Доступность ссылки

«Сокращать будут все»: как Россия и аннексированный Крым переживут нефтяной кризис


Цена на российскую нефть марки Urals 22 апреля снизилась до уровня 1999 года – 11,59 долларов за баррель. За два дня до этого цена на майские поставки американской нефти WTI стала отрицательной, то есть упала ниже нуля долларов за баррель. Несколько подешевела и нефть марки Brent, к которой на мировом рынке привязана российская Urals.

В Кремле уверяют, что у России, чей бюджет наполняется в значительной части за счет нефтяных доходов, есть резервы для минимизации негативных последствий этого кризиса. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в интервью изданию РБК назвал ситуацию с отрицательными ценами «чисто торговым моментом», которому «не нужно придавать апокалиптическую окраску». Ранее президент Владимир Путин уверял, что российская экономика «пройдет этот турбулентный период достойно». О том, как нефтяной кризис может отразиться на благосостоянии крымчан, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Мировые цены на нефть упали еще в марте, когда представители России отказались сокращать добычу нефти вместе с другими странами ОПЕК – организации, которая объединяет крупных экспортеров этого сырья по всему миру. Саудовская Аравия предложила пойти на такие меры в связи с экономическими последствиями коронавируса, из-за которого в Китае временно остановилось производство и сократился спрос на нефть. В итоге в ответ на отказ Москвы страны ОПЕК отказались продлевать даже действующие ограничения и оставили за собой право добывать столько, сколько позволяют мощности. Однако уже в середине апреля экспортеры, включая Россию, все же договорились о рекордном сокращении добычи нефти.

Вице-президент российского Независимого топливного союза Дмитрий Гусев высказал Крым.Реалии мнение, что нынешние котировки нефти на мировом рынке не отражают реального положения дел.

Это снижение – некий новый шаг, который все должны осознать, понять последствия и предотвратить подобное в будущем
Дмитрий Гусев

– К сожалению, система биржевой торговли, выстроенная в середине 1970-х годов, настолько регламентирована и зарегулирована, что не имеет отношения к реальному производству нефти. Все это происходит в параллельной реальности финансистов, которые перераспределяют денежные потоки. В итоге цены на нефть все равно будут рассчитываться по средним котировкам и не станут отрицательными: все прекрасно понимают, что продавец не будет доплачивать, лишь бы у него забирали товар. Это снижение – некий новый шаг, который все должны осознать, понять последствия и предотвратить подобное в будущем. Я думаю, государствам необходимо ограничить участие банков в торговле фьючерсами, чтобы стабилизировать рынок. Отрасль может погибнуть из-за того, что банкиры решили поиграть на каком-то активе. Сейчас это нефть, а могло бы быть и золото – все что угодно.

По мнению Дмитрия Гусева, винить в сложившейся ситуации одну Россию из-за сорванных договоренностей с ОПЕК неправильно, поскольку она является одним из игроков на мировом рынке.

Ситуацию с ценами на нефть, котировками и скачками курса валют надо просто пережить
Дмитрий Гусев

– Там было еще двадцать человек, которые могли договориться о чем-то другом. Что до последствий для российской экономики, я считаю, что на курс рубля в ближайшее время не стоит обращать внимания – государство все равно выполнит свои социальные обязательства. Эту ситуацию с ценами на нефть, котировками и скачками курса валют надо просто пережить, а сейчас – успокоиться. Бежать менять рубли на доллары смысла нет, потому что, если вы не профессиональный участник фондового рынка, эти операции не принесут вам выгоды. У моих знакомых до сих пор лежат евро, купленные в 2014 году по 96 рублей.

Российский экономист Сергей Хестанов настаивает на том, что обыватели ощутят на себе последствия нефтяного кризиса.

Центробанк тратит 225 миллионов долларов в день на поддержку рубля. Трудно сказать, как долго продлится такая практика
Сергей Хестанов

– Тут есть два фактора. Во-первых, цены на нефть настолько низкие, что они практически обнулили поступления в федеральный бюджет, которые платят экспортеры, и для многих из них экспорт стал практически невыгодным. Пройдет какое-то время, прежде чем это станет заметно. Понятно, что никто не бросит заниматься экспортом в надежде, что цены вырастут, но когда они вырастут и насколько – большой вопрос. Второй фактор – курс рубля. Сегодня Центробанк тратит 225 миллионов долларов в день на поддержку рубля. Трудно сказать, как долго продлится такая практика, но бесконечно прожигать резервы никто не будет. Как только это прекратится, у рубля появится, скажем так, хороший потенциал для снижения. Предсказать конкретные параметры сложно, поскольку мы не знаем, что будет с государственными расходами. Обычно их сильно сокращают в таких случаях, но в России – не факт.

По оценке Сергея Хестанова, при нулевой стоимости нефти России хватит резервов на полтора-два года в режиме жесткой экономии.

Для простых граждан это означает рост безработицы и снижение уровня жизни
Сергей Хестанов

– Сам факт того, что секвестра бюджета пока нет, говорит о надеждах российского руководства на отскок нефтяных цен. Так уже было и в 2008 году, и 2015-м. Но я хочу напомнить, что в 1986 году руководство СССР действовало точно так же – тратило резервы в надежде, что нефть снова подорожает. Цены выросли, но Советский Союз до этого не дожил. Поэтому, если российские власти осознают, что нефть за разумное время не отскочит, скорее всего, мы увидим и секвестр бюджета, и ослабление рубля. Для простых граждан это означает рост безработицы и снижение уровня жизни. Около трети потребительской корзины среднего россиянина – импортные товары. Ослабление рубля автоматически увеличивает инфляцию и делает его беднее. Естественно, это все не может не отразиться и на финансировании тех же федеральных целевых программ для Крыма. Сокращать будут все.

Сергей Хестанов прогнозирует, что при условии низких цен на нефть российские власти могут принять решение о секвестре бюджета в горизонте от нескольких недель до нескольких месяцев.

Кремлю не удастся избежать социальной напряженности на этом фоне, убежден российский политический аналитик, экс-аналитик партии «Единая Россия» Леонид Власюк.

Эффект холодильника может стать превалирующим
Леонид Власюк

– Российское правительство и президент Владимир Путин пытаются всячески убедить людей в том, что все под контролем властей. Вместе с тем в прессе появляются сообщения о закупках наступательного вооружения в Росгвардию – в частности, огнеметов «Шмель». Большинство россиян недовольны тем, что, поскольку почти три четверти бюджета наполняется нефтяными доходами, возможность зарабатывать деньги пропадает и у всех остальных. Добавьте сюда несколько недель карантина, который еще могут продлить, и у людей просто не будет что есть. Эффект холодильника может стать превалирующим. Ситуация в России все больше накаляется, и достаточно серьезные проблемы могут начаться уже в течение нескольких месяцев.

Справка: Стоимость российской нефти марки Urals 22 апреля падала до минимальных значений за 21 год. От цены нефти Urals напрямую зависят поступления в российский бюджет. Он получает около 40 процентов доходов от экспорта углеводородов. В бюджете на 2020 год заложена цена 42,45 доллара за баррель, когда она ниже, Центробанку нужно продавать накопленную в Фонде национального благосостояния валюту, чтобы финансировать бюджетные расходы.

По состоянию на первое марта в фонде были накоплены 123,4 миллиарда долларов резервов. По оценке министра финансов Антона Силуанова, при текущих ценах на нефть запасов хватит до 2024 года. Ранее Минфин России ожидал, что денег хватит на шесть-десять лет.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ



Загрузка...
XS
SM
MD
LG