти, наборы колес, бытовая и компьютерная техника, которую оценят в три копейки.

Не пустуют и микрокредитные организации, часть из которых расположилась вблизи автобусных остановок и продуктовых магазинов с отделами алкоголя

Кто-то справедливо подобным заведениям не доверяет – значит, пойдут по квартирам, дачам, частным подворьям и гаражам. Мне вот недавно у мусорных контейнеров предложили сварочный аппарат, соседу в гараже – задешево дорогие автомобильные краски, знакомых на даче уговаривали купить соковыжималку. Но приличная публика с хорошим товаром все же идет в ломбарды, надеясь, что там понимают толк в ценных вещах. Там работают не лохи, а люди если не вполне понимающие истинную ценность, то с заказами на определенные вещи от коллекционеров и просто богатых людей.

Не пустуют и микрокредитные организации, часть из которых расположилась вблизи автобусных остановок и продуктовых магазинов с отделами алкоголя. Хотя с улиц Керчи и убрали рекламу, на которой известный российский артист юмористического жанра толкал в народ идею якобы беспроцентных займов, дело его не пропало. Напротив, оно возродилось к жизни.

Пока что, как рассказывают наведавшиеся к современным Гобсекам, в микрокредитных конторах принимают в обеспечение те же ювелирные украшения, технику и автомобили, потому что с ноября прошлого года в России действует закон о запрете микрозаймов под залог жилья. Но кто будет в нынешней ситуации обращать внимание на такие условности, когда, с одной стороны, человек дойдет до края не из-за пьянки или наркомании, а из-за нехватки денег на лечение, питание, образование детей или бизнес, а с другой, появится отличная возможность заграбастать недвижимость.

Один такой случай мне известен еще с девяностых, хотя я тогда и был пацаном. Мать нашего одноклассника Димки, оставшись без работы, стала возить из Одессы вещи. На этом в те годы многие поднялись до приличного бизнеса, но ей, назанимавшей деньги на товар и не сумевшей рассчитаться с многочисленными кредиторами, пришлось продать отличную трехкомнатную квартиру за гроши. Помню, как плакал Димка, как несколько раз на день к его бабушке приезжала «скорая», как орал на мать отец, как выносили из квартиры мебель и баулы с вещами. Бабушку перевезли в Новороссийск к родственникам, старший Димкин брат с матерью уехали работать на Кубань, а отец и мой одноклассник переселились к другой бабушке.

Толковые пацаны остались без образования, и если старший брат выкарабкался и уцепился за жизнь, то Димка тихо спивается с вернувшейся в Керчь матерью и отцом, перебиваясь разовыми заработками, хотя у него золотые руки.

Таких историй, думаю, можно припомнить тысячами, когда люди влезали в долги – по неопытности и доверчивости, от безысходности и отчаяния. Если нынешняя ситуация с фактическим запретом на работу и безденежьем продлится не до середины мая, а значительно дольше, если из Крыма не станут выпускать на вахты, уборку урожая в Краснодарский край и в рейсы, если не откроют границу с материковой Украиной, но продолжат впускать потенциально зараженных коронавирусом россиян, то порядочные люди пойдут сначала в ломбард, а потом в микрокредитные конторы закладывать недвижимость, невзирая на путинский запрет.

Видимо, понимая, что справиться с возобновлением работы тех же магазинов и гостинично-туристической сферы в Крыму скоро не удастся, власти и разрешили работу ломбардов и микрокредитных организаций. Никакой другой реальной заботы о населении они крымчанам предложить не могут, кроме самоизоляции, поэтому и руководствуются принципом «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», их вещей и недвижимости.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG