Доступность ссылки

Письма крымчан: Вот новость просвистела


Керченский мост

Порой мне кажется, что брошенные на радостях от того, что Керчь превратится из украинского тупика в российские ворота Крыма, чепчики так и продолжают висеть в воздухе. Еще бы! Строительство моста, нагадали политические предсказатели, сулило самому древнему городу такие шикарные перспективы, открывало такие возможности, что покорение космоса выглядело мелкой шалостью.

Особо отчаянные ватно-патриоты в честь такого, по их разумению, исторического события, как открытие моста, даже требовали обозвать его керченским. Но на президентско-правительственном Олимпе знали, что Керчь получит от того самого моста не прямые съезды с него прямиком в город, не резко подешевевшие продукты и стройматериалы, а от жилетки рукава, и потому повелели звать его крымским.

И все вышло, как предусмотрели наверху. Керчане оказались в самом невыгодном положении. Чтобы выехать из Керчи на автомобильную часть моста, следует сделать крюк по городу и отмотать дополнительные километры по междугородней трассе. Но, как оказалось, это еще цветочки, потому что сесть в следующие по мосту поезда керчане смогут только за пятьдесят километров от города, на станциях Семь колодезей или Владиславовка. Железнодорожный вокзал Керчи, отметивший в начале нынешнего столетия свой вековой юбилей, задействуют лишь для того, чтобы доставить желающих доехать до двух российских столиц – Москвы и Санкт-Петербурга – и вернуться оттуда домой местным поездом Керчь – Джанкой до этих самых Семи колодезей или Владиславовки, у которых поезда тормознут ровно на пять минут.

Изумительно расчетливое изуверство по отношению к керчанам, которым от моста достались пыль, грязь, шум в районах Нижнего и Верхнего Солнечного, многокилометровые пробки в черте города в направлении от центра в Аршинцево, а обещанные удобства от моста – жителям полуострова. Страшно вспомнить, что пережили керчане в период активной фазы его строительства. Сваи бились летом, когда на улице стоял одурманивающий зной, во всех домах были настежь открыты окна, балконы и лоджии, но уснуть жителям мешал не ночной жар, а стоящий с 23 до 6 утра гул и грохот, потому что погодные условия позволяли вести работы исключительно в ночное время. Причем, как рассказывали жители села Горностаевка, в 23-х километрах от Керчи по междугородней трассе, они доносились даже к ним. К утру живущие вблизи ударной в полном смысле слова стройки обнаруживали трещины на стенах домов, отвалившиеся потолки, разошедшиеся от ударной волны заборы. Особенно пострадали частные дома послевоенной постройки, причем не керченские саманки, а сложенные из хорошего камня и кирпича.

Поездки из центра Керчи в Аршинцево порой занимали до двух часов, за которые междугородним автобусом обычно доезжают до Феодосии. В пробках при регулируемом реверсном движении стояли не только частные легковушки, но и городской транспорт, исключений не делалось даже для машин «скорой помощи». И это при сложившейся практике местной медицины, когда профильные отделения стационаров больниц находятся в разных концах и без того вытянутого на пятьдесят с лишним километров города. Построенная при возведении моста новая городская магистраль из центра в Аршинцево вполне справедливо названа «дорогой смерти», потому что на поворотах при съезде с нее каким-то удалым проектантом предусмотрено резкое сужение автострады, что нередко, особенно в курортный сезон, является причиной ДТП.

Нечто подобное ожидает керчан и после запуска железнодорожных составов. То, что квартиры на Нижнем и Верхнем Солнечном станут еще дешевле нынешнего, – к бабке не ходи, потому что жить по соседству с железной дорогой под прикрытием хлипких шумозащитных экранов – то еще удовольствие. Как открытие железнодорожного движения скажется на всем городе – пока неизвестно, но вряд ли все негаразды ограничатся двумя этими близлежащими районами Керчи. Окажутся ли керчане в выигрыше от открытия движения поездов, включая грузовые, бабка надвое сказала. Вполне возможно, это окажется таким же пшиком, как и автострада, по которой должны были ввозиться в Керчь подешевевшие от сокращения пути и отсутствия долгого простоя на переправе товары и топливо.

Судя по тому, что железную дорогу взялось обслуживать частное предприятие «Гранд Сервис Экспресс», а не РЖД, финансовых преференций ожидать не приходится. Во всяком случае, билеты на поезда в Москву по стоимости перекрывают цены на авиаперелеты. Чтобы долететь до Москвы из Анапы, аэропорт которой керчане предпочитают из-за удобства автомобильного пути, придется выложить от 250 до 500 (в зависимости от перевозчика) за автобусный билет и не более 5-ти тысяч за билет на самолет. В несезон имеющим бонусы «Аэрофлота» пассажирам дорога в оба конца может обойтись вообще в пять тысяч рублей. Про время в пути не говорю: авиация всегда имела временное преимущество перед железной дорогой. Но, оказывается, что теперь выиграть можно даже в цене. Даже если обелечиваться по самым скромным меркам, то до Москвы в купе доедешь за те же три тысячи, что и долетишь самолетом. Цена, доходящая в комфортабельном СВ до десяти тысяч за путь продолжительностью в 33 часа до Москвы, кажется непомерной. Ведь не следует забывать, что полтора суток еще надо что-то кидать в рот если и не в вагоне-ресторане, то из предусмотрительно взятого с собой, и тогда стоимость проезда выглядит совсем уж зашкальной.

Но это на сегодняшний день. Не надо забывать, что перевозчик применяет, как это красиво называется, динамическое ценообразование, варьируя стоимость билетов в зависимости от сезона и спроса. Так что летом билеты будут дороже, в праздничные дни тоже, а скидки для льготников пока только планируются.

Пенсионерки Наталья Сергеевна и Клавдия Анатольевна с нетерпением ждали открытия железнодорожного движения. У обеих в Санкт-Петербурге живут дети, а летать самолетом по состоянию здоровья им нельзя: у одной установлен кардиостимулятор, а вторая после сложной операции. Но открытие продажи билетов на поезд до Питера их не порадовало. «Это ж какие деньжищи надо иметь, чтобы купить билет! – говорит бойкая Наталья Сергеевна. – 3,5-4 тысячи в одну сторону, да и вряд ли эта цена крайняя. Значит, день недели учтут, на нижнюю полку накинут, летом и в канун выходных и праздников однозначно будут дороже, а еще поесть надо взять почти на двое суток да таблетками запастись. Нет, конечно, дети помогут, но меня всегда напрягает, когда приходится к ним в кошелек кланяться, ведь там семья молодая, дети, ипотека, а самой мне пенсии хватит как раз впритык на билеты и еду в дорогу. Нам, конечно, как пенсионеркам проезд на электричке до Семи колодезей или Владиславовки бесплатный, но как неудобно-то! И так сорок с гаком часов до Питера тащиться, так еще туда надо часа за три раньше в путь пускаться. А молодым еще и платить за это до Семи колодезей почти 100 рублей, а до Владиславовки без малого 150. Опять нас, керчан, надурили, как с автомобильной дорогой? Посулили, что все подешевеет, а ничего из этого не вышло!»

Меня в этой истории занимает другое. Россия упорно считает Крым своим, плюя на международное право и подписанные договора. Однако с непризнанием Крыма российским на международной арене вновь приходится считаться, потому как санкций наглотались от деловых и политических партнеров по самое не хочу. Сбербанк в Крым за пять с половиной лет так и не вошел, теперь вот и РЖД родило на стороне «дочку», которая займется пассажирскими перевозками, возможно, ее же подгонят и к грузовым, а нет – так новую нарисуют. То есть Россия продолжает вести с себя с аннексированным Крымом как девочка в песочнице: отобранную у подружки куклу называет своей, а как мама подружки погрозит дать шлепка попе, то сразу прячет голову подмышку.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG