Доступность ссылки

«Россию нужно прижать к стенке»: почему до сих пор не расследованы похищения крымчан?


На конец мая приходятся сразу две годовщины исчезновения крымских активистов. Так, в ночь с 24 на 25 мая 2016 года в Бахчисарае был похищен экс-депутат городского совета, член исполкома Всемирного конгресса крымских татар Эрвин Ибрагимов. Его машину впоследствии нашли брошенной посреди дороги, однако российские силовики в Крыму так и не нашли исчезнувшего.

Кроме того, шесть лет назад в Симферополе пропал проукраинский активист Тимур Шаймарданов: 26 мая 2014 года он вышел из дома и не вернулся. Свидетели и родственники активиста сообщали о причастности к его исчезновению членов «крымской самообороны». Вместе с Шаймардановым пропал и активист Сейран Зинединов. По факту исчезновения всех троих активистов были открыты уголовные дела, как в Крыму, так и на материковой части Украины, однако до сегодняшнего дня расследование никаких результатов не принесло. Об этих исчезновениях шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Отец Эрвина Ибрагимова Умер Ибрагимов высказал Крым.Реалии мнение, что за похищением его сына стоят российские спецслужбы.

Сотрудники ФСБ неоднократно угрожали Эрвину, и я уверен, что это их рук дело

– К сожалению, официальное расследование не движется ни в каком направлении. Следственному комитету было очень удобно приостановить дело в 2017 году, положить его в архив – пускай документы пылятся. Мы проводим свое гражданское расследование. Я считаю, что неправильно называть Эрвина пропавшим – он был насильно похищен. По нашим данным, его похищение было спланировано, в нем фигурировали целых четыре машины. Сотрудники ФСБ неоднократно угрожали Эрвину, и я уверен, что это их рук дело. Поэтому сейчас они делают все, чтобы не расследовать похищение, чтобы заглушить это дело. Меня смущает, что о похищенных, в отличие от политзаключенных, почти нигде не говорят. Я никогда не слышал, чтобы в украинские списки на освобождение подавали подавали именно похищенных – такое ощущение, что их стараются игнорировать.

Умер Ибрагимов отмечает, что ему удалось обсудить похищение сына с представителями различных международных организаций, однако, как он считает, это ни к чему не привело. Между тем мать Тимура Шаймарданова Лариса Шаймарданова пытается объединить усилия украинских юристов и российских правоохранительных органов, чтобы сдвинуть с мертвой точки дело о похищении ее сына.

Было упущено много времени для эффективного расследования

– Было упущено много времени для эффективного расследования, хотя адвокат по нашему делу в Украине Евгения Закревская – удивительный человек. Она выполнила огромный объем работы за следователей, и эти материалы взяла за основу прокуратура Автономной Республики Крым. Но ни они, ни полиция ничего существенного сделать не смогли. За неэффективное расследование как на материковой части Украины, так и в Крыму мы подали иск в Европейский суд по правам человека. Примерно год назад назначили нового начальника Следственного управления российской полиции Крыма Сергея Пантелеева, и мы с очень большой надеждой ожидаем от него каких-то результатов. Он контактирует и с Евгенией Закревской, и с адвокатом Хельсинской группы Андреем Яковлевым. Определенные подвижки есть, но упущенное время наверстать очень трудно.

Лариса Шаймарданова подчеркивает, что понимает сложность расследования на неподконтрольной Украине территории, но все равно считает, что ряд экспертиз и опросов свидетелей можно было провести еще пять лет назад. В то же время, по ее словам, адвокаты приложили к иску в ЕСПЧ жалобу на то, что Россия умышленно затягивает расследование этого дела.

Наши ребята рисковали собой ради Украины

– При этом честно скажу: украинскому государству абсолютно безразлична судьба нашей семьи – хотя наши ребята рисковали собой ради Украины. У Тимура растет сын без отцовской поддержки, и нет никаких элементарных знаков внимания. А вот Меджлис о нас не забывает, да и мы участвуем в его мероприятиях. Здесь у нас контакт есть.

Заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз вспоминает Эрвина Ибрагимова и также сетует на то, что украинские власти, по его мнению, не обращают должного внимания на подобные дела.

Ахтем Чийгоз
Ахтем Чийгоз
Банда, которая пришла к власти в Крыму, ненавидит все, связанное с борьбой за честь и достоинство

– Эрвин был очень активным, его очень уважали в Бахчисарайском районе и в Крыму в целом. Однажды он пришел на мой суд, и я спросил его: «Ты почему не уехал?» Он ответил: «Вы же не уехали». В этих словах все – и его чувство любви к родине, и его молодость, наполненная бесстрашием и борьбой. Банда, которая пришла к власти в Крыму, ненавидит все, связанное с борьбой за человеческие честь и достоинство. Поэтому их выбор пал на Эрвина – и, к сожалению, это не последний их выбор. Я тоже считаю, что вопрос о похищенных нужно актуализировать, чтобы он был сильным фактором давления на Путина на переговорах. Наверное, украинской власти кажется, что по политзаключенным, чьи судьбы мы отслеживаем, можно достичь конкретного результата, и потому о них говорят все время. Я считаю, что государство-террориста Россию нужно прижимать к стенке и монотонно вести к Гаагскому трибуналу.

Между тем под российским посольством в Киеве регулярно проходят акции, призванные обратить внимание на похищенных крымчан. Юристка общественной организации «Крым SOS» Ольга Куришко считает информационную кампанию важной, чтобы не дать спустить эти дела на тормозах.

С начала оккупации Крыма мы зафиксировали 45 насильственных исчезновений, из них 15 человек так и не нашли

– Наша организация проводит акции каждый месяц – сейчас будет уже сорок шестая. Мы говорим о том, что насильственные исчезновения не расследуют, что этих людей так и не нашли, что Россия не предпринимает для этого никаких усилий. Каждую акцию мы стараемся посвятить конкретному человеку, ведь с начала оккупации Крыма мы зафиксировали 45 насильственных исчезновений, из них 15 человек так и не нашли. Обычно российские силовики начинают следственные действия только через три-шесть месяцев после исчезновения, и это очень запоздало. Само расследование проводят формально, и потом через год-полтора эти дела не закрывают, но приостанавливают, поскольку не находят ни самих похищенных, ни ответственных за это людей. Все попытки родственников возобновить следствие отклоняются, и дела зависают.

Украинский политолог Михаил Басараб полагает, что дела о похищениях и прочих нарушениях прав человека в Крыму следует рассматривать в более широком международном контексте.

Много говорят о Донбассе, а полуостров остается как бы в стороне

– Украине необходимо преподносить насильственные смерти и похищения граждан Украины в Крыму, факты пыток, призыва в российскую армию и другие нарушения прав человека именно как международные уголовные преступления, которые совершают российское военно-политическое руководство и оккупационные администрации на территории украинского полуострова. Сюда же следует отнести преследования по языковому и религиозному признакам. Это может стать основанием для усиления санкционного давления на Россию. Проблема Украины заключается в том, что массовым нарушениям прав и свобод ее граждан в оккупированном Крыму уделяется недостаточно внимания. То есть много говорят о Донбассе, а полуостров остается как бы в стороне.

По оценке Михаила Бесараба, так происходит потому, что и прошлая украинская администрация, и нынешняя вольно или невольно следуют навязанному Кремлем нарративу, в котором вопросы Донбасса и Крыма разделены, а все внимание сфокусировано в основном на разрешении вооруженного конфликта на востоке страны.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG